Архивы за месяц Март, 2017

Война одна – история разная

Школьные учебники истории о Второй мировой войне

В начале марта руководитель общественного движения краеведения «Невельский край» И.М. Снетков побывал в Вильнюс Разная война 2017Вильнюсе. Поездка получилась насыщенной новыми встречами и впечатлениями, о чём мы и попросили его рассказать.

-Игорь Михайлович, что вас, в первую очередь, интересовало в столице Литвы?

-В те дни в Вильнюсе праздновали День святого Казимира. В центре города были организованы ярмарки, в которых участвовало 1600 ремесленников из 16 государств, в том числе и представители Псковской области. Меня интересовало, какая из сувенирной продукции наиболее востребована, где и как она сделана. Мы как представители движения краеведения тоже нацелены на изготовление сувенирной продукции, отражающей историю и колорит нашего края.

Также моё внимание привлекла проходившая  6 марта в столичной Ратуше презентация выставки «Разные войны: национальные школьные учебники истории о Второй мировой войне», которую мне и удалось посетить.

-И какие учебники истории были представлены на этой выставке?

-За основу экспозиции были взяты действующие школьные учебники шести стран: России, Германии, Италии, Польши, Чехии и Литвы, которые рассматривались с точки зрения шести ключевых тем: договор Молотова — Риббентропа и секретные протоколы 1939 года, холокост, жертвы войны, депортации и насильственные переселения, последствия войны и память о войне в современном мире – слова, символы, ритуалы. Получилась интереснейшая картина национальных особенностей исторической памяти.

-Кроме Вильнюса, эта выставка ещё где-то проходила?

-Выставка создавалась рабочей группой «Историческая память и просвещение» при гражданском форуме «ЕС — Вильнюс Разная война 2017Россия», объединяющем около 150 негосударственных организаций в тесном сотрудничестве с историками, деятелями гражданского общества, учителями истории и энтузиастами из всех шести стран-участниц. Англоязычная экспозиция была показана в Праге, Берлине, в Европарламенте в Страсбурге и тот раз в Вильнюсе, русскоязычная – в Москве, Екатеринбурге, Новосибирске, Перми, а с 13 февраля по 21 апреля 2017 года она открыта в Санкт-Петербурге. Авторы взялись показать, как по-разному трактуется тема Второй мировой войны в учебных программах разных стран Европы.

-И в чём же эти различия?

-Оказывается, даже на вопрос, когда началась война, в разных странах отвечают по-разному. Русские школьники говорят: «22 июня 1941 года», в большинстве стран Европы называют 1 сентября 1939 года – дату вторжения немцев в Польшу, а, например, в Чехии начало войны – это сентябрь 1938 года, когда по Мюнхенскому соглашению часть территории Чехии была передана Германии с согласия стран будущей антигитлеровской коалиции.

Пакт Риббентропа-Молотова рассматривается во всех учебниках, другое дело, с какой полнотой и в какой интерпретации. Если в российских учебниках об этом договоре о ненападении говорится, скорее, как о вынужденном шаге, то, например, в Польше, Литве, которые прямо пострадали от его реализации в 39-40 году, пишут о нем как о договоре между агрессорами. В германских учебниках ученикам предлагается не просто пересказ событий, а текст договора с секретными протоколами, чтобы проанализировать их. А в Италии об этом договоре есть буквально абзац, который говорит о том, что в этой стране договору все очень удивились и ещё больше удивились, когда началась реальная война.

В учебниках Германии материал об истории войны пронизан темой национальной вины. Именно национальной: немцы возлагают вину за глобальную катастрофу на нацию, а не на Гитлера. Очень тщательно показана безжалостная система нацизма – от идеологии до технологий, вплоть до подробного рассказа о том, как утилизировались зубы и волосы уничтоженных евреев.

Кстати, немецкие дети проходят тему Второй мировой войны трижды за школьный курс истории. Переломным моментом в истории войны немецкие учебники считают Сталинградскую битву – она трактуется как начало заката фашизма. В школьной программе – самостоятельное изучение подлинных писем немецких солдат из сталинградского «котла».

Тема геноцида народов отражена, конечно же, во всех учебниках. Но, например, в Чехии об этом рассказано так, будто Холокост был где-то далеко – в Польше, Литве, России. О Холокосте много сказано в польских учебниках. Если брать Германию, тема холокоста — просто ключевая.

Совсем другое дело – учебники страны, где зародилась идеология фашизма, – Италии. Здесь мало внимания уделяется событиям вне страны, в том числе на русско-немецком фронте, где итальянцы тоже принимали участие в военных действиях и 80 тысяч итальянских солдат погибли. Обо всём этом говорится одной фразой: «Итальянская армия воевала на двух направлениях”.

 -А как освящают тему Великой Отечественной войны в учебниках Литвы?
-Литовские учебники старательно рисуют образ «страны-жертвы». Трудные темы умалчиваются. Так, ничего не говорится о сотрудничестве литовцев с оккупационными режимами, которое было очень активным, а об участии литовцев в Холокосте говорят, что люди вынуждены были выдавать евреев под страхом смерти. На самом же деле Вильнюс Разная война 2017литовцы уничтожали евреев очень активно, и, судя по учебникам, нация ещё не созрела до признания исторической вины. В Литве по-прежнему существует конфликт памяти, болезненная точка, которая заметна даже в школьных учебниках. Кстати, в Литве вышла книга Руты Ванагайте «Mыsiрkiai» («Наши») – об участии литовцев в уничтожении евреев во время Холокоста. Тогда погибли около 200 тысяч человек, то есть 95% еврейского населения Литвы. Книга стала бестселлером, хотя вызвала в Литве бурные негодования: одни обвиняли автора в работе на Кремль, другие предполагали, что «работу оплатили евреи».
-Игорь Михайлович, кто принимал участие в презентации выставки «Разные войны»?
- На форуме были как европейские политики, историки и политтехнологи, так и некоторые российские, придерживающиеся либеральных взглядов, в частности, от общества «Мемориал».
Надо сказать, выступавшие отражали одну позицию. Литовская сторона трактовала войну как оккупацию Литвы в период с 1940 по 1990 годы, из которых пять лет была немецкая оккупация, остальной период- советская. Представители Литвы ставили знак равенства между Сталиным и Гитлером.
Присутствовавшие российские историки, подпевая прозападным настроениям, рассказывали о том, что Сталин был такой же, как Гитлер, что он установил тоталитарный режим.  Они заявляли, что подвиг 28 панфиловцев – это миф, созданный советской пропагандой, что не было подвига Зои Космодемьянской. Ни в одном из выступлений не прозвучало о героической роли советского народа в победе над фашизмом.
 -Как вам удалось взять слово, ведь вы не были в списке выступающих?
-Да, я присутствовал как гость, но видя эту вакханалию, был вынужден донести свою точку зрения. Поднял руку, но ведущий первый раз проигнорировал меня, удалось только со второй попытки взять слово. Сказал, что родился в Вильнюс Разная война 2017маленьком российском городе Невель, который освобождала от немецко-фашистских захватчиков, в том числе 16-я стрелковая Литовская дивизия, и мы чтим память воинов-литовцев, которые погибли на нашей земле. Мы не готовы согласиться, когда нас называют оккупантами, что всем надо находить точки сближения между нашими странами, а не разжигать распри между народами, используя такую больную тему, как война.
 -Какой оказалась реакция присутствующих?
-Часть зала поддержала аплодисментами моё выступление, кто-то из представителей литовской стороны заметил, что только в одном из ста учебников есть упоминание о Литовской стрелковой дивизии, а от одного буквально прозвучало, что с этой 16-й Литовской дивизией ещё надо разобраться.
А вот после окончания форума ко мне подошли люди, которые поблагодарили за то, что я защитил их Литовскую дивизию и поделились контактами. В результате у меня есть теперь координаты Союза русских в Литве, ветеранов антигитлеровской коалиции и движения «Литва без нацизма». Несмотря на антироссийскую риторику политической элиты Литвы, убедился, что в этой республике есть здоровые силы, которые хотят знать правдивую историю Второй мировой войны. Они заинтересованы получить документы о боевом пути 16-й Литовской дивизии, найденные нашим движением для того, чтобы использовать их в книге об этом воинском формировании, которую готовят к публикации.
-Какие новые факты удалось вам собрать о Литовской дивизии?
-Ранее считалось, что 175 воинов этой дивизии награждены орденами и медалями. Я сейчас готов предоставить списки 510 наградных листов с описанием подвигов тех, кто их совершил. Есть и другие интересные сведения, которые мы со временем обнародуем.
-Спасибо за встречу. Новых успехов в вашей работе.
О.Герасимова.

Невельский вестник. 24 марта 2017 года

Станислав Кучинский герой фильма Вячеслава Орехова “Крестьянин”

Крестьянский ген

- Загадка такая: а возможно ли течение времени вспять? Возможна аннигиляция материи и потом – ее создание? В поле Вячеслав Ореховэтой частицы другие приобретают массу. Откуда взялась масса, если большой взрыв произошел из одной точки?

Это не цитата из научного доклада физика-ядерщика. Так начинается фильм знаменитого российского режиссера и документалиста Вячеслава Орехова «Крестьянин». Об андронном коллайдере и бозоне Хиггса рассуждает фермер из Невельского района Станислав Кучинский. И делает это так горячо, будто для него лично теория происхождения Вселенной – вопрос жизни и смерти. Много лет назад, когда маленький Стас ходил в ночное пасти жеребят, звездное небо обожгло его душу глубиной и дыханием вечной тайны. Не отпускает до сих пор… Фермер, одиноко живущий в глуши невельских лесов, видеокамеры как будто не замечает. Привык. Вячеслав Орехов, который в течение года снимал о Кучинском фильм и стал его близким другом, сделал все, чтобы герой раскрепостился и мог открыто говорить о своих чувствах.

История фермера потрясла не только Орехова, у которого особый нюх на таких людей. «Крестьянин» победил в своей номинации сразу на двух престижных кинофестивалях -  «Соль земли» в Самаре и «Святой Владимир» в Севастополе. Знаменитые актеры и писатели, которые уже посмотрели фильм, мечтают познакомиться с Кучинским. А режиссер из Белграда Божидар Зечевич попросил у Орехова монтажные листы к киноленте, чтобы перевести ее на родной язык и показывать в Сербии. Чем так «зацепил» зрителей скромный невельский фермер? Корреспондент «Псковской провинции» отправился в гости к автору фильма и узнал, как проходили съемки.

ВЕЧНЫЙ ЗОВ

Вячеслав Орехов живет в деревне Сипкино Пустошкинского района. Два года назад он уже был героем наших публикаций. Тогда в беседе с журналистами режиссер только вскользь упомянул о том, что завершил съемки о Кучинском, и еще не догадывался, какой успех его ожидает. Впрочем, на героев Орехову везло всегда. Один из них – некогда успешный и востребованный музыкант, преподаватель ГИТИСа Дмитрий Арсеньев – заставил режиссера пересмотреть, а потом и круто изменить свою жизнь. В 90-е годы Арсеньев, уверовав в Бога, переехал в глухую деревню Октябрьская Тверской области. Годы, когда бывший шоумен работал учителем и почтальоном, занимался сельским хозяйством и восстанавливал местный храм, Арсеньев считает лучшими в своей жизни. В начале 2000-х годов он стал главным героем фильма Вячеслава Орехова «Выхожу один я на дорогу». Работа мастера получила высшую оценку на международном фестивале «Послание к человеку». К тому времени, глядя на своего героя, режиссер уже принял судьбоносное решение – в деревню, где он раньше проводил не больше месяца, он переехал навсегда. И было на это две причины.

-    Во-первых, здесь ничего не раздражает. Человеку нужно видеть горизонт, чтобы взгляд ни на что не наталкивался. Городской воздух отравлен агрессией, а здесь красота, воля и внутренняя свобода. За порог ступишь, и природа тебя обнимает. И собакам хорошо, – признается Вячеслав Орехов, поглаживая Шнурка – большого пса «дворянских кровей», которого они с супругой «усыновили» в великолукском приюте. – Во-вторых, во мне долго дремал, ждал благодатного времени и вот, наконец, проснулся крестьянский ген. Американские ученые установили, что он есть у 8-10 процентов каждого народа. Отец был агрономом, любовь к земле и природе у меня, наверное, от него. Видимо, наличие этого крестьянского гена и роднит меня с героем будущего фильма…

Со Станиславом Кучинским режиссера познакомили питерские друзья, когда-то покупавшие у него мед. Много лет проживший в полном одиночестве, хозяин фермы не просто не одичал, но и оказался человеком радушным и разговорчивым. Проводя гостей в дом, он все время извинялся, что «это не хоромы, но времени все обустроить катастрофически не хватает». Еще бы! На такое хозяйство, как у Кучинского, полагалось бы человек десять помощников, а он один управляется. Баранье стадо, сад, картофельные плантации, огромная теплица, – весь этот груз крестьянских забот не дает фермеру ни малейшего шанса на отдых. Вот он и работает с утра до ночи, и на помощь соседям время находит. Кому картошку выкопает, кому землю вспашет и воды наносит. Даже стихи сочинять успевает, очень, между прочим, талантливые. Правда, читает их по памяти, потому ни одно из них так и не записал. Зато своих литературных кумиров – Пушкина, Есенина и Блока – фермер цитирует бойко и так часто, как иные крестьяне добавляют в речь известные крепкие выражения.

- Я увидел этого человека первый раз, а такое впечатление, что знал его всю жизнь, – рассказывает о своем герое Вячеслав Орехов. – Сразу почувствовал в нем родственную душу. В Станиславе Игнатьевиче меня поразило сочетание внутренней интеллигентности (он даже землю пахал в белой рубашке) и крестьянской силы землепашца, утонченности и благородной простоты. А жизнь его достойна отдельного сценария. Приступая к съемкам, я поставил перед собой задачу на фоне драматичной судьбы русского крестьянства показать не менее трагичную судьбу героя.

ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ

Станислав Кучинский родился в 1937 году в Невельском районе. Его отец был поляком, мама – русской. Несмотря на разность в вероисповеданиях, жили родители душа в душу, воспитывали десятерых детей. Но… за сепаратор, швейную машинку и нежелание жить, как все, семья Кучинских была «с позором» раскулачена. В 1944 году на глазах у Станислава фашисты убили отца, на фронте погибли его старшие братья. Мать осталась одна с шестью детьми и без средств к существованию. Первое время от голода спасала корова, но в 1947 году налоговый агент забрал ее в счет долга по обязательной страховке. Кучинский до сих пор помнит, как мать пала в ноги агенту и, обнимая его кирзовые сапоги, умоляла не забирать корову. К женским слезам советский функционер остался безучастным. В школу Станислав и Казимир ходили босиком за много километров. Мальчики много читали, хорошо разбирались в математике и вообще были очень способными. Но через несколько лет учебу им пришлось бросить и идти работать в колхоз, чтобы помочь матери прокормить семью. Вечернюю школу Станислав окончил только в 24 года и вскоре, вслед за братом, уехал в Ташкент. Там он окончил институт, женился, обзавелся детьми, и мог бы построить блестящую карьеру. Но тот самый крестьянский ген и тоска по земле не давали ему покоя. Кучинский вместе с семьей вернулся в Невельский район.

Родина возвращению преданного сына не очень-то обрадовалась. Ну а как еще объяснить тот факт, что колхоз обещал ему дом со всеми удобствами, а предоставил сруб без окон и дверей? Хорошо, что Кучинский был толковым плотником и ночами, после работы, доводил жилище до ума. Соседи тоже смотрели на Станислава косо. Из Средней Азии он привез саженцы и семена экзотических растений (к диковинкам тогда относился даже болгарский перец) и начал их культивировать. Этот факт показался некоторым личностям подозрительным. Тут же было состряпано гневное письмо в газету «Правда» под заголовком «Уймите пана Кучинского» и характерной подписью «Войтенко, лично видел Ленина». По этому поводу даже комиссия из Москвы приезжала, правда, состава преступления в действиях «пана» не нашла. А когда Кучинский на одном из родительских собраний сказал, что дружина имени Павлика Морозова – это плохо, а воспитывать детей надо, опираясь на принципы религиозной морали, возмущению односельчан не было передела. Да и сам он не очень-то стремился работать в коллективе. В результате Станислав Игнатьевич стал первым в районе фермером, получившим государственный акт на землю под номером 1. А своему хозяйству – неслыханная по тем временам дерзость – невельский крестьянин дал имя никому не известного царского министра Столыпина!

- Чиновники ненавидели нас, – рассуждает невельский крестьянин в одном из эпизодов фильма. – Они пересели из райкомов, райисполкомов, где твердо знали – всяких предпринимателей надо сажать в тюрьму. Они ждали, что все это скоро кончится. Как говорил Форд, я признаю любой цвет и марку автомобиля, при условии, что он черный. Так и чиновники признавали любую форму организации производства при условии, что это колхоз.

Стоит ли удивляться тому, что фермеры, хоть и были официально разрешены, но не вызывали особого восторга у власти. Вот и Кучинский вынужден был отказаться от многих выгодных проектов. Первым делом он построил ферму с автопоилками на 8-10 коров. Но потом выяснилось, что молоко никому не нужно. В 90-е годы крупнейший в Невеле комбинат был закрыт и раскурочен, а вместо полезных напитков стали разливать ликер и водку. Тогда Кучинский решил производить собственный сыр. Освоил технологию, построил огромное помещение. Оставалось оснастить сыродельню оборудованием, как рубль обесценился, и страна рухнула в глубокую яму. Следующим этапом стало строительство овощехранилища на 10 тонн. Но оказалось, что торговым сетям нужна вовсе не местная картошка, а импортная. Мелких фермеров они не признавали. Та же самая история вышла и с бараньим стадом редкой романовской породы (овечью шерсть крестьянин вынужден зарывать в землю), и с яблоневым садом…

В начале 90-х годов в Невельском районе было 156 фермеров, но удержались на плаву от силы шестеро. Среди них и Кучинский. Он продолжает быть отшельником и с упоением, свойственным натурам романтичным и одаренным, занимается крестьянским трудом. Держит пасеку, выращивает рассаду, за которой весной к нему со всей округи съезжаются, ухаживает за стадом, возделывает землю, помогает брату, детям и внукам. И каждый Божий день ведет тетрадь метеонаблюдений, чтобы без всяких синоптиков составить собственный прогноз погоды. За 35 лет скопилось несколько томов. Условия, в которых живет Кучинский, тепличными и даже комфортными никак не назовешь. Вместо хором – тонкостенная времянка. Удобства на улице, а вода в озере, до которого нужно двести метров добираться. Но бытовые неудобства, совершенно неприемлемые для разнеженных городских жителей, его совсем не напрягают. Скорее, наоборот, Кучинский из завидной породы живчиков. На днях фермеру исполнилось 79, а силы столько, что загрузить прицеп дровами или накосить сена для баранов для него не сложнее, чем печку растопить. Работает он играючи и так заразительно, что к нему, как к Тому Сойеру, красящему забор, хочется присоединиться немедленно. Словом, крестьянский труд, запечатленный «всевидящим оком» Орехова – зрелище завораживающее…

- Я непонятен для очень многих людей, – признается Станислав Игнатьевич режиссеру.

-    Поэтому и удалился на хутор, чтобы здесь, среди полей и лесов, было мое государство. Я не свободен от повседневных забот и изнурительного труда. Но я свободен в выборе этого труда и всей своей жизни. Надо мной нет хозяина. Я сам себе хозяин!

Душа крестьянского исполина нежная и яркая, как лебединое оперение, и он до сих пор не разучился мечтать. Фермер грезит о большом путешествии, хотя на его вечно ломающейся «Ниве» и до райцентра без приключений не доедешь. Он хочет прочитать и узнать все, что еще не успел, в том числе и тайну мироздания. И от всей души желает, чтобы на Украине и в Сирии все, наконец, наладилось. А еще Кучинский продолжает упрямо надеяться на то, что когда-то крестьянин не будет человеком второго сорта, и это счастливое время уже на подходе. И тогда, может быть, его внук или правнук придет на эту землю и скажет: «Она моя, и я здесь хозяин!»

ПСКОВСКАЯ ПРОВИНЦИЯ. №41 (9792), 19/10/2016

Ульяна МИХАЙЛОВА.
umi@province-pskov.ru
Фото автора.