Архивы за месяц Декабрь, 2017

Интервью с Николаем Петровичем Меньшовым

В жизни надо иметь свое служение – служение какому-то делу (Д.С. Лихачев)

В сообществе исследователей земли Псковской историк-архивист, краевед Николай Петрович Меньшов – человек известный. Знают его и в Невеле. Николай Петрович – среди постоянных участников Бахтинских чтений, а совсем недавно епископ Великолукский и Невельский Сергий преподал ему своё архипастырское благословение за труды во славу Святой Церкви с выдачей грамоты. Несмотря на его постоянную занятость, частые поездки в различные города нам удалось, связаться, с Н.П.Меньшовым, и он любезно согласился ответить на наши вопросы.

– Как вас привела дорога в Невель, в музей, к Бахтинским чтениям?

– В Невель я пришёл постепенно, от Себежа. В 2006 году, после получения исторического образования в Российском православном университете во имя святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова я продолжил обучение в аспирантуре и поступил на работу в Российский государственный архив древних актов, располагающийся в московском районе Хамовники, Н.П. Меньшовнеподалёку от Новодевичьего монастыря. И вот, с поздней осени 2006 года я начал заниматься изучением прошлого Себежского края. В это же время на существовавшем и активно развивавшемся тогда себежском форуме мною были созданы различные темы, в которых аккумулировались мои находки по истории Себежа и его уезда, обнаруженные в архиве. Там я познакомился с Татьяной Григорьевной Дуве, которая является потомком невельской дворянской фамилии – Дуве, которая 20 февраля 2010 года, виртуально познакомила меня с Людмилой Мироновной Максимовской. Вот так я оказался связан с Невельскими Бахтинскими чтениями. Тогда, на XVII Невельских Бахтинских чтениях я поделился с их участниками информацией о пожалованных землевладениях в Невельском уезде, то есть о землях некогда принадлежавших династии Радзивиллов, но секвестрованных за отказ присягнуть на верность императрице Екатерине II Великой. С этих июльских дней 2010 года я стал постоянным участником старейшего на южной Псковщине форума, привлекающего людей, которым небезразлична история и культура Невельской земли.

– Расскажите о Ваших последующих наработках по истории Невельского края, которыми Вы поделились на Невельских Бахтинских чтениях.

– Мои наработки можно разделить на две смысловых части. Первая это собственно история Невеля и его уезда, так в 2011 году мною было подготовлено сообщение по материалам нескольких фондов РГАДА с описаниями Невеля XVII-XVIII столетий, а в 2015 году я рассказал о Невеле в первой четверти XVII века, когда он подвергался осаде польско-литовских интервентов. Вторая же часть, вероятно более обширная, посвящена вопросам истории православия на Невельщине.

– Что побудило вас заняться именно историей церквей и монастырей южной Псковщины? Расскажите, какие темы затрагивались Вами?

– В ходе архивной работы я познакомился с составителем справочных изданий по Русской Православной Церкви синодального периода её истории – сотрудником Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге, Алексеем Игоревичем Раздорским. Из этих изданий я узнал о существовании в архиве Синода двух объёмных исторических источников – описаний храмов и монастырей Полоцкой и Витебской епархии, составленных в 1832 и 1853-1854 годах. Я заказал копии этих описаний и на протяжении нескольких месяцев работал с ними, переведя их текст с цифрового изображения в формат word, а затем, осмысляя и таким образом, в 2013 году родилось сообщение о Никольском погосте над озером Каратай в котором я рассказал об описании храмов, составленном протоиереем Симеоном Васильевичем Зверевым в 1832 году. Обнаруженные документы о Никольском погосте в Плиссах легли в основу доклада в 2012 году, тогда же Невельский вестник опубликовал статью «История деревни Плиссы и окрестностей» (№28 (11164) от 12.07.2013 г. с.6), однако из своей скромности я редко радую читателей районной газеты своими публикациями. Позже, в силу некоторых служебных обстоятельств, я перефокусировался на соседний архив – Государственный архив Российской Федерации, где отложились материалы по истории Невеля со второй половины XIX века по середину прошлого, XX столетия. В этом архиве я обнаружил очень интересный материал по истории православия на южной Псковщине в советское время, прежде всего это материалы комиссии по делам культов при ВЦИК СССР, где хранится дело о закрытии Успенской церкви в селе Белохвостово и совета по делам Русской Православной Церкви при СМ СССР, то есть за 1930-е – 1989 г.г. И вот на основе этих документов мною было сделано сообщение в прошлом, 2016 году. Стоит отметить, что за месяц до XXIII Невельских Бахтинских чтений я побывал на X Всероссийских краеведческих чтениях в городе Великие Луки, где был представлен доклад профессора РГГУ В.Ф.Козлова, однако там не акцентировалось внимание на локальных вопросах, а были приведены статистические сведения о количестве приходов и доходах Великолукской и Торопецкой епархии, поэтому в своём докладе я преследовал цель придать конкретики по храмам современного Невельского благочиннического округа.

– Но всё-таки, что побудило Вас затронуть вопросы прошлого храмов Невельской земли.

– Не знаю, вероятно то, что большинство храмов в Невельском уезде имели посвящение в память святителя Николая, имя которого я получил при крещении, вероятно также потому, что я церковнослужитель. Всё в этой жизни вроде случайно, но в то же время можно сказать и о неслучайных случайностях, ибо сказано же в нескольких местах Священного Писания о промысле Божием, а также и о том, что всё в нашей жизни так или иначе предопределено свыше.

– Николай Петрович, мы знаем, что в Невеле когда-то был мужской монастырь. Занимались ли вы изучением его истории? Если да, то, что нового удалось узнать? Когда он был открыт и до какого времени действовал, каков был уклад жизни в монастыре, сколько было монахов, кем они были до принятия пострига, как сложилась их жизнь после революции?

– Да, в Невеле был Спасо-Преображенский монастырь, однако каких-либо достоверных сведений о времени его основания из известных на сегодняшний день документов почерпнуть не удалось. Буквально несколько недель назад, 21 октября, в Свято-Троицком соборе я услышал предположение о том, что монастырь был основан преподобным Нилом-Столобенским, так ли это – доподлинно мы не знаем. К тому же речь не идёт именно о Невельском Спасо-Преображенском монастыре, а скорее всего о Троицком, существовавшем в предместье Невеля. Зная о том, что существовала так называемая «школа» преподобного аввы Сергия, так вот можно предположить, что монастырь был основан не самим преподобным Нилом Столобенским, а каким-либо воспитанником Столобенской пустыни. Но всё это лишь гипотеза, которую необходимо либо подтвердить, либо опровергнуть. Действовал он до 16 января 1930 года, когда на заседании президиума комитета ВКП(б) Великолукского округа Ленинградской области был рассмотрен вопрос о закрытии Преображенского собора бывшего монастыря, ставшего приходской церковью. В 2014 году на XXI Невельских Бахтинских чтениях мною уже было рассказано о монастыре в Невеле, но тогда доклад был посвящён обнаруженным в Санкт-Петербурге и Пскове статистическим описаниям монастыря, то есть информация касалась сугубо вопросов зданий, в котором жила и молилась монашеская братия, имущества которым она пользовалась и распоряжалась (фольварк Сипово и монастырские лавки), теперь же мною завершена работа с фондом монастыря, хранящимся в Государственном архиве Псковской области и мы располагаем цельной картиной по экономической деятельности монастыря и информацией о жизни братии за вторую половину XIX – первое десятилетие XX века. В фонде отложились дела, освещающие также и пенитенциарную, то есть исправительную деятельность монастыря, так, например в одном из дел отложилась переписка Могилёвской духовной консистории с монастырским начальством, относящаяся к 1831 – 1838 г.г. и касающаяся вопроса об отбытии церковного наказания сроком в один год двух панцирных бояр Езерищского войтовства и крестьянина местечка Усвят за прелюбодеяние. В другой описи монастырского фонда отложились приходо-расходные книги за 1867, 1877, август 1897 – декабрь 1898 и 1904 года. Из этих источников можно почерпнуть информацию самого широкого спектра.
1. Генеалогическую (о мещанах (Анастасия Дюринская) и купцах (Бенкевичи, Гинзбурги, Иван Двинятин, Жданко, Жучинский, Журавлёв, Зайцевы, Пантелей, Рутенберг, Середняков) Невеля поставлявших товары и услуги для монастырских нужд, а также арендовавших монастырские лавки, о послушниках монастыря на содержание которых выделялись финансовые средства (приобретение сапог и одежды), о послушниках монастыря (Николай Бекаревич, Алексей Воскресенский, Филипп Данилов, Андрей Иванов, Ефрем Кривенков, Михаил Семёнов, Филипп Смирнов, Константин Фокин, Иван Шавельский, монастырских служителях (просфорницы Анна Горанская, Дарья Викентьевна Игнатович и Меланья Федосеева, повар Андрей Александров, дворники Аким Фёдоров, Афанасий Филиппов, Егор и Сергей Ивановы и Иван Петров, золотарь Григорий Зюрьков, доярка Прасковья Яковлева, прачка Анастасия Елисеевна Борисова) и еврейском населении Невеля (Берке Асриэль, Ицык Березин, Абрам Ворохобский, Янкель Гуткин, Хаим Жесников, Ицык Игдалов, Моисей Калинов, Арон Кочетов, Банцей Мейзенроб, Самуил Прудинский, Мордух Симкин, Сарка Фрушенова, Нахам Хануков, Лойзер и Ривва Хейфец, Храпинович) выполнявших мелочные работы для нужд монастыря).
2. Финансово-экономическую: например о том чем питались монахи и гости монастыря (например квашеной капустой, которой в октябре 1897 и 1898 годов было закуплено в общей сложности 95 пудов, то есть 1.5 т.) объёмы свечного, тарелочного и кружечного сборов на праздники преподобного Нила Столобенского, святителя Николая и Преображения Господня. В 1877 и 1897-1898 годах монастырь переживал интенсивное развитие, так в 1877 году проводились работы по Спасо-Преображенскому собору и Ниловской часовне, а в 1897-1898 гг. монастырское хозяйство получило новый импульс к развитию, в связи с пожаром он был выстроен заново.
Если говорить о братии, то монастырь был необщежительным, то есть там было общее только богослужение и место проживания братии, в остальном всё было различным. Сведения о количестве монашествующих в 1906 – 1907 годах мы можем почерпнуть из списков «служителей монастыря» за указанные годы. В 1909 году в монастыре проживали: настоятель в сане архимандрита, 5 иеромонахов, 2 иеродиакона, 12 послушников. Думаю стоит привести краткую информацию о братии святой обители сей: настоятель (с 27 сентября 1902 года) архимандрит (с 23 мая 1907 года) Порфирий (Пётр Фёдорович Рогозинский) уроженец Калуги, выпускник Калужского уездного училища, принявший монашеский постриг в московском Знаменском монастыре, где в своё время обучался и знакомый нам будущий калужский кафедральный протоиерей Симеон Васильевич Зверев. Впоследствии, до настоятельства в Невеле отец Порфирий являлся казначеем Полоцкого Богоявленского монастыря и экономом Полоцкого архиерейского дома. Другие монахи – иеромонах Пётр (Павел Запольский), до перехода в Невельский монастырь являлся членом братства Свято-Троицкой Сергиевой лавры, экономом Черниговского архиерейского дома и состоял в братии Виленского Свято-Духова монастыря, в Невельском монастыре он являлся казначеем, иеромонах Смарагд (Симеон Петрович Блажевич) являлся вдовым диаконом, служившим в т.ч. и в соседнем Себежском уезде (в Покровской церкви погоста Томсино и Христорождественском соборе города Себежа) и постриженником Полоцкого Богоявленского монастыря (с 14 сентября 1880 года), иеромонах Антонин (Андрей Иванович Тимофеев) являлся постриженником (с 8 октября 1882 года) Харьковского архиерейского дома, а впоследствии иеромонахом Витебского Свято-Троицкого Маркова монастыря, иеромонах Амфилохий (Александр Леонтьевич Полётов) является постриженником Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря (с 28 сентября 1875 года, послушник с 20 мая 1870 года, проходил там клиросное послушание), до перехода в Невельский монастырь, где он был ризничим, он являлся иеромонахом Витебского Свято-Троицкого Маркова монастыря, иеромонах Платон (Павел Григорьевич Олифер) до перехода в Невельский Спасо-Преображенский монастырь являлся постриженником (с 18 марта 1901 года) и иеромонахом (с 12 марта 1906 года) Витебского Свято-Троицкого Маркова монастыря, иеромонах Рафаил (Роман Калинкин) постриженник Витебского Свято-Троицкого Маркова монастыря (с 6 октября 1896 года, в послушниках с 12 июня 1893 года) и иеродиакон Феодорит (Фёдор Иванович Семов) также является постриженником Витебского Свято-Троицкого Маркова монастыря (с 26 марта 1879 года). Таким образом, можно сказать о том, что школой монашеской жизни для монашествующей братии Невельского Спасо-Преображенского монастыря являлись крупные монастыри центральной России, но в большинстве своём – Витебский Свято-Троицкий Марков монастырь. В указанные годы в списках фигурирует 21 послушник, поступивший в монастырь в период с 30 октября 1903 г. по 10 декабря 1907 г. Стоит отметить, что большинство послушников имело своё происхождение из соседнего с Невельским Городокского уезда Витебской губернии, однако же, обучалось в народных училищах Невельского уезда. Два послушника, а именно пономарь Иван Георгиевич Горенков (1888 – ?) поступивший в монастырь 30 октября 1903 года из Шульговской церковно-приходской школы и певчий Максим Онисимович Стуканов (1880-1937), окончивший Войханскую второклассную церковно-приходскую школу и ставший послушником 15 августа 1906 года впоследствии стали священниками и подверглись репрессиям.
Также отметим, что в Российском государственном историческом архиве сохранился послужной список архимандрита Гамалиила (Георгия Николаевича Никольского), составленный в 1895 году. Из него следует, что в 1848 году он окончил курс Тульской Духовной семинарии, после чего был зачислен в число братства Новосильского Свято-Духовского монастыря, где был пострижен в монашество 20 сентября 1853 года, а через полгода, 11 марта 1854 года рукоположён во иеромонаха, прослужив там 20 лет, он перешёл в Полоцкую и Витебскую епархию, где нёс послушание наместника и казначея Витебского Свято-Троицкого Маркова монастыря и благочинного Полоцкого Богоявленского монастыря, также он замещал настоятелей этих монастырей во время их отлучки в Санкт-Петербург. Личные качества отца Гамалиила явились причиной назначения его в ноябре 1876 г. «членом особой комиссии, учреждённой вследствие возникших в Вербиловском монастыре беспорядков с предписанием иметь наблюдение за братией и богослужением и вести в оном монастыре ежедневное хозяйство», где он пробыл до ноября 1879 г. 21 декабря 1889 года он был назначен настоятелем Невельского Спасо-Преображенского монастыря с возведением 28 января 1890 года в сан архимандрита «во внимание к долговременной усердно полезной службе», пробыв в этой должности вплоть до своей смерти в 1900 году.
Как сложилась судьба указанных монашествующих, имевших священный сан сказать трудно, однако при произведённом гипертекстовом поиске в поисковых машинах Yandex и Google каких-либо сведений о них не встречено, за исключением упоминания об участии игумена Порфирия (Рогозинского) и иеродиакона Феодорита (Семова) в освящении деревянной Свято-Троицкой церкви, состоявшемся 29 августа 1906 года.

– На Бахтинских чтениях, прошедших в этом году, Вы делали доклад о священномученике Ионе, несколько лет бывшем настоятелем Невельского Спасо-Преображенского монастыря. Расскажите, пожалуйста, о его жизни.

– В апреле этого года я обратился к этой теме, поскольку ранее испытывал стойкое желание узнать побольше про настоятеля монастыря в Невеле, при котором составлена опись монастырского имущества для передачи от архимандрита Ионы (Лазарева), переведённого в Новгородскую епархию к игумену Порфирию (Рогозинскому), назначенного в сентябре настоятелем Невельского Спасо-Преображенского монастыря. Хотя интерес к священномученику Ионе у меня отмечался и ранее, так я разыскивал его иконописные изображения, чтобы выявить аспекты его иконографии.
О священномученике Ионе можно узнать из различных публикаций исследователя биографий Невельский Спасо-Преображенский монастырьрепрессированного духовенства игумена Дамаскина (Орловского) и их различных вариаций, в т.ч. размещённой в притворе невельского кафедрального собора. Однако, стоит отметить, что эти публикации не отличаются полнотой и достоверностью информации, ибо взять хотя бы в пример дату возведения священномученика Ионы в сан архимандрита: если по послужным спискам это событие состоялось 3 декабря 1900 года, то по данным игумена Дамаскина речь идёт о 1903 годе. Также мною была обнаружена семья святителя, а именно дата его рождения, даты рождения и смерти двух его братьев и сестры, матери и отца, стоит отметить, что нигде сведений об этом ранее не имелось, хотя краевед Леонид Старовойтов в своей публикации о духовных пастырях, родившихся в пределах Пикалёвского района Ленинградской области указывал места служения отца будущего священномученика Ионы – священника Ивана Степановича Лазарева, но обратиться к метрическим книгам Лученского и Пярдомльского погостов Обринской и Большегорской волостей второго благочиннического округа III стана Тихвинского уезда Новгородской губернии он по каким-то причинам не удосужился. Дальше – больше, с целью построения биографии выверенной на основе архивных материалов я изучил все имеющиеся послужные списки епископа Ионы за 1895, 1910-1918 г.г. и выявил новое, также были просмотрены памятные книжки и епархиальные ведомости, откуда также почерпнута информация о службе священномученика Ионы в Новгородской и Старорусской епархии.
Таким образом, о жизни святого в контексте его следственного дела, то есть о двух последних годах его жизни, пребывании на покое в селе Батюшково Дмитровского района Московской области можно будет прочитать в 24 выпуске Невельского сборника, который выйдет в следующем году. 21 октября этого года в Невеле состоялось соборное богослужение духовенства Невельского благочиннического округа, а в подмосковном селе Батюшково прошли Первые Ионинские чтения и также соборное богослужение. Это мероприятие было задумано как акт покаяния потомков односельчан епископа Ионы, которые давали показания в качестве свидетелей обвинения, осмеивали смиренного пастыря и его пасомых, собиравшихся на квартире у настоятеля храма в селе Батюшково для того, чтобы как это виделось некоторым односельчанам «через посредство церкви разложить трудодисциплину в колхозе, а этим самым развалить и колхоз, и посевные и уборочные кампании 1936-1937 гг.». В Невеле же теперь имеется воскресная школа имени священномученика Ионы (Лазарева) епископа Невельского, и думается, что в дополнение к замысленному мемориальному скверу в память о разрушенных храмах Невельской земли стоило бы воздвигнуть памятный монумент священномученику Ионе, которому было «дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него» (Флп.1:29) и который жил и умер «для Господа» (Рим. 14:8).

– Открывать неизвестные страницы нашей истории – дело непростое, оно, безусловно, отнимает много времени и сил. Приходилось ли Вам бывать в поисковых экспедициях ?

– Нельзя сказать, что краеведческая работа отнимает много сил, ибо она наоборот, придаёт силы, так как надо трудиться, чтобы не жить «в городе без истории, преданий и памятников». Стоит порадоваться тому, что есть единомышленники в лице Людмилы Мироновны Максимовской, поистине ходячей энциклопедии или базы данных по истории Невельской земли. Приведу один маленький, но яркий пример. В мае этого года я побывал в Ярославле, где занимался с документами, касающимися Псковщины, и вот в одном из писем я привёл перечень дел касающихся Невеля, так среди 7 дел относящихся к ярославскому делопроизводству она отметила одно – о принятии в православие матери и бабушки русских философов – Николая Онуфриевича и Владимира Николаевича Лосских – Элеоноры Катарины Пржеленской. Стоит также упомянуть и 2 дела о невельском мещанине Менделе Мордуховиче Лиогиньком. Этот эпизод-подсказка живо свидетельствует об объёме научной эрудиции Людмилы Мироновны. В сентябре этого же года это дело было просмотрено в подробностях и из него мы узнали о том, что Элеонора Ивановна Пржеленская была крещена 21 декабря 1828 года по римско-католическому обряду в церкви погоста Дубокрай Невельского уезда, а принята в православие в церкви села Колокша Романово-Борисоглебского уезда Ярославской губернии. Без Людмилы Мироновны эта архивная единица хранения так бы и осталось обделённой вниманием исследователя.
К сожалению, в краеведческих экспедициях на территории Невельского района мне не Н.П. Меньшовприходилось принимать участия, однако в Себежском районе я часто бываю в так называемых полевых сезонах. Думается, что если бы между Себежем и Невелем было устоявшееся транспортное сообщение, хотя бы посредством автобусов, то я бы принял участие, например в поисковом движении на территории Невельского района или обследовал дворянские усадьбы некогда располагавшиеся в Невельском уезде. Есть также одна задумка – учинить паломническую поездку – экспедицию на родину священномученика Ионы, ведь на сегодняшний день мы знаем где искать могилы его родителей. Я уже предпринимал поход по местам, связанным с епископом Ионой, так в июне я обошёл деревни Перемилово, Деденёво и Батюшково, а также Орудьево и Чёрная Грязь, которые упомянуты в следственном деле епископа Ионы (Лазарева) и его собеседниц – монахинь Ариадны (Мигаловской) и Зои (Заводовой).

– Что бы Вы хотели пожелать жителям Невельского района?

– Прежде всего, здоровья и благополучия! Солнца и душевного тепла каждому дому, а каждому сердцу – покоя! Также хотел бы пожелать неиссякаемого интереса к прошлому родного края, к тем людям, которые могли бы рассказать о нём, например, к оставшимся в живых ветеранам боевого и трудового фронта Великой Отечественной войны. Хочу пожелать, чтобы процветало общественное движение краеведения «Невельский край» и литературно-художественный клуб «Шкатулка», чтобы был выпущен фотоальбом работ невельского фотографа Валентина Николаевича Глижинского, чтобы был сайт с электронной версией книги «Солдаты Победы», чтобы школьниками собирались и пополнялись семейные архивы, ведь именно с этого начинается любовь к родной стороне.

– Николай Петрович, благодарим Вас за беседу. Надеемся, что и впредь не откажете нам в получении интересной информации по истории Невельского края, как говорится, из первых уст.

Невельский вестник № 46(11389) 10 ноября 2017 г.