Архивы автора

Дорогой познания

XXII межрайонная научно-практическая конференция «Шаг в будущее»

В весенние каникулы в средней школе №1 было многолюдно. Учащиеся, педагоги и приглашенные собрались 27 марта на XXII межрайонную научно-практическую конференцию Шаг в будущее Невель«Шаг в будущее». Юные исследователи предоставили 25 работ, посвященных изучению биологии, общественных наук, литературоведения-языкознания, а также направлений: «История моей семьи», «Наш край в годы Великой Отечественной войны», «Невельская земля: история, памятники, люди».
Открыла конференцию начальник управления образования, физической культуры и спорта администрации Невельского района О.Д.Кобзева, которая представила участников и гостей конференции. Приветствовали собравшихся первый заместитель главы администрации Невельского района О.Е.Майоров, директор Музея истории Невеля Л.М.Максимовская, председатель правления некоммерческой организации (общественное краеведческое движение «Наш край») И.М.Снетков, председатель районного совета ветеранов войны и труда Л.Д.Слышанкова.
Шаг в будущее НевельПеред началом работы конференции уже по традиции были названы имена тех юных исследователей, которые защищали честь нашего района на областной и всероссийской конференциях «Шаг в будущее» и «Отечество», на региональных и всероссийских конкурсах. Свои первые шаги в исследовательской деятельности они сделали
на межрайонной научно-практической конференции, затем продолжили работать над выбранными темами и были оценены по достоинству. Никита Даниленко и Анастасия Чикунова стали дипломантами Всероссийской олимпиады по школьному краеведению. Дарья Савчук, Виктор Ефимов, Александр Воронков – призеры интеллектуального конкурса «Шаг в науку, юниоры Псковщины». Екатерина Пузыня, Анастасия Воронкова, Алексей Тарчевский, Дмитрий Редковский, Дарина Шаг в будущее НевельТихоненок, Виктор Ефимов, Максим Козлов стали дипломантами областной конференции «Шаг в будущее». Анастасия Быстрова – призер областного конкурса исследовательских работ «Отечество». Максим Болобайко и Александр Фокеев – призеры областного этапа Всероссийской олимпиады школьников.
Названы были и имена учителей, которые систематически работают с учащимися, вместе с ними добиваются успехов: О.В.Петрова, Е.С.Супрунова, Е.В.Екимова, Г.Э.Вихман, В.Н.Аршинова, Е.Н.Воронкова, Г.Н.Середина.
Председатель правления НКО (общественное краеведческое движение «Наш край») И.М.Снетков Шаг в будущее Невельпровел презентацию сборника ученических работ «Антология исследовательских работ «Шаг в будущее» и вручил книги тем учащимся, чьи труды вошли в данный сборник
Непосредственно работа научно-практическое конференции началась со стендовой выставка Все присутствующие с интересом расспрашивали юных исследователей о представленных: работах. А темы были разнообразные и действительно очень интересные. Вот только некоторые из них: «Чай или самозванец», «Исследования со стояния воздуха на территории МОУ «Гимназия г.Невеля», «Неофициальные хоронимы Невеля».
Особенно много работ, глубоко и с неподдельным интересом исследованных, было представлено в направлениях «Наш край в годы Великой Отечественной войны» и «История моей семьи». Такие заголовки, как «Одна война – две судьбы», «В гетто бабочки не живут», «Они пережили Шаг в будущее НевельХолокост» и многие другие, без сомнения, подтверждают, что наше юное поколение знает и любит свою историю, гордится своей историей и своими великими предками.
С большим интересом слушали участники конференции и литературные композиции в исполнении юных чтецов Александра Фокеева, Юлии Фокеевой, Сюзанны Тумашевич и Карины Шаворовой.
По результатам конференции абсолютными победителями всех мероприятий стали Татьяна Адекова, ученица 8 класса средней школы №5; Анастасия Воронкова, ученица 6 класса гимназии, Александр Воронков, ученик 8 класса гимназии, Карина Шаворова, ученица 7 класса средней школы №2.
Две грамоты за лучшее представление стенда были вручены учащимся средней школы №1 и Опухликовской школы, а также восемь работ учащихся средних школ №1, №5 и гимназии были отмечены в номинации «Лучшие работы»».
Н.Жильцова.
“Невельский вестник” 6 апреля 2018 года.

Как в 90-годы умирало наше село.

Хочется верить

К Дню работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности.
«Невельский вестник» октябрь 1995 года.
В. ДЕВЯТЫХ, начальник управления сельского хозяйства.

Вот и дожили до очередного нашего профессионального праздника – Дня работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. По традиции накануне принято подводить итоги. А они нынче по-прежнему неутешительные. По ряду объективных причин, а также вследствие проводимых реформ и преобразований в деревне сельское хозяйство оказалось в глубоком кризисе. Разрыв в ценах на промышленную и сельскохозяйственную продукцию увеличивается. Растут тарифы на услуги, особенно на электроэнергию, Взимают различные налоги, причем  немалые. Приходится делать платежи во всевозможные внебюджетные фонды

Все это тяжелым бременем ложится  на плечи сельского производителя. И как ни парадоксально, но факт: чем больше производится продукции, тем значительнее убытки. К тому же с каждым годом труднее сбывать выращенное. Да и переработчики несвоевременно рассчитываются за полученное от сельчан. Достаточно сказать, что АО “Невельконсервмолоко” за сданную ему продукцию должно отдельным хозяйствам еще за прошлый год. Складывается впечатление, что продукция сельского хозяйства сегодня вообще никому не нужна. При таком положении нужно низко поклониться всем крестьянам за их труд и терпение. Ведь они, несмотря ни на что, продолжают работать, месяцами не получая зарплату.

Анализируя итоги минувшего сельскохозяйственного сезона, нужно признать, что результаты работы ни в какое сравнение не идут даже с достигнутым 2-3 года назад. Тем не менее, нельзя сказать, что их вообще нет. Благодаря товарному кредиту на горючее, выделенному государством, коллективным хозяйствам, фермерам все же удалось своевременно провести весенний сев, заготовку кормов, уборку урожая.

Хотя нынешний год и был засушливым, однако в отдельных хозяйствах получен неплохой урожай зерновых. Например, в ТОО “Аврора” собрали по 17,4 центнера зерна с гектара, “Наш путь” – по 16,5. В целом по району намолотили 5135 тонн зерна. Государству его продано 475 тонн. Как бы ни было сложно, для общественного животноводства на уровне прошлого года запасены сено, силос. Особо хочется отметить коллективы (ТОО им. Ломоносова), “Пучково”, “Аврора”.

Последние годы существенно сократились посевы льна Это произошло не от хорошей жизни. Некогда прибыльная культура стала убыточной. Возделывание “северного шелка” требует существенных затрат. А средств у хозяйств нет. Правда, в этом году было применено авансирование под будущую сдачу льнопродукции, что явилось неплохим стимулом. Только льноводы АО имени Ставского продали государству 232 тонны льноволокна на сумму 58,8 млн. рублей. Если и на будущий год будет подобное финансирование, думается, желающих заниматься долгунцом станет больше.

Несмотря на низкие закупочные цены, все общественные хозяйства района занимаются производством и продажей животноводческой продукции. В федеральный и региональный фонды с начала года поставлено 5237 тонн молока, 824 тонны мяса и 9,8 центнера шерсти. Лучше других в отрасли обстоят дела в ТОО “Пучково”, “Невельское”, “Наш путь”, где всеми силами стараются не загубить поголовье. В этом большая заслуга тех, кто непосредственно трудится на фермах. Например, продолжают добросовестно работать и добиваться неплохих результатов наши опытные доярки Е.К.Гришанова (ТОО “Наш путь”), В.Л.Москалева (“Невельское”), Е.Н.Хайлова (АО “Новый путь”). Не уступают им и молодые: М.А.Новожилова (АО им. Ставского), Л М Туравилова (ТОО “Калининское”). Заслуживают благодарности телятницы Н.А.Молчанова (ТОО “Пучково”), Г.Д.Хотулева, А.С.Чуева (ТОО “Аврора”), работники свинофермы из ТОО “Форпост” Т.М.Слинь кова и Б.И.Слиньков, чабаны B.  И.Левша и Е.В.Зябкин из ТОО “Невельское” и многие другие.

Немало замечательных людей трудятся механизаторами, шоферами, большинство из которых на изношенной технике показывают примеры в работе. Среди них комбайнеры М Л.Романов (ТОО “Невельское”), Г.Н.Криулин, А.И.Бреньков, П.В.Чечуров (ТОО “Аврора”), C.       И.Сенченко   (АО “Новый путь”), механизаторы А Н.Антошкин (ТОО “Пучково”), В.М.Грибалев, шоферы П.Л.Морозов (АО “Щербинское”), В.Б.Синяков (ТОО “Наш путь”) и многие другие. Невозможно назвать всех добросовестных тружеников полей и ферм, кто посвятил свою жизнь тяжелому крестьянскому труду.

Нелегко сейчас и руководителям хозяйств. Свыше двух десятков лет возглавляют хозяйства, продолжая находить нестандартные пути решения тех сложных задач, что сегодня приподносит жизнь, И.С.Сенченков (ТОО “Пучково”), А.Л.Куртас (АО “Щербинское”). Давно работают в хозяйствах И.В.Ерашков (АО “Туричинское”), В.В.Янковский (ТОО “Березовское), И.З.Коровко (ТОО “Наш путь”), Н.А.Шишкевич (АО “Новый путь”), И.А.Кондратьев (ТОО “Аврора”). Много лет отдали сельскому хозяйству главный агроном ТОО “Пучково” Е.П.Новиков, главный зоотехник ТОО “Березовское” 3.И.Лялина, главный ветврач ТОО “Невельское” Р.В.Вяль, главный инженер АО ‘‘Щербинское” В.К.Ермолаев и многие другие.

У наших фермеров те же проблемы, что и в общественных хозяйствах. Правда, им еще сложнее. Ведь многие начинали, как говорится, с нуля, не имея почти никакой базы. Однако те, кто основательно решил хозяйствовать на земле, успешно прошли путь становления и работают более-менее стабильно. В их числе крестьянское хозяйство “Высоцкие” М.Ф.Тарасова, “Мечта” Н.Л.Кочуковой, “Корчаги” Н.К.Шаурина и другие.

В одной упряжке с селом работают перерабатывающие и обслуживающие сельское хозяйство предприятия и организации. В районе, например, делить с сельчанами их невзгоды приходится коллективам АО “Невельагрохимсервис”, МП “Агропромэнерго”, филиалу Великолукского мясокомбината.

В праздник не хотелось говорить о плохом, но от этого не уйти. Сегодня крестьянин с тревогой смотрит в завтрашний день. Тем не менее хочется верить, что крестьяне сумеют выжить и сохранить оптимизм.

В. ДЕВЯТЫХ, начальник управления сельского хозяйства.

«Невельский вестник» октябрь 1995 года

Хочется верить Невельский вестник

Я невельчанин, а не “скобарь”

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕГИОНАЛЬНОГО САМОНАЗВАНИЯ «СКОБАРЬ» В ПРИГРАНИЧНЫХ РАЙОНАХ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Вестник ПсковГУ
Серия «Естественные и физико-математические науки». 4/2014
УДК 911.3(470.25)
А. С. Герасимов

В статье приводятся результаты социологического опроса, проведённого в 2013 г. на территории четырёх приграничных районов Псковской области и посвящённого использованию местным населением регионального самоназвания «скобарь». Выявлена доля населения, пользующегося данным региональным самоназванием. Рассмотрено отношение к слову «скобарь» местных жителей и мигрантов.

Ключевые слова: региональная идентичность, самоидентификация, Псковская область, приграничье, самоназвание «скобарь».

Псковская область является специфическим субъектом Российской Федерации с точки зрения самых разных наук. Область занимает уникальное политико-географическое и культурно-географическое положение [6], что представляет интерес с позиции изучения явлений идентичности населения регионального уровня [2].

Несмотря на то, что исследования по изучению региональной идентичности проводятся в разных направлениях отечественной науки, они до сих пор носят эпизодический характер. Тем не менее, как считает В. Н. Стрелецкий [14], изучение региональной идентичности является одним из очевидных полюсов роста в отечественной культурной географии.

Региональная идентичность, будучи одной из разновидностей территориальной идентичности, во многом схожа с другими видами идентичностей — этнической, политической, социальной и др. Она в значительной степени опирается на социальные мифы об особых качествах местообитания. Её выраженность во многом зависит от наличия и поддержания коллективной памяти, сложившихся ценностей и норм. Региональная идентичность выражается в конструировании её обладателями неких самообразов, в создании специфических черт быта (особенностей одежды, словаря, диеты и т. п.) [12].

Различным аспектам изучения региональной идентичности населения в Псковской области посвящено достаточно много исследований [3, 5, 7, 9] и др.

Одной из методик изучения региональной идентичности населения, давшей интересные результаты, стало исследование географии распространения слова «скобарь», являющегося самоназванием жителей Псковского региона [1].

Целью данной работы является выявление особенностей региональной самоидентификации населения приграничных районов Псковской области (Печорский, Палкинский, Пыталовский и Невельский), а именно, изучение использования регионального самоназвания «скобарь» среди коренных жителей и мигрантов, в зависимости от длительности проживания последних на территории региона. Так же выяснялось, какое чувство в тех или иных группах жителей приграничных районов области возникает, когда они произносят слово «скобарь».

Ключевыми особенностями современного общества, имеющими принципиальное значение с точки зрения формирования и функционирования территориальных идентичностей, выступают соотношения общества и территории, с одной стороны, и изменение механизмов самоидентификации как таковой [11]. На самосознание и социокультурную динамику территориальных общностей людей влияет огромная совокупность факторов: исторические особенности освоения пространства, характер этнического расселения, уровень урбанизации в регионе, сохранность или размытость комплексов традиционной культуры и др. [13].

На формирование региональной идентичности жителей Псковской области оказало большое влияние формирование внешних границ региона, в частности, устойчивость или же их историческая зрелость границ, определяемая давностью и длительностью их существования [8]. Например, к категории исторически наиболее зрелых границ области относят западные границы — российско-эстонскую и российско-латвийскую. Относительно зрелой считается российско-белорусская граница, т. е. южная граница региона [4]. Оценивая пограничность Псковской области с социокультурной стороны, А. Г. Манаков [9] подчёркивает, что данный фактор накладывает отпечаток на жизнь населения в пределах всего региона.

Этому способствуют даже очертания территории области, вытянутость которой с севера на юг определяется существующей в течение многих столетий этнической границей, неоднократно принимающей вид политического рубежа.

Важным признаком региональной самоидентификации населения является использование им собственного регионального названия. Население Псковской области использует самоназвание «скобарь». На данный момент наиболее признанной в научных кругах является версия, согласно которой слово «скобарь» произошло в результате постепенного перехода от слова «псковский» путём замены отдельных звуков и частей слова, связанных со спецификой псковских говоров [5, 9]. На распространение данного регионального названия повлияло и продолжает влиять огромное количество различных факторов. В появлении слова «скобарь» большую роль сыграли жители соседних российских губерний.

Вероятно, что именно они стали авторами этого регионального названия, изначально выступавшего в качестве прозвища псковичей. Возможно, что к началу ХХ в. слово «скобарь» стало использоваться самими жителями Псковской губернии уже в качестве самоназвания. Однако лишь во второй половине ХХ в., когда определились современные границы Псковской области, данное название стало распространяться по всей территории области, выходя за культурные рубежи, ранее определённые губернскими границами [6].

Для оценки распространения самоназвания «скобарь» в приграничных районах Псковской области в 2013 г. по заказу Псковского центра регионо-логических исследований был проведён социологический опрос населения в четырёх административных районах, представляющих российско-эстонское приграничье (Печорский район), российско-латвийское приграничье (Палкинский и Пыталовский районы) и российско-белорусское приграничье (Невельский район).

В трёх районах западного приграничья (Печорский, Палкинский и Пыталовский) опрос населения проводился в ходе полевой практики студентов отделения «география» Псковского государственного университета летом 2013 г. (было опрошено примерно по 100 человек в каждом из районов). Осенью 2013 г. под руководством учителя географии школы № 5 г. Невеля Воронковой Елены Николаевны был проведён опрос населения г. Невеля и Невельского района (опрошено 50 человек), представляющего южное приграничье региона. Всего в четырёх приграничных районах было опрошено 355 человек (выборка репрезентативна по полу, возрасту и месту проживания, в т. ч. типам поселений), из которых 205 представляют собой коренных жителей области и 150 — проживающих в Псковской области выходцев из других регионов страны.

Первый вопрос, анализ ответов на который проанализирован в данной статье, звучал так: «Называете ли вы себя скобарями? Если да, то как часто?». Результаты опроса коренных жителей четырёх приграничных районов и отдельно их райцентров представлены в таблице 1. Районы и райцентры расположены в порядке уменьшения частоты использования респондентами самоназвания «скобарь».

Таблица 1

Распространение самоназвания «скобарь» среди коренных жителей области (в %), N = 205, 2013 г.

Название
населенного
пункта, района
Да, часто Да, но редко Затрудняюсь
ответить
Нет, никогда
пос. Палкино 62,5 25 4,2 8,3
Палкинский
район, село
50 41,6 0 8,4
Печорский
район, село
46,1 33,3 0 20,6
г. Пыталово 27,1 46,1 15,3 11,5
Пыталовский
район, село
14,3 42,9 14,3 28,5
г. Печоры 16,1 29,3 9,5 45,1
Невельский
район, село
20 20 6,7 53,3
г. Невель 0 25 25 50

Заметно чаще других называют себя «скобарями» уроженцы поселка Палкино и сельской местности Палкинского района. Объясняется это следующим фактом: значительная часть Палкинского района входит в состав «псковского культурного ядра», т. е. территории, неразрывно на протяжении последней тысячи лет административно связанной с г. Псковом. Исключение составляет крайняя юго-западная (Качановская) часть района, с 1920 по 1940 гг. входившая в состав Латвии [9]. Последнее обстоятельство отразилось на том, что в сельской местности Палкинского района частота использования самоназвания «скобарь» немного меньше, чем в посёлке Палкино. Отметим ещё одну интересную особенность Палкинского района — на его территории достаточно популярно локальное самоназвание «французы», что, возможно, связано с Отечественной войной 1812 г., наследием которой является могила французских солдат в южной части района.

Третью позицию по частоте использования самоназвания «скобарь» занимает группа респондентов, представляющих сельскую местность Печорского района. Территория района с 1920 по 1940 гг. входила в состав Эстонии (преобладающая часть) и Латвии (крайний юго-восток района). Однако население восточной половины Печорского района (посёлок Новоизборск, и чуть в меньшей степени Старый Изборск со своими окрестностями) больше тяготеет к «псковскому культурному ядру», не ощущая себя в полной мере жителями приграничья.

Четвёртую и пятую позицию по частоте использования коренным населением самоназвания «скобарь» занимают г. Пыталово и сельская местность Пыталовского района. Эта территория с 1920 по 1940 гг. входила в состав Латвии, хотя до того, и в последующем местное население всегда испытывало тяготение к «псковскому культурному ядру» [6].

Шестую позицию, где уже менее половины коренных жителей использует самоназвание «скобарь», занимает г. Печоры. Аналогичная картина, исключающая г. Печоры из основного ареала распространения регионального самоназвания «скобарь», наблюдалась и в более ранних исследованиях [5, 9]. Скорее всего, это связано как с приграничным положением города, так и со спецификой формирования населения города, начало которому дал в 1473 г. один из самых известных в России монастырей — Псково-Печорский (Свято-Успенский) мужской монастырь.

Седьмую и восьмую позицию, где «скобарями» назвало себя заметно менее половины респондентов, заняли Невельский район (село) и г. Невель. Это связано с тем, что территория данного района на протяжении нескольких столетий не была связана не только с Псковом, но и вообще с Россией. С XIV в. эта территория вошла в состав Великого княжества Литовского, а в XVI в. стала частью Речи Посполитой. Только в 1772 г. эти земли вошли в состав Российской империи, но и там значились в составе Витебской губернии. В 1924 г. Невельский уезд перешёл в состав Псковской губернии, однако полноценный псковский административный

период здесь начался только в 1957 г., после присоединения значительной части бывшей Великолукской области к Псковской области [10]. До этого времени местные жители вообще не отождествляли себя со «скобарями», и только уже оказавшись в составе Псковской области, местные жители стали всё чаще использовать это самоназвание, потерявшее свой «губернский оттенок».

Результаты ответа на тот же вопрос, но среди проживающих ныне на территории Псковской области уроженцев других регионов, даны в таблице 2. В данном случае заметных различий между группами респондентов, представляющих разные районы Псковской области, не замечено, и потому в таблице выделены только две группы в зависимости от длительности проживания респондентов на территории области: менее 20 лет и более 20 лет.

Таблица 2

Распространение самоназвания «скобарь» среди проживающих на территории
Псковской области уроженцев других регионов, (в %), N = 150, 2013 г.

Время
проживания
Да, часто Да, но редко Затрудняюсь
ответить
Нет, никогда
Менее 20 лет 17,9 11,9 9,1 61,1
Более 20 лет 15,6 26,5 6,1 51,8

Из таблицы видно, что большинство уроженцев других регионов не использует в качестве самоназвания слово «скобарь». Однако заметно также и различие между двумя группами респондентов, выделенных в зависимости от длительности проживания в Псковской области. Если свыше 40 % уроженцев других регионов, проживающих в Псковской области более 20 лет, всё же используют слово «скобарь» в качестве самоназвания, то таковых среди респондентов, проживающих в регионе менее 20 лет, меньше 30 %. Это

свидетельствует о том, что респонденты, живущие здесь свыше двух десятилетий, сумели перенять более значительную часть культурного наследия Псковского региона, и многие считают себя его частью.

В ходе данного исследования населению приграничных районов также задавался вопрос о том, какое чувство возникает у людей, когда они произносят слово «скобарь». Это немаловажный аспект исследования, позволяющий понять, с чем на самом деле ассоциируют жители области данное региональное самоназвание.

Распределение респондентов (уроженцев Псковской области) по ответу на этот вопрос представлено в таблице 3. Здесь районы и райцентры расположены в порядке нарастания негативного отношения у респондентов к слову «скобарь».

Таблица 3

Чувство, возникающее при произношении слова «скобарь» у коренных жителей Псковской области (в %), N=205, 2013 г.

Название населенного пункта, района Гордость за псковичей
 
Затрудняюсь ответить Чувство иронии по отношению к псковичам
 
Неприятное ощущение
 
Печорский
район, село
52,8 41,6 2,8 2,8
г. Пыталово 56 32 12 0
пос. Палкино 62,5 25 4,2 8,3
Палкинский район, село 50 41,6 0 8,4
Невельский
район, село
28,5 64,2 7,3 0
Пыталовский
район, село
38 38 24 0
г. Печоры 31 51,7 10,3 7
г. Невель 26,4 52,6 10,5 10,5

Отметим, что в целом преобладает позитивная реакция на использование слова «скобарь» во всех группах респондентов, представляющих коренных жителей разных районов Псковской области. При этом различия между ними не столь существенные, как в ответах на первый вопрос (о частоте употребления слова «скобарь»), и связь между ответами на эти вопросы просматривается лишь частично.

Наиболее позитивно к региональному названию псковичей относятся уроженцы Печорского района, посёлка Палкино и г. Пыталово. Среднюю позицию в этом плане занимают респонденты из сельской местности Палкинского, Невельского и Пыталовского районов. И, наконец, несколько более иронично к использованию псковичами слова «скобарь» относятся уроженцы двух райцентров — Печор и Невеля. Пожалуй, только для этих двух категорий респондентов можно отметить зависимость между ответами на оба вопроса.

Следует обратить внимание на большую долю опрошенных, которые затруднились ответить на данный вопрос, особенно в г. Невеле (52,6 %) и Невельском районе (64,2 %). Предлагаемая респондентам анкета давала им возможность дать свой собственный ответ на этот вопрос. В итоге было выявлено значительное количество разнообразных ответов, например, «уважение», «ничего не вызывает», «тёплые отношения», «связь с прошлым», «старинное название», «принадлежность к данной области и ремеслу» и т. д.

В таблице 4 представлены результаты ответа на данный вопрос среди проживающих ныне в Псковской области уроженцев других регионов.

Таблица 4

Чувство, возникающее при произношении слова «скобарь» среди проживающих на
территории Псковской области уроженцев других регионов (в %), N=150, 2013 г.

Время
проживания
Да, часто Да, но редко Затрудняюсь
ответить
Нет, никогда
Менее 20 лет 23,8 52,3 9,5 14,4
Более 20 лет 31,6 40,5 16,4 11,5

По распределению ответов на данный вопрос среди уроженцев других регионов видно, что их реакция на слово «скобарь» отличается от отношения к нему коренных жителей. Во-первых, немного большее количество респондентов отмечает, что у них возникает неприятное ощущение при произношении слова «скобарь», во-вторых, заметно меньшее количество людей отмечает, что ощущает гордость при его произношении, в-третьих, больше процент ответивших, что у них присутствует чувство иронии по отношению к этому региональному самоназванию псковичей. При этом различие между ответами среди двух основных групп респондентов, выделенных нами в зависимости от длительности проживания на территории Псковской области, не столь заметны.

В заключение можно сделать ряд выводов по итогам проведённого нами анализа. Во-первых, региональное самоназвание «скобарь» весьма заметно распространено на территории области, включая также и приграничные районы.

Причём оно часто используется как среди коренных жителей, так и среди проживающих ныне на территории Псковской области уроженцев других регионов. В пределах «псковского культурного ядра» наблюдается наиболее высокий процент населения, относящего себя к «скобарям» и использующего это региональное название в своей речи. Во-вторых, достаточно большой процент населения при произношении слова «скобарь» испытывают гордость за псковичей, причём даже на южном приграничье Псковской области, имеющем наиболее короткий период административного подчинения Пскову. В-третьих, полученные в ходе социологического опроса 2013 г. результаты очень близки к итогам проведённых ранее исследований (самый масштабный опрос всего населения области был проведён в 2003 г. [9]), где изучалась географическая привязка использования местным населением регионального самоназвания псковичей «скобарь».

Последний вывод свидетельствует об устойчивости сложившихся к началу XXI в. реалий региональной идентичности населения, проживающего на территории Псковской области.

Литература

  1. Герасимов А. С. Подходы к исследованию региональной идентичности в отечественной науке //Вестник Псковского государственного университета. Серия «Естественные и физико-математические науки». Выпуск 3. Псков: ПсковГУ, 2013. С. 57–63.
  2. Головнёва Е. В. Региональная идентичность как форма коллективной идентичности и её структура //Лабиринт. Журнал социально-гуманитарных исследований. № 5. 2013. С. 42–50.
  3. Григорьева Н. В. Иерархия территориальных идентичностей в различных возрастных группах населения Псковской области (по итогам социологического исследования весной 2008 г.) // Псковский регионологический журнал. № 7. Псков: ПГПУ, 2009. С. 41–47.
  4. Колосов В. А., Туровский Р. Ф. Типы новых российских границ // Известия РАН. Сер. География. 1999. № 5. С. 39–47.
  5. Кувенёва Т. Н., Манаков А. Г. Формирование пространственных идентичностей в порубежном регионе // Социологические исследования («СОЦИС»). 2003. № 7. С. 77–84.
  6. Манаков А. Г., Евдокимов С. И., Григорьева Н. В. Западное порубежье России: географические аспекты становления и развития Псковского региона. Псков: Изд-во «АНО Логос», 2010. 216 с.
  7. Манаков А. Г., Евдокимов С. И. Скобари: историческая зрелость границ и региональная идентичность в Псковской области // Культурная и гуманитарная география. 2013. Т. 2. № 1. С. 28–38.
  8. Манаков А. Г., Евдокимов С. И. Устойчивость границ Псковского региона: историко-географический анализ // Псковский регионологический журнал. № 10. Псков: ПГПУ, 2010. С. 29–48.
  9. Манаков А. Г. На стыке цивилизаций: Этнокультурная география Запада России и стран Балтии. Псков: Изд-во ПГПИ, 2004. 296 с.
  10. Манаков А. Г. Российско-белорусское порубежье: историко-географическая детерминация // Псковский регионологический журнал. № 16. Псков: Псковский государственный университет, 2013. С. 169–176.
  11. Мусиездов А. А. Территориальная идентичность в современном обществе // Лабиринт. Журнал социально-гуманитарных исследований. № 5. 2013. С. 51–59.
  12. Смирнягин Л. В. О региональной идентичности // Вопросы экономической и политической географии зарубежных стран». Вып. 17 «Меняющаяся география зарубежного мира». Москва-Смоленск, 2007. С. 21–49.
  13. Стрелецкий В. Н. Культурный регионализм в Германии: опыт историко-географического анализа // Изв. РАН. Серия географическая, 2000, № 6. С. 37–47.
  14. Стрелецкий В. Н. Культурный регионализм: сущность понятия, проблемы изучения и система индикаторов // Псковский регионологический журнал. № 14. Псков: Изд-во ПсковГУ, 2012. С. 9–21.

Интервью с Николаем Петровичем Меньшовым

В жизни надо иметь свое служение – служение какому-то делу (Д.С. Лихачев)

В сообществе исследователей земли Псковской историк-архивист, краевед Николай Петрович Меньшов – человек известный. Знают его и в Невеле. Николай Петрович – среди постоянных участников Бахтинских чтений, а совсем недавно епископ Великолукский и Невельский Сергий преподал ему своё архипастырское благословение за труды во славу Святой Церкви с выдачей грамоты. Несмотря на его постоянную занятость, частые поездки в различные города нам удалось, связаться, с Н.П.Меньшовым, и он любезно согласился ответить на наши вопросы.

– Как вас привела дорога в Невель, в музей, к Бахтинским чтениям?

– В Невель я пришёл постепенно, от Себежа. В 2006 году, после получения исторического образования в Российском православном университете во имя святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова я продолжил обучение в аспирантуре и поступил на работу в Российский государственный архив древних актов, располагающийся в московском районе Хамовники, Н.П. Меньшовнеподалёку от Новодевичьего монастыря. И вот, с поздней осени 2006 года я начал заниматься изучением прошлого Себежского края. В это же время на существовавшем и активно развивавшемся тогда себежском форуме мною были созданы различные темы, в которых аккумулировались мои находки по истории Себежа и его уезда, обнаруженные в архиве. Там я познакомился с Татьяной Григорьевной Дуве, которая является потомком невельской дворянской фамилии – Дуве, которая 20 февраля 2010 года, виртуально познакомила меня с Людмилой Мироновной Максимовской. Вот так я оказался связан с Невельскими Бахтинскими чтениями. Тогда, на XVII Невельских Бахтинских чтениях я поделился с их участниками информацией о пожалованных землевладениях в Невельском уезде, то есть о землях некогда принадлежавших династии Радзивиллов, но секвестрованных за отказ присягнуть на верность императрице Екатерине II Великой. С этих июльских дней 2010 года я стал постоянным участником старейшего на южной Псковщине форума, привлекающего людей, которым небезразлична история и культура Невельской земли.

– Расскажите о Ваших последующих наработках по истории Невельского края, которыми Вы поделились на Невельских Бахтинских чтениях.

– Мои наработки можно разделить на две смысловых части. Первая это собственно история Невеля и его уезда, так в 2011 году мною было подготовлено сообщение по материалам нескольких фондов РГАДА с описаниями Невеля XVII-XVIII столетий, а в 2015 году я рассказал о Невеле в первой четверти XVII века, когда он подвергался осаде польско-литовских интервентов. Вторая же часть, вероятно более обширная, посвящена вопросам истории православия на Невельщине.

– Что побудило вас заняться именно историей церквей и монастырей южной Псковщины? Расскажите, какие темы затрагивались Вами?

– В ходе архивной работы я познакомился с составителем справочных изданий по Русской Православной Церкви синодального периода её истории – сотрудником Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге, Алексеем Игоревичем Раздорским. Из этих изданий я узнал о существовании в архиве Синода двух объёмных исторических источников – описаний храмов и монастырей Полоцкой и Витебской епархии, составленных в 1832 и 1853-1854 годах. Я заказал копии этих описаний и на протяжении нескольких месяцев работал с ними, переведя их текст с цифрового изображения в формат word, а затем, осмысляя и таким образом, в 2013 году родилось сообщение о Никольском погосте над озером Каратай в котором я рассказал об описании храмов, составленном протоиереем Симеоном Васильевичем Зверевым в 1832 году. Обнаруженные документы о Никольском погосте в Плиссах легли в основу доклада в 2012 году, тогда же Невельский вестник опубликовал статью «История деревни Плиссы и окрестностей» (№28 (11164) от 12.07.2013 г. с.6), однако из своей скромности я редко радую читателей районной газеты своими публикациями. Позже, в силу некоторых служебных обстоятельств, я перефокусировался на соседний архив – Государственный архив Российской Федерации, где отложились материалы по истории Невеля со второй половины XIX века по середину прошлого, XX столетия. В этом архиве я обнаружил очень интересный материал по истории православия на южной Псковщине в советское время, прежде всего это материалы комиссии по делам культов при ВЦИК СССР, где хранится дело о закрытии Успенской церкви в селе Белохвостово и совета по делам Русской Православной Церкви при СМ СССР, то есть за 1930-е – 1989 г.г. И вот на основе этих документов мною было сделано сообщение в прошлом, 2016 году. Стоит отметить, что за месяц до XXIII Невельских Бахтинских чтений я побывал на X Всероссийских краеведческих чтениях в городе Великие Луки, где был представлен доклад профессора РГГУ В.Ф.Козлова, однако там не акцентировалось внимание на локальных вопросах, а были приведены статистические сведения о количестве приходов и доходах Великолукской и Торопецкой епархии, поэтому в своём докладе я преследовал цель придать конкретики по храмам современного Невельского благочиннического округа.

– Но всё-таки, что побудило Вас затронуть вопросы прошлого храмов Невельской земли.

– Не знаю, вероятно то, что большинство храмов в Невельском уезде имели посвящение в память святителя Николая, имя которого я получил при крещении, вероятно также потому, что я церковнослужитель. Всё в этой жизни вроде случайно, но в то же время можно сказать и о неслучайных случайностях, ибо сказано же в нескольких местах Священного Писания о промысле Божием, а также и о том, что всё в нашей жизни так или иначе предопределено свыше.

– Николай Петрович, мы знаем, что в Невеле когда-то был мужской монастырь. Занимались ли вы изучением его истории? Если да, то, что нового удалось узнать? Когда он был открыт и до какого времени действовал, каков был уклад жизни в монастыре, сколько было монахов, кем они были до принятия пострига, как сложилась их жизнь после революции?

– Да, в Невеле был Спасо-Преображенский монастырь, однако каких-либо достоверных сведений о времени его основания из известных на сегодняшний день документов почерпнуть не удалось. Буквально несколько недель назад, 21 октября, в Свято-Троицком соборе я услышал предположение о том, что монастырь был основан преподобным Нилом-Столобенским, так ли это – доподлинно мы не знаем. К тому же речь не идёт именно о Невельском Спасо-Преображенском монастыре, а скорее всего о Троицком, существовавшем в предместье Невеля. Зная о том, что существовала так называемая «школа» преподобного аввы Сергия, так вот можно предположить, что монастырь был основан не самим преподобным Нилом Столобенским, а каким-либо воспитанником Столобенской пустыни. Но всё это лишь гипотеза, которую необходимо либо подтвердить, либо опровергнуть. Действовал он до 16 января 1930 года, когда на заседании президиума комитета ВКП(б) Великолукского округа Ленинградской области был рассмотрен вопрос о закрытии Преображенского собора бывшего монастыря, ставшего приходской церковью. В 2014 году на XXI Невельских Бахтинских чтениях мною уже было рассказано о монастыре в Невеле, но тогда доклад был посвящён обнаруженным в Санкт-Петербурге и Пскове статистическим описаниям монастыря, то есть информация касалась сугубо вопросов зданий, в котором жила и молилась монашеская братия, имущества которым она пользовалась и распоряжалась (фольварк Сипово и монастырские лавки), теперь же мною завершена работа с фондом монастыря, хранящимся в Государственном архиве Псковской области и мы располагаем цельной картиной по экономической деятельности монастыря и информацией о жизни братии за вторую половину XIX – первое десятилетие XX века. В фонде отложились дела, освещающие также и пенитенциарную, то есть исправительную деятельность монастыря, так, например в одном из дел отложилась переписка Могилёвской духовной консистории с монастырским начальством, относящаяся к 1831 – 1838 г.г. и касающаяся вопроса об отбытии церковного наказания сроком в один год двух панцирных бояр Езерищского войтовства и крестьянина местечка Усвят за прелюбодеяние. В другой описи монастырского фонда отложились приходо-расходные книги за 1867, 1877, август 1897 – декабрь 1898 и 1904 года. Из этих источников можно почерпнуть информацию самого широкого спектра.
1. Генеалогическую (о мещанах (Анастасия Дюринская) и купцах (Бенкевичи, Гинзбурги, Иван Двинятин, Жданко, Жучинский, Журавлёв, Зайцевы, Пантелей, Рутенберг, Середняков) Невеля поставлявших товары и услуги для монастырских нужд, а также арендовавших монастырские лавки, о послушниках монастыря на содержание которых выделялись финансовые средства (приобретение сапог и одежды), о послушниках монастыря (Николай Бекаревич, Алексей Воскресенский, Филипп Данилов, Андрей Иванов, Ефрем Кривенков, Михаил Семёнов, Филипп Смирнов, Константин Фокин, Иван Шавельский, монастырских служителях (просфорницы Анна Горанская, Дарья Викентьевна Игнатович и Меланья Федосеева, повар Андрей Александров, дворники Аким Фёдоров, Афанасий Филиппов, Егор и Сергей Ивановы и Иван Петров, золотарь Григорий Зюрьков, доярка Прасковья Яковлева, прачка Анастасия Елисеевна Борисова) и еврейском населении Невеля (Берке Асриэль, Ицык Березин, Абрам Ворохобский, Янкель Гуткин, Хаим Жесников, Ицык Игдалов, Моисей Калинов, Арон Кочетов, Банцей Мейзенроб, Самуил Прудинский, Мордух Симкин, Сарка Фрушенова, Нахам Хануков, Лойзер и Ривва Хейфец, Храпинович) выполнявших мелочные работы для нужд монастыря).
2. Финансово-экономическую: например о том чем питались монахи и гости монастыря (например квашеной капустой, которой в октябре 1897 и 1898 годов было закуплено в общей сложности 95 пудов, то есть 1.5 т.) объёмы свечного, тарелочного и кружечного сборов на праздники преподобного Нила Столобенского, святителя Николая и Преображения Господня. В 1877 и 1897-1898 годах монастырь переживал интенсивное развитие, так в 1877 году проводились работы по Спасо-Преображенскому собору и Ниловской часовне, а в 1897-1898 гг. монастырское хозяйство получило новый импульс к развитию, в связи с пожаром он был выстроен заново.
Если говорить о братии, то монастырь был необщежительным, то есть там было общее только богослужение и место проживания братии, в остальном всё было различным. Сведения о количестве монашествующих в 1906 – 1907 годах мы можем почерпнуть из списков «служителей монастыря» за указанные годы. В 1909 году в монастыре проживали: настоятель в сане архимандрита, 5 иеромонахов, 2 иеродиакона, 12 послушников. Думаю стоит привести краткую информацию о братии святой обители сей: настоятель (с 27 сентября 1902 года) архимандрит (с 23 мая 1907 года) Порфирий (Пётр Фёдорович Рогозинский) уроженец Калуги, выпускник Калужского уездного училища, принявший монашеский постриг в московском Знаменском монастыре, где в своё время обучался и знакомый нам будущий калужский кафедральный протоиерей Симеон Васильевич Зверев. Впоследствии, до настоятельства в Невеле отец Порфирий являлся казначеем Полоцкого Богоявленского монастыря и экономом Полоцкого архиерейского дома. Другие монахи – иеромонах Пётр (Павел Запольский), до перехода в Невельский монастырь являлся членом братства Свято-Троицкой Сергиевой лавры, экономом Черниговского архиерейского дома и состоял в братии Виленского Свято-Духова монастыря, в Невельском монастыре он являлся казначеем, иеромонах Смарагд (Симеон Петрович Блажевич) являлся вдовым диаконом, служившим в т.ч. и в соседнем Себежском уезде (в Покровской церкви погоста Томсино и Христорождественском соборе города Себежа) и постриженником Полоцкого Богоявленского монастыря (с 14 сентября 1880 года), иеромонах Антонин (Андрей Иванович Тимофеев) являлся постриженником (с 8 октября 1882 года) Харьковского архиерейского дома, а впоследствии иеромонахом Витебского Свято-Троицкого Маркова монастыря, иеромонах Амфилохий (Александр Леонтьевич Полётов) является постриженником Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря (с 28 сентября 1875 года, послушник с 20 мая 1870 года, проходил там клиросное послушание), до перехода в Невельский монастырь, где он был ризничим, он являлся иеромонахом Витебского Свято-Троицкого Маркова монастыря, иеромонах Платон (Павел Григорьевич Олифер) до перехода в Невельский Спасо-Преображенский монастырь являлся постриженником (с 18 марта 1901 года) и иеромонахом (с 12 марта 1906 года) Витебского Свято-Троицкого Маркова монастыря, иеромонах Рафаил (Роман Калинкин) постриженник Витебского Свято-Троицкого Маркова монастыря (с 6 октября 1896 года, в послушниках с 12 июня 1893 года) и иеродиакон Феодорит (Фёдор Иванович Семов) также является постриженником Витебского Свято-Троицкого Маркова монастыря (с 26 марта 1879 года). Таким образом, можно сказать о том, что школой монашеской жизни для монашествующей братии Невельского Спасо-Преображенского монастыря являлись крупные монастыри центральной России, но в большинстве своём – Витебский Свято-Троицкий Марков монастырь. В указанные годы в списках фигурирует 21 послушник, поступивший в монастырь в период с 30 октября 1903 г. по 10 декабря 1907 г. Стоит отметить, что большинство послушников имело своё происхождение из соседнего с Невельским Городокского уезда Витебской губернии, однако же, обучалось в народных училищах Невельского уезда. Два послушника, а именно пономарь Иван Георгиевич Горенков (1888 – ?) поступивший в монастырь 30 октября 1903 года из Шульговской церковно-приходской школы и певчий Максим Онисимович Стуканов (1880-1937), окончивший Войханскую второклассную церковно-приходскую школу и ставший послушником 15 августа 1906 года впоследствии стали священниками и подверглись репрессиям.
Также отметим, что в Российском государственном историческом архиве сохранился послужной список архимандрита Гамалиила (Георгия Николаевича Никольского), составленный в 1895 году. Из него следует, что в 1848 году он окончил курс Тульской Духовной семинарии, после чего был зачислен в число братства Новосильского Свято-Духовского монастыря, где был пострижен в монашество 20 сентября 1853 года, а через полгода, 11 марта 1854 года рукоположён во иеромонаха, прослужив там 20 лет, он перешёл в Полоцкую и Витебскую епархию, где нёс послушание наместника и казначея Витебского Свято-Троицкого Маркова монастыря и благочинного Полоцкого Богоявленского монастыря, также он замещал настоятелей этих монастырей во время их отлучки в Санкт-Петербург. Личные качества отца Гамалиила явились причиной назначения его в ноябре 1876 г. «членом особой комиссии, учреждённой вследствие возникших в Вербиловском монастыре беспорядков с предписанием иметь наблюдение за братией и богослужением и вести в оном монастыре ежедневное хозяйство», где он пробыл до ноября 1879 г. 21 декабря 1889 года он был назначен настоятелем Невельского Спасо-Преображенского монастыря с возведением 28 января 1890 года в сан архимандрита «во внимание к долговременной усердно полезной службе», пробыв в этой должности вплоть до своей смерти в 1900 году.
Как сложилась судьба указанных монашествующих, имевших священный сан сказать трудно, однако при произведённом гипертекстовом поиске в поисковых машинах Yandex и Google каких-либо сведений о них не встречено, за исключением упоминания об участии игумена Порфирия (Рогозинского) и иеродиакона Феодорита (Семова) в освящении деревянной Свято-Троицкой церкви, состоявшемся 29 августа 1906 года.

– На Бахтинских чтениях, прошедших в этом году, Вы делали доклад о священномученике Ионе, несколько лет бывшем настоятелем Невельского Спасо-Преображенского монастыря. Расскажите, пожалуйста, о его жизни.

– В апреле этого года я обратился к этой теме, поскольку ранее испытывал стойкое желание узнать побольше про настоятеля монастыря в Невеле, при котором составлена опись монастырского имущества для передачи от архимандрита Ионы (Лазарева), переведённого в Новгородскую епархию к игумену Порфирию (Рогозинскому), назначенного в сентябре настоятелем Невельского Спасо-Преображенского монастыря. Хотя интерес к священномученику Ионе у меня отмечался и ранее, так я разыскивал его иконописные изображения, чтобы выявить аспекты его иконографии.
О священномученике Ионе можно узнать из различных публикаций исследователя биографий Невельский Спасо-Преображенский монастырьрепрессированного духовенства игумена Дамаскина (Орловского) и их различных вариаций, в т.ч. размещённой в притворе невельского кафедрального собора. Однако, стоит отметить, что эти публикации не отличаются полнотой и достоверностью информации, ибо взять хотя бы в пример дату возведения священномученика Ионы в сан архимандрита: если по послужным спискам это событие состоялось 3 декабря 1900 года, то по данным игумена Дамаскина речь идёт о 1903 годе. Также мною была обнаружена семья святителя, а именно дата его рождения, даты рождения и смерти двух его братьев и сестры, матери и отца, стоит отметить, что нигде сведений об этом ранее не имелось, хотя краевед Леонид Старовойтов в своей публикации о духовных пастырях, родившихся в пределах Пикалёвского района Ленинградской области указывал места служения отца будущего священномученика Ионы – священника Ивана Степановича Лазарева, но обратиться к метрическим книгам Лученского и Пярдомльского погостов Обринской и Большегорской волостей второго благочиннического округа III стана Тихвинского уезда Новгородской губернии он по каким-то причинам не удосужился. Дальше – больше, с целью построения биографии выверенной на основе архивных материалов я изучил все имеющиеся послужные списки епископа Ионы за 1895, 1910-1918 г.г. и выявил новое, также были просмотрены памятные книжки и епархиальные ведомости, откуда также почерпнута информация о службе священномученика Ионы в Новгородской и Старорусской епархии.
Таким образом, о жизни святого в контексте его следственного дела, то есть о двух последних годах его жизни, пребывании на покое в селе Батюшково Дмитровского района Московской области можно будет прочитать в 24 выпуске Невельского сборника, который выйдет в следующем году. 21 октября этого года в Невеле состоялось соборное богослужение духовенства Невельского благочиннического округа, а в подмосковном селе Батюшково прошли Первые Ионинские чтения и также соборное богослужение. Это мероприятие было задумано как акт покаяния потомков односельчан епископа Ионы, которые давали показания в качестве свидетелей обвинения, осмеивали смиренного пастыря и его пасомых, собиравшихся на квартире у настоятеля храма в селе Батюшково для того, чтобы как это виделось некоторым односельчанам «через посредство церкви разложить трудодисциплину в колхозе, а этим самым развалить и колхоз, и посевные и уборочные кампании 1936-1937 гг.». В Невеле же теперь имеется воскресная школа имени священномученика Ионы (Лазарева) епископа Невельского, и думается, что в дополнение к замысленному мемориальному скверу в память о разрушенных храмах Невельской земли стоило бы воздвигнуть памятный монумент священномученику Ионе, которому было «дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него» (Флп.1:29) и который жил и умер «для Господа» (Рим. 14:8).

– Открывать неизвестные страницы нашей истории – дело непростое, оно, безусловно, отнимает много времени и сил. Приходилось ли Вам бывать в поисковых экспедициях ?

– Нельзя сказать, что краеведческая работа отнимает много сил, ибо она наоборот, придаёт силы, так как надо трудиться, чтобы не жить «в городе без истории, преданий и памятников». Стоит порадоваться тому, что есть единомышленники в лице Людмилы Мироновны Максимовской, поистине ходячей энциклопедии или базы данных по истории Невельской земли. Приведу один маленький, но яркий пример. В мае этого года я побывал в Ярославле, где занимался с документами, касающимися Псковщины, и вот в одном из писем я привёл перечень дел касающихся Невеля, так среди 7 дел относящихся к ярославскому делопроизводству она отметила одно – о принятии в православие матери и бабушки русских философов – Николая Онуфриевича и Владимира Николаевича Лосских – Элеоноры Катарины Пржеленской. Стоит также упомянуть и 2 дела о невельском мещанине Менделе Мордуховиче Лиогиньком. Этот эпизод-подсказка живо свидетельствует об объёме научной эрудиции Людмилы Мироновны. В сентябре этого же года это дело было просмотрено в подробностях и из него мы узнали о том, что Элеонора Ивановна Пржеленская была крещена 21 декабря 1828 года по римско-католическому обряду в церкви погоста Дубокрай Невельского уезда, а принята в православие в церкви села Колокша Романово-Борисоглебского уезда Ярославской губернии. Без Людмилы Мироновны эта архивная единица хранения так бы и осталось обделённой вниманием исследователя.
К сожалению, в краеведческих экспедициях на территории Невельского района мне не Н.П. Меньшовприходилось принимать участия, однако в Себежском районе я часто бываю в так называемых полевых сезонах. Думается, что если бы между Себежем и Невелем было устоявшееся транспортное сообщение, хотя бы посредством автобусов, то я бы принял участие, например в поисковом движении на территории Невельского района или обследовал дворянские усадьбы некогда располагавшиеся в Невельском уезде. Есть также одна задумка – учинить паломническую поездку – экспедицию на родину священномученика Ионы, ведь на сегодняшний день мы знаем где искать могилы его родителей. Я уже предпринимал поход по местам, связанным с епископом Ионой, так в июне я обошёл деревни Перемилово, Деденёво и Батюшково, а также Орудьево и Чёрная Грязь, которые упомянуты в следственном деле епископа Ионы (Лазарева) и его собеседниц – монахинь Ариадны (Мигаловской) и Зои (Заводовой).

– Что бы Вы хотели пожелать жителям Невельского района?

– Прежде всего, здоровья и благополучия! Солнца и душевного тепла каждому дому, а каждому сердцу – покоя! Также хотел бы пожелать неиссякаемого интереса к прошлому родного края, к тем людям, которые могли бы рассказать о нём, например, к оставшимся в живых ветеранам боевого и трудового фронта Великой Отечественной войны. Хочу пожелать, чтобы процветало общественное движение краеведения «Невельский край» и литературно-художественный клуб «Шкатулка», чтобы был выпущен фотоальбом работ невельского фотографа Валентина Николаевича Глижинского, чтобы был сайт с электронной версией книги «Солдаты Победы», чтобы школьниками собирались и пополнялись семейные архивы, ведь именно с этого начинается любовь к родной стороне.

– Николай Петрович, благодарим Вас за беседу. Надеемся, что и впредь не откажете нам в получении интересной информации по истории Невельского края, как говорится, из первых уст.

Невельский вестник № 46(11389) 10 ноября 2017 г.

Кто управляет прошлым, то управляет будущим

Памяти 16-й стрелковой Литовской Клайпедской Краснознаменной дивизии

За время существования общественного движения краеведения «Невельский край» его активистами сделано уже многое по изучению и популяризации исторического наследия нашего района.

Вот и недавно председатель совета движения И.М.Снетков вернулся из Вильнюса, где встречался с Вайгутисом Станчикасом – заместителем Председателя республиканской организации ветеранов Второй мировой войны, воевавших на стороне антигитлеровской коалиции, заместителем председателя ассоциации «Литва без нацизма».

– Игорь Михайлович, какова была цель этой поездки?

– Одно из важных направлений нашей работы – поднять из небытия имена и подвиги советских солдат, которые воевали против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. Осенью 1943 года в боях за освобождение Невельского района в составе Красной Армии сражались бойцы 16-й Литовской стрелковой дивизии. Многие из ее воинов совершили подвиги и полегли на нашей земле. Памятник 16-й Литовской стрелковой дивизии установлен в деревне Дубище. Напомню, что к 68-й годовщине освобождения Невеля этот монумент был отреставрирован и на церемонию его открытия приезжали из Литвы несколько ветеранов этой дивизии. Когда мы занялись изучением наградных документов солдат Красной Армии, воевавших на территории нашего района, в том числе и в составе 16-й Литовской стрелковой дивизии, оказалось, что более 600 её бойцов были отмечены боевыми наградами. Собрав все документы воедино, получилась большая книга с описаниями их подвигов.

Контакты с Литовской республиканской организацией ветеранов Второй мировой войны, сражавшихся на стороне антигитлеровской коалиции, у меня были и ранее, и через неё я вышел на Вайгутиса Сганчикаса. Вайгутис проявил большую заинтересованность в наших материалах, потому что сам занимается этой темой. Он был руководителем проекта (литовского и русского издания) книги «Литва: память. Погибшим во Второй мировой войне 1941-1945 гг.» с фамилиями тех, кто сражался против фашизма. Один экземпляр этой книги он подарил невельским краеведам, а я со своей стороны преподнёс ему книгу о подвигах воинов 16-й Литовской дивизии, сражавшихся за освобождение нашего края:

– Игорь Михайлович, расскажите об ассоциации «Литва без нацизма». Чем занимается эта общественная организация?

– Она была создана в Вильнюсе в 2011 году. В неё вошли как отдельные физические, так и юридические лица. Среди них республиканская организация ветеранов Второй мировой войны, сражавшихся на стороне антигитлеровской коалиции, Социалистический народный фронт, поисковая организация «Забытые солдаты», ассоциация российских граждан, проживающих в Литве, организация ветеранов афганской войны, ряд других общественных городских и республиканских организаций. Члены ассоциации выступают против фальсификации истории Второй мировой войны, ведут работу по антифашистскому воспитанию подрастающего поколения, держат связь с международными организациями, выступающими против нацизма, занимаются военно-мемориальной и архивно-исследовательской деятельностью.

Вот что написал в предисловии к подаренной нам книге Вайгутис Сганчикас: «Распространяемые некоторыми литовскими политиками и политологами, историками и журналистами идеологически ангажированные утверждения, якобы Литва не участвовала во Второй мировой войне, фальсифицированные представления о предпосылках, причинах и истории Второй мировой войны, попытки подвергнуть ревизии итоги и решения Нюрнбергского трибунала не могут затмить главного: жители Литвы с 1941 по 1945 год с оружием в руках сражались с фашизмом. На фронтах Второй мировой войны – под Москвой, Сталинградом, Курском и на полях других судьбоносных сражений – решалась и судьба литовской государственности, и будущее всего литовского народа. Ведь по замыслу гитлеровских вождей Литва должна была исчезнуть с карты мира, как капля воды на раскалённом камне».

Там же В.Станчикас приводит такие цифры. Всего в годы Второй мировой войны, на фронтах сражались более 150 тысяч граждан Литвы. Только после освобождения республики от фашизма в 1944 году и до конца войны части Красной Армии пополнили 108378 жителей Литвы: литовцев, русских, евреев, поляков и представителей других национальностей. В освобождённом 13 июля 1944 года Вильнюсе вступили в Красную Армию сразу 1417 человек, из них 898 человек были польской национальности, они были направлены в Войско Польское.

– Давайте вернёмся к 16-й Литовской стрелковой дивизии. Что вам известно о её боевом пути?

Решение о формировании принято Государственным Комитетом Обороны 18 декабря 1941 г. Дивизия формировалась в Московском военном округе в Балахне Горьковской области. Формирование осуществлялось преимущественно за счёт беженцев и эвакуированных из Литвы, также бойцов и офицеров бывшего 29-го стрелкового территориального Литовского корпуса, распределённых в ходе войны по различным частям Красной Армии, разысканных и переведённых в новую дивизию. Ядро офицерского состава дивизии образовали выпускники Вильнюсского пехотного училища, эвакуированного в Новокузнецк Кемеровской области (прошли сокращённый курс обучения). 1 мая 1942 года воины дивизии приняли военную присягу и началась усиленная боевая подготовка и вооружение дивизии, которые закончились в декабре 1942 года. Дивизия сражалась в феврале 1943 года на Орловской земле, участвовала в Курской битве.

К 8 октября 1943 года дивизия сосредоточилась в районе Усова- Сироток – Острова в 20 километрах юго-восточнее Невеля. Но 10 октября дивизия снова получила приказ на марш и первое боевое задание на Калининском фронте -11 октября вступить в бой у озера Ордово, расширить занятый плацдарм, наступая в направлении поселков Езерище, Рудня, и освободить деревню Палкино. В тот же день дивизия перешла в наступление. 167-й полк наступал на деревню Палкино, а 156-й – на Лобок и Езёрище.

18 октября 167-й полк после многодневных тяжёлых боев возобновил наступление и наконец взял деревню Палкино. В целом бои носили ожесточённый характер, противник то и дело переходил в контратаки. В конечном итоге, командование 4-й ударной армии пришло к выводу, что попытки лобовым ударом прорвать оборону противника положительных результатов не дали. Дивизия по приказу прекратила активные действия и перешла к обороне, успешно отразив несколько яростных контратак гитлеровцев.

Во второй половине октября 1943 года 3-я и 4-я ударная армии вновь пошли в наступление. Наступательные бои на участке Палкино – Лобок продолжались до конца октября. В этих боях дивизия участвовала до 25 октября. Отдельные части дивизии и её артиллерия применялись в боях севернее Витебска. После тяжёлых боев дивизия была сменена и отведена с передовой на отдых, где она размещалась в деревнях Гришково, Мацилище, Красный Бор. В эти дни части и подразделения дивизии принимали пополнение, приводили себя в порядок.

Дивизия, меняя районы сосредоточения, к 5 ноября 1943 года перешла в район Высоцкое, Овинище, Ващилы, но уже через несколько дней, рано утром 8 ноября, она была поднята по тревоге. Фашисты пытались возвратить Невель. В полдень 8 ноября полки 16-й Литовской дивизии встретили противника у деревень Терпилово, Белины, Блинки, Борок и высоты 191,6. Бои были сильные, но Литовская дивизия сумела отстоять свои рубежи. Она оборонялась четверо суток, прибегая к контратакам и штыковым ударам, известно, что немцы пытались применить психические атаки.

27 декабря 1943 года дивизия получила благодарность командующего фронтом и Военного совета 4-й ударной армий за отличные боевые действия в боях по окружению Езерищенской группировки противника, прорыву укреплённой оборонительной полосы немцев южнее Невеля и освобождению 24 декабря Городка.

После освобождения Полоцка дивизия получила приказ пройти форсированным маршем более 500 км и сосредоточиться у г. Шяуляй. В середине августа 1944 года её бойцы отличились при отражении контрнаступления под Шяуляем, предпринятого немцами с использованием до 800 танков и штурмовых орудий.

В конце января 1945 года дивизия участвовала в наступательной операции по разгрому группировки противника в районе Клайпеды, в ходе которой 28 января 1945 года отличилась при штурме Мемеля (Клайпеды).

31 января 1945 г. дивизия получила приказ снова идти в Курляндию, где в течение зимы и весны продолжала сражения. Утром 8 мая ещё шли последние бои, а в 12 часов дня дивизия вместе с другими соединениями Красной Армии приняла капитуляцию частей немецкой группировки в Курляндии. В середине июля Литовская дивизия совершила триумфальное шествие через всю Литву. В Вильнюсе был проведён парад победителей.

После окончания войны были подведены некоторые итоги боевой деятельности 16-й стрелковой Литовской Клайпедской Краснознамённой дивизии. С февраля 1943 года по 9 мая 1945 года 13764 воина дивизии были награждены более чем 21 тысячей боевых орденов и медалей. Она получила четыре благодарности Верховного Главнокомандующего, 12 воинов дивизии были удостоены звания Героя Советского Союза. В 1956 году 16-я стрелковая Литовская Клайпедская Краснознаменная дивизия расформирована.

– Сейчас во многих западных странах стараются переписать историю, забыть о том, что именно Красная Армия освободила Европу от фашизма. Знает ли молодёжь в Литве о том, что была такая дивизия?

– В программах изучения истории средних школ упомянуто только то, что была во время войны такая дивизия, но о её героическом боевом пути, боевых подвигах ничего не сказано. Ветеранов Великой Отечественной войны с каждым годом все меньше, но участники ассоциации «Литва без нацизма», по возможности используют все ресурсы, чтобы донести настоящую правду о войне. Вайгутис Станчикас часто бывает на различных конференциях и других мероприятиях как в Литве, так и в других странах, где сталкиваются разные точки зрения на итоги Второй мировой войны, и он последовательно и аргументировано выступает против героизации фашизма и неонацизма.

– Вы и дальше будете поддерживать с ним связь? Какие у вас планы на будущее?

– Конечно, контакты сохраним. В следующем году мы будем отмечать 75-ю годовщину со дня освобождения Невеля. К этой дате надо уже готовиться. Есть задумка организовать конференцию по этой теме и, поскольку 16 Литовская стрелковая дивизия оставила о себе хорошую память, считаю, что надо пригласить к участию и представителей ассоциации «Литва без нацизма». Уроки этой страшной войны имеют огромное значение для политики государственных лидеров разных стран. Большинство из них стремятся принизить и извратить эти уроки. Война против исторической памяти о Великой Отечественной войне есть не только выпад против наших отцов и матерей, бабушек и дедушек. Это и удар по будущему каждого из нас. И отражать этот удар нам надо вместе. Мы всегда должны помнить пророческие слова: «Кто управляет прошлым, тот управляет будущим».

-Благодарим за встречу. Успехов в осуществлении ваших планов и новых интересных проектов.

О.Герасимова

“Невельский вестник” 24 ноября 2017 года

Доска Почета Невельского района 2017 год

Гордость нашего района

В преддверии празднования Дня освобождения города Невель от немецко-фашистских Доска Почета Невель 2017 захватчиков, прошло торжественное поздравление, наших земляков, с занесением на Доску Почета самых достойных людей нашего района 2017 года. Это признание и благодарность трудовых коллективов и жителей Невеля, действительно их знают и уважают в городе. Трудовые заслуги в нашей обычной жизни вызывают чувство гордости. Торжественно поздравили собравшихся А.Ю. Ващенков, В.С. Зуев и В.А. Сафроненко, вручили свидетельства о награждении и цветы.
В соответствии с решением Собрания депутатов Невельского района от 30.04.2008 № 523 «О Доске Почета муниципального образования «Невельский район», положением о Доске Почета муниципального образования «Невельский район», утвержденным постановлением Главы Невельского района от 14.07.2008 № 699 «О Доске Почета муниципального образования «Невельский район», на основании ходатайств руководителей предприятий, организаций и учреждений, протокола № 2 от 15.08.2017 года заседания общественной комиссии для занесения лиц на Доску Почета муниципального образования «Невельский район»:

За личный вклад в хозяйственное, культурное, социально-экономическое развитие муниципального образования «Невельский район», а также за заслуги в образовании, охране здоровья граждан и правопорядка, в области государственной, муниципальной и общественной деятельности занести на Доску Почета муниципального образования «Невельский район»:

Белко Андрея Адамовича – заведующего стоматологическим отделением государственного бюджетного учреждения здравоохранения Псковской области «Невельская межрайонная больница»;

Воробьеву Валентину Ивановну — специалиста по социальной работе Государственного казенного учреждения социального обслуживания Псковской области «Центр социального обслуживания Невельского района»;

Голованова Юрия Николаевича — преподавателя – организатора ОБЖ муниципального общеобразовательного учреждения средняя общеобразовательная школа № 1 им. К.С.Заслонова г.Невеля Псковской области;

Дигилёву Ларису Бурановну — педагога дополнительного образования муниципального бюджетного учреждения дополнительного образования «Детско-юношеская спортивная школа» г.Невеля Псковской области;

Зуева Евгения Владимировича – электромонтера по ремонту и обслуживанию электрооборудования общества с ограниченной ответственностью «Заря»;

Иванова Бориса Николаевича – пенсионера, участника Великой Отечественной войны;

Карпенко Татьяну Михайловну – управляющего комплексом ОП Репродуктор 3- 8 Соколы общества с ограниченной ответственностью «Великолукский свиноводческий комплекс»;

Курочкину Ларису Владимировну – члена правления общественного движения краеведения «Невельский край», учителя иностранных языков муниципального общеобразовательного учреждения средняя общеобразовательная школа № 1 им. К.С.Заслонова г.Невеля Псковской области;

Курчавую Татьяну Ивановну – главного бухгалтера муниципального бюджетного учреждения культуры Невельского района «Культура и досуг»;

Макаренко Ольгу Владимировну – ветеринарного врача 1 категории государственного бюджетного учреждения «Станция по борьбе с болезнями животных по Невельскому и Себежскому районам»;

Малахова Ивана Михайловича — индивидуального предпринимателя;

Мурашкина Михаила Федоровича — председателя Совета Невельского Райпо;

Слышанкову Людмилу Дмитриевну – председателя Невельского районного Совета ветеранов войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов;

Шаворову Елену Ивановну — ведущего специалиста Администрации сельского поселения «Ивановская волость».

Воспоминания ветерана 21 гв. Невельской стрелковой дивизии

Похождения ветерана 21 гв. Невельской стрелковой дивизии в период Отечественной войны 1941-1945 годов.

С 19 сентября 1919 года служил в 105 Оренбургском запасном стрелковом полку.
В ноябре 1919 года был контужен, три раза болел тифом и был демобилизован бессрочно. В Воспоминания ветеран Невель1920-1921 годах лежал в            в г.Уфе в больнице на излечении. В 1921 году был снят с учета военнообязанных по третьей статье, по тяжелой исторической болезни.
22 сентября 1941 года поехал в Туймазинский военкомат с просьбой отправить меня на фронт, но врачи отказали. Я пошел добровольно.
24 сентября 1941 года прибыл в деревню Сафарово Чишминского района БашACCP.
Подходит покупатель-лейтенант и говорит: – “Кто желает в пулеметную роту?” Пулемет – самое грозное оружие, лишь бы ленты и патроны – ни один враг не пройдет. Вызвался я, за мной выходят односельчане Кошкин Петр Афанасьевич, Габдарашитов Сабир Габдрашитович.16 ноября 1941 года погрузились в вагоны на фронт.
Доехали до станции Скалино Ярославской области. Выгрузились, мы, 12 пулеметчиков остались для охраны полкового имущества. Полк пошел в Пешехон-володарский. Числа 12-го декабря 1941 года прислали за остатками полкового имущества и нас забрали.
16 декабря 1941 года прибыли в г. Рыбинск, помылись в бане. Погрузились в вагоны 19 или 20 декабря, выгрузились где-то близ Торжка на Калининский фронт. Ввиду большого снежного покрова нам выдали ручные пулеметы марки Дектерева и один станковой на роту. Политрук Туймазинский старший лейтенант Салях Сахабутдинович Батталов вечером ещё раз показал, как работать, разобрать и собрать пулемёт.
Сутки шли вдоль фронта, слева горели деревни.
Заняли оборону возле низмины, двое суток простояли в обороне. 26 декабря 1941 года на рассвете вышли из леса на сильно укрепленную дзотами долину, оборону немцев, бились до ночи, все же выбили немцев из укреплений. Вот и получили боевое крещение. Меня ранило осколком в левую ногу лапости, пробив валенку. Ранило Кошкина Петра тоже в ногу. Оторвало у моего напарника Белова большой палец правой руки. Убило помощника командира роты лейтенанта Бондаренко /украинец/. Ранило командира пулеметной роты старшего лейтенанта Дзюба /украинец/. В тот день выбыло из строя 1-го батальона 40%. Немцы отступали.Воспоминания ветеран Невель
1 января 1942 года приняли бой в одной деревне, захватили несколько человек немцев, 8 лошадей. С седлами и постромками, 4 брички парные, стоявшие на улице, с награбленным имуществом у населения, приготовленного для отправки в Германию.
Уничтожили у дома три станковых пулемета и расчеты, одну батарею с прислугой. В этом доме немцы, убегая из окошка, успели повесить хозяев: старушку, сноху и лет 15-ти девочку.
Я прибежал к этому дому первый. С пулеметом, с левой стороны бегут бойцы 1-го батальона и командир батальона.
Я, сбросив шинель, фуфайку, валенки, передал Габдрашитову Сабиру и хотел бежать вдогонку за немцами. Командир батальона остановил меня, говоря, что вызовешь артналет на себя, потому что в деревню собралось более сотни бойцов. Вечером заняли оборону по краю деревни за оврагом. Ночью немцы бешено били из артиллерий и минометов по нашей обороне. Был убит пулеметчик Кудряшев из соседнего расчета, ранен Габдрашитов Сабир Габдрашитович. На 2-е января 1942г. личного состава пулеметчиков осталось 44 человека.
2-го января мы немцев не догнали, они бежали, по дорогам бросая свои отеплительный соломенные сапоги и половики, которые накрывали на плечи. На нашем пути, оставляя горящие деревни. 6-го января, выбив немцев из одной деревни, вечером отошли отдохнуть в лес.7-го января на рассвете, проходя сгоревшую деревню нам показали раскладенные трупы сгоревшего населения на фундаменте. Видимо, немцы собрали всех в один дом и сожгли. Деревня была из 67 дворов, тут были и грудные дети. Мы сняли головные уборы и стояли в минутном молчании. Мы крикнули в один голос: “Смерть немецким оккупантам!” и пошли, утирая, слёзы.
5 января к вечеру проходили через, одну небольшую деревню, стоявшую в стороне от большой дороги, немцы там собрали у населения шубы, валенки, скот. Женщины встречали нас с хлебом и молоком. А одна женщина в хорошей шубе, муж – полицай и два сына которой удрали с немцами, говорит: “Вот опять пришли миленькие кровопивцы”. Пришлось её пристрелить.
6 января, проходя близ деревни Лопатино, у дороги посмотрели на штабеля убитых немцев. Видимо, были подготовлены для сжигания.
9 января 1942 года вечером подошли к одной деревне. Оказывается, немцы только что ушли в соседнее Кульнево; мы, пулеметная рота – 44 бойца пошли по низмине в обход. Подошли с тыла, спросили в крайнем доме старика. Он говорил, что в 50 метрах от его дома школа, в ней немецкий штаб, они сегодня пьянствуют. Мы с Сивковым пробежали по коридору школы, они услыхали, начали хвататься за оружие. Мы вскочили и бросили гранаты в окна. Было убито 18 офицеров, из-под крыльца противоположного дома вытащили ещё двух офицеров. Их пристрелили возле школы. Командир роты младший лейтенант Подласов назначает меня и Харисова встать в оборону у сарая. Пулемет поставили снаружи у угла сарая. Я захватил из сарая большую ношу сена, унёс метров сто от сарая к дороге, выходящей из Кульнева, сделав окоп в снегу, наблюдал за дорогой до утра. Утром поставили пулемет в воротах сарая. Я остался дежурить. Харисов ушел в дом старика завтракать, хожу с винтовкой вокруг пулемёта. Взглянул в угол, где сено навалено, вижу возле льна торчат два ствола. Выдернул один ствол винтовки. В это время вскочили два офицера, один поднял руки, второй побежал с винтовкой к снеговому окопчику. Я начал стрелять в него, он в меня, тут выскочили из дома пулеметчики. Подхватили немца с поднятыми руками. Я бежал до окопчика, тогда немец бросил винтовку и поднял руки, обоих немцев пристрелили у школы. Возле школы стояла кухня, она досталась 1-му батальону. Кульнево – большое село, есть средняя школа.
Освободили более 350 пленных красноармейцев, работавших на откорме артиллерийских лошадей, лошадей – более 200 голов. Захватили много немецкого имущества. Десятого утром идет офицер по тройке в штаб, помахивая портфелем, не зная, что штаба больше нету. Бойцы, стоявшие левее нас в обороне, подстрелили его. Побежал Харисов, снял с него часы и смушковый шарф. После этого едут 4 парные сани и один верховой, везли продукты для штаба. С пригорка пустили галопом. Тут бойцы второго батальона начали бить по лошадям и сшибли всех лошадей и ездовых. Я принес старику из школы мешок ржи и килограмм 40 мяса убитых немецких лошадей. На 11-е пулеметная рота и взвод бойцов пошли по лесам в тыл немцев. Шли по лесам сутки. 12-го ночью с тыла подошли к деревне. Тут было много немцев. Против этой деревни была ещё другая. Правее третья деревня – в общем, треугольник. Часть бойцов пошла левее деревни! Подняли крик “Ура!”. Немцы, видимо, крепко спали, охраны не было. Они выскакивали в окна, удирали в противоположную деревню, крича: “Партизан! Партизан!”. Приняв нас за партизан из противоположной деревни, затрещали пулеметы и всех немцев подкосили, а сзади мы добавили. Вот так немцев выгнали на немцев, в третьей деревне тоже было немного немцев и две легковые машины с офицерами были уничтожены. На рассвете пришли в Кульнево. 361 стрелковой дивизии, отличавшейся в боях, в январе 1942 года присвоили звание 21 гвардейской дивизии.
Я был в 69 гв. стрелковом полку 1 батальона,13 января 1942 года, с полудня пошли в наступление на Медведево. Мимо деревни Оленино шли по большой лесной дороге, артиллеристы скакали с орудиями на немецких откормленных, лошадях галопом. Заняли оборону близ опушки леса у деревни Якимово. К утру на 14 января мой расчет направили в эту деревню, для подмоги 2-ого батальона, пулемётчиков там не осталось. Коропконосчики Тестов Иван из Башкирии, бывший лесник, второй – Красильников и Ерёмин. 14 го с темна устроились возле одного дома. Я весь день строчил по наступающей немецкой пехоте из противоположной деревни. Коропконосчики набивали диски патронами. К 12 часам дня покраснел, раздулся Воспоминания ветеран Невельствол пулемёта, мы зашли в дом переменить ствол, имеющийся в запасе. В это время немцы засекли наш пулемёт, начали бить из артиллерии. Первый снаряд попал в переднюю часть дома, убил 5 красноармейцев, находившихся в доме. Мы выскочили, схватив коробки с дисками, нагнувшись, перебежали метров сто и так делали до вечера, перебегая с места на место. После нас из дома выскочили хозяин и хозяйка, их накрыл, второй снаряд. Немцы все шли цепь за цепью, не бежали, потому что было много снега. Мы ближе 200 метров немцев не подпускали к деревне. С наступлением темноты немцы прекратили атаку. В газете “Фронтовые новости” было написано, что убито 14 января 111 немцев и две санитарных машины.
Когда стемнело, мы пошли в лес, заняли оборону. Потом пришёл старшина Коротков, взял у нас котелки, говорит: “Пойду встречать кухню”. Мы подождали часа два, старшины нету. Я пошел через лесную дорогу, где встали наши пулеметчики в оборону. Вечером 13-го подошёл и глазам своим не поверил. Все пулемётчики перебиты, весь лес измятый танками. Посмотрел: лежит мой друг Харисов, мл. лейтенант Подласов. Раскиданы во все стороны. Пришел я к своим товарищам, пошли назад вдоль дороги, по которой пришли 13-го. Выходя к полю, услыхали немецкие голоса. Мы повернули в лес налево. К утру 15 пришли в ту деревню, где оставалась батальонная кухня. Там встретили старшину. Короткова. Так вот, нас осталось из пулеметной роты пятеро с Коротковым. Потом двое суток бились за деревню Каменка. Её захватили немцы 13 на 14 января.16-го нас послали днем в Каменку. До Каменки от нас метров 800: я полз впереди с пулемётом, за мной Тестов Иван. На половине пути нас немцы заметили и начали бить из минометов. Мы повернули обратно. Тестов отбежал вглубь леса. Я, вскочив в лес, поставил пулемёт к ёлке. Сам в стороне зарылся в снег. Мина попала в ёлку. Перегнула пулемет, мне разбила лоб и ободрала нос. Пулемёт я получил новый. На 18 января 1942 года нас заменила другая воинская часть. Нас осталось из первого батальона всего 46 человек, с разными поварами и ездовыми. В эти дни немцы сомкнули кольцо. Меня, Тестова, Красильникова, Ерёмина, сержанта Логинова и двух ещё, всего 7 человек назначили в пешую разведку. Первую ночь на нейтральной зоне мы вырезали провода немецкие, подожгли скирд немецких боеприпасов обложенные соломой и убежали по наезженной дороге. Потом нам дали задание добыть “языка”. Пошли мимо какой-то деревни по лесной дорожке. Слева расположена деревня в 2 прятки, правая огородами примыкала к лесу, по которой мы пробирались. Лес мелкий, осинник или тополя до 10 см. в диаметре, чистый от кустарника. Слышим: близко поют глуховато немцы. Пробираемся дальше. Видим: налево баня, возле бани ходит часовой. Прилегли, смотрим на часового, часовой подошёл к деревцу, пошатал его левой рукой. Нам хорошо видно, потому, что дорожка проходила метров 15 от бани. Часовой подошел к двери предбанника, привалился спиной. Ерёмин – здоровый, сильный, подполз с тыловой стороны к часовому, левой рукой, схватил часового за/мурло/ горло. Правой рукой всадил в левую ключицу полметровый нож и оттолкнул к лесу. А в бане немцы моются и поют. Я прилёг с пулеметом за деревом, наблюдал за тропкой, ведущей к бане. Товарищи одевались в предбаннике в немецкую одежду, которая находилась в предбаннике. Собрав автоматы, вывернув немецкие. карманы брюк, немцев одели в русские шинели, на босу ногу ботинки, рты заклеповали, им связали руки. Было их 4 офицера. Быстро пошли в дорогу. Гнали немцев по той же дороге, по которой мы пришли. От бани мы ушли километров 5. Слышим: за нами Воспоминания ветеран Невельпогоня. Пущены три овчарки. До 200 метров мы их не допустили, меткими выстрелами их уложили. Слышно была автоматная трескотня. Языки-немцы начали останавливаться прикончить холодным оружием. Более погони не было. Видимо в деревне был небольшой отряд. Наше дело было быстро удрать. Перевалив за бугор по проезжей дороге, пустились вправо, в свое расположение пришли на рассвете. Проделав за ночь более 40 км. четверо пришли полуфрицами. Что не привели языка, нас не похвалили. Мы, сдали 5 автоматов, 4 планшетки,4 нагана и немецкие документы.
С 22-го на 23 января 1942 года пошли разведкой с боем на станцию Сычёвка Смоленской области. Мы, разведчики в количестве 7 человек шли впереди метров на 200. Один из нас бежал сообщать колонне, что можно продвигаться вперёд. Так делали до деревни, Волково. Волково – в трёх-четырех километрах от ст. Сычёвка. Спросили в крайнем домике у старушки про немцев. Она сказала, что немцы среди деревни. Не договариваясь ни о чём, я пошёл вперед с ручным пулемётам по задворкам. Встречались сгоревшие дома. Миновав двухэтажный дом, впереди услышал окрик: “Хальт!” Оказывается, я наткнулся на стоявших в строю немцев возле дома. Я с ходу опростал весь диск в них, гранат у меня не было. Пока я вкладывал запасной диск, со второго этажа затрещали разрывные пули. Тут меня сшибло. Упав головой к немцам на утоптанный снег грудью, из памяти я не вышел. Так я пролежал минут 20 или 30, потом услышал, бегут по деревне, бойцы с криком “Ура!”. Потом появился санитар, посмотрев немцев, убитых мною, подошёл ко мне. Поставил на ноги, подбегает Тестов Иван, но санитар сказал ему, чтобы он не отставал от своих. Санитар один довёл меня до крайней избушки старушки. Раздел меня, сделал перевязку, уточнил ранение. В шинели три дырки. Средняя продолговатая, видимо попали четыре разрывные пули левее позвоночника прямо у сердца. Я сидел на кровати до 14-15 часов дня. Немцы начали бить по деревне Волково. Один снаряд попал в дом, пробил угол верха потолок провис там, где сидела старушка. Старушка поспешила в щель, сделанную раньше. Потом вбежал санитар, говоря: “Дом загорелся”, “Кто может спасайтесь!”. В доме еще лежали четверо раненых. Санитар мне говорил, что было убито мною 23 немца. Про пулемёт я не спросил, где он. Я был одетый, схватил винтовку, стоявшую в углу несколько обойм патронов, не взяв вещмешок, где был положен кирпич хлеба  мне в дорогу. Выбежал, оглянулся влево. Левее деревни шли три немецких танка. Поворачивая в улицу деревни, я побежал стороной. Немецкая пехота на лыжах в белых халатах качала бить в мою сторону. Я упал в мягкий снег между гребней. Наша часть отступила от деревни километра 2, перевалив через бугор. Только видно было стояли двое саней и две убитые лошади, два ездовых, видимо санитаров. Когда стрельба затихлась, я пополз дальше. С начала темноты пошёл в полный рост, по тем же дорогам. На рассвете 24 января пришёл в расположение своей части, встретил своих товарищей, стоявших в строю. Живы, здоровы. После перевязки меня направили в ППГ 205. Меня не принимают: мест нету; все дома забиты ранеными для отправки на Большую Землю, дорога закрыта. Сутки я сидел в разбитом доме, возле костра. На второй день зашел в школу. На полу лежат, сидят раненые 52 человека. Я сел в угол на пол. Через 12 дней пришел врач, сестра. Встать я сам уже не мог. Они подняли меня, посадили на полметровую скамеечку, раздели нательную тёплую рубашку выбросили, потому что стали тяжёлы от истечения крови. Потом дали нам на двоих один сухарь, аппетит у меня пропал. За два недели я съел полсухаря. Спросил санитара, кто живет в соседней комнате. Он ответил, живет учительница. Я встал, вышел, постучал в соседнюю дверь, мне разрешили войти. Спросил учительницу: “Далеко ли от вас село Кульнево?” “Кульнево шесть километров от нас. Сейчас там немцы, старшеклассники туда в школу не ходят. Что вы хотели?” Я отвечаю: “В Кульневе есть знакомый старик, живет на конце в соседях со школой. Я  хотел бы добраться до него, подкрестится”. “Знаю я этого старика, – говорит, – зовут его Алексеем, ему 74 года, еще Воспоминания ветеран Невельздоровый. Учительница, посмотрев на меня, вынимает из печи чугунок картошки. Подала мне две большие картофелины. Комната, не большая,15 квадратных метров. На стеллажах сидят 2 красноармейца, отрезают грамм 200 хлеба и подают мне. После дня три, кормились мясом убитых лошадей. После санитар объявил: “Кто может спасайтесь, немецкие снаряды летят в Александровку. Маршрут село Роменки,12 км. от нас, врач и сестра уехали. Еще один нашелся ходячий. Пошли с ним, шли двое суток, силы нет. На пути село Екатериновка, разбита и сгоревшая МТС вместе с машинами. Прибыли в Роменки, мест тоже нет. Продуктов нет. Из санчасти нас направили в деревню Потеряловка, сказав, что там отделение ППГ 205, шли сутки. Погреться в встречных деревнях не пускают. Придя в Потеряловку, обнаружили, что никакого отделения там нет. Посидели, погрелись в медсанбате какой-то дивизии часа полтора. Потом нас попросили освободить, место для прибывающих раненных. Думаем, ну что де нам делать? Решили обратно идти в Роменки. Пошли с км. от Потеряловки, навстречу нам обоз с раненными. Мы посторонились. Сзади обоза идет сержант Симонов, знакомый нашего батальона. Говорит, что медсанбат переезжает 21-ой гв. дивизии. Старшина Коротков тоже здесь. Обоз остановился, мой товарищ пошел в Роменки. Я, разыскав старшину Короткова сел с ним. Ездовой пошел пешком. Приехали в деревню Воробьевка. Нас, 13 человек поместили в один дом. Хозяин дома молодой, живут с женой двое. Приходят члены сельсовета, требуют с хозяина поставку картофеля для раненых. Хозяин отвечает:  «Пусть сколько надо едят эти раненые”, – показывая на нас. У старшины пулеметной роты Короткова перебита правая рука. Хозяева варят нам в печи картофель в 20 литровых чугунах, я очищаю картофель, для Короткова и для себя. Едим без соли, как на свадьбе. Потом нас повезли в деревню Ивановка, выжаривали паразитов из белья, каковых было с избытком.
Врач всех пересмотрел для отправки на «Большую Землю». Где-то можно было проехать через лес. Я был записан 19-ым. Всего в списке 21 человек. Подъехали 6 саней погрузили 18 человек. Ездовые ездили взад вперёд 13 суток, туда привезли только троих живыми. В медсанбате лечили 12 бойцов самострелов. Каждый, пробивши себе руку, военный трибунал приговорил их к расстрелу за измену. По ночам самолеты сбрасывали медикаментов, тушёнки, масло в указанных местах на больших полянах. Из Ивановки я был направлен в полковую санчасть 69 гв. полка для долечивания. В санчасти полка питание было с перебоями. Служба была охрана. Я был разводящим охраны из легкораненых. В полковой транспортной роте встретил земляка Ильясова Ахмета Ильясовича. После войны жил в городе Октябрьском. Старший брат Ахмета работал директором пивзавода в Туймазах.
В марте 1942 года меня откомандировали в пешую, разведку как бывшего разведчика. К разведчикам поспел к обеду, получив большую ложку ржаной каши. Один час я жевал её. Потом командир разведки лейтенант Фомин проводил меня в дом на отшибе чистить картошку. Картофель за сутки я начистил килограмм 10. Утром пришли за мной. Переходим в д. Воспоминания ветеран НевельРябиновка. Начищенную картошку высыпал в кошелёк, сшитой из полотенца. Больше у меня ничего не было, кроме кошелка. Прихожу в расположение лейтенанта Фомина. Спрашивает: ”Картошку захватил?” Показываю: вот она. Давайте котелки печь топится, выход через два часа Лейтенант Фомин послал меня мыться в баню. Хорошо помылся. Последний раз я мылся в городе Рыбинске 17-го декабря 41 года. До Рябинского тут 13 километров, до Рябиновки ж сил не хватило. Переночевал в заброшенном сарае у костра, утром явился к разведчикам. Меня оставили дневальным, разведчики в ночь на разведку. Снова меня отправили в санчасть, как неспособного ходить в разведку. В санчасти 1-го батальона сделали мне перевязку. “Жилье и питание сам ищи”, – так мне сказали. Пошел искать, нашел сгоревший сарай под развалинами, нашел двух обгоревших коров. Хозяин коров видимо был справный, мясо коров было очень упитанным. Нарезал я полный полотенцевый кошелек килограмм 10, у меня уж был котелок и ложка. В одном сарае просидел я двое суток у костра. Варил мясо, только без соли, почему-то там соли не было. Думаю: куда же мне пристать, везде меня, отгоняют, как неспособного, слабого.
Потом встретился с одним лейтенантом. Говорит, что бакалинский, из Башкирии, командир пешей разведки, завет меня в пешую разведку. “Нас 9 человек, будешь оставаться дневальным, мы тебя откормим. Немецких продуктов у нас многой подлечим раны”. Квартира у них в деревушке возле леса. Утром пошел на перевязку. Врач перевязал. Часа через 2 приходит этот врач, пишет направление в хозяйственную часть первого батальона 69-го полка. И еще был один раненый, того тоже выгнал в хоз. часть, написав нам маршрут.
Командир хозяйственного взвода 1-го батальона капитан Радионов /уфимец/. Ездовым я работать не мог, моя работа – день чистить мерзлую картошку, ночь сидеть в сарае у костру охранять 14 лошадей. В одну ночь ездили с ездовым на нейтральную зону на лошади искать сена для лошадей. Занимающие оборону бойцы, нас пропустили. Попав в д. Покусенка, ездовой ходил по дворам, искал сено. Я охранял лошадь. Против Покусенки деревня Татаринка, там немцы. Не найдя сена, нашли в одном подполе – картофель. Сани большие, брезент большой. Насыпали пудов сорок. Ездовой заметил в сенцах на нашесте 6 кур, отвернув им головы, положил в мешок. Из Покусенки нужно ехать на подъем. Воз тяжелый, пособляли сами при выезде на ровное место. Начало светать. Нас заметили из Татарники немцы. Начали летать свинцовые пчелы. Перевалили за бугор тут и наша оборона в лесу. 20 марта 1942 года я поехал на двух лошадях с этим ездовым в Бельский район за ржаной соломой для лошадей, где молотили рожь, для хлеба бойцам 21 гв. дивизии. Ехать 60 км. Проехав км. 25, остановились Воспоминания ветеран Невелькормить лошадей в деревне Павлово. В этой деревне располагалась 5 транспортная рота 59 гв. полка 21-й гв. дивизии. Там я встретил земляка Фёдорова Александра Николаевича. Сейчас живет в соседней деревне Дарвино. Уже пенсионер. Накормил он нас обедом. Когда ехали обратно с соломой, Федоров угостил нас гусятиной и хлебом досыта. Приехав в расположение хозчасти, без нас тут была бомбежка. Имеющиеся 4 дома в деревне уничтожены, разнесен сарай вместе с оставшимися 12 лошадями. Хозвзвод расположился в лесу в устроенном шалаше. Мимо нас сутки проходил на передовую санитарный батальон с собаками, запряженные по 4 собаки в лёгкие лодочки. Прошел батальон лыжников в ботинках, в куртках и в одних подшлемниках. Был у нас в хозвзводе один красноармеец Воронин, близорукий, его дело было поддерживать огонь в шалаше. Один раз, собирая, хворост близ дороги, обнаружили кучу шинелей, шапок, валенок. Это проходившие лыжники побросали и пошли налегке. Все шинели были уже мокрые.
В конце марта или в начале апреля 1942 г. я стоял ночью в охране с полкилометра от нашего шалаша, возле опушки крупного разреженного леса. Охранял батальонное имущество. Часа в два утра втолкнулся сюда танк “Катюша”.
Танкисты до утра спали в танке. Как рассветало завели танк на пути левой гусеницы стояла осина до 30 см.в диаметре. Танк попятился, потом двинул левой гусеницей осину, еще попятился и пошел, раздавив осину в щепки. Осина была старая, ситовая. Подошли еще несколько бойцов, глядели как улепетывает танк к селу Холминки. Нам Холминки хорошо видно. От нас не более двух км. хорошо видно пожарную вышку. Это было часов в 9 утра. Немцы в это время завтракают. Вот Катюша им спела, на закуску подкинула 16 поросенков. Снегу оставалось  мало, кое-где немного. Мы стояли, смотрели, не прошло и 20 минут, как танк летел обратно на большой скорости и скрылся в лесу. Капитан Радионов ездил в Андриаполь, где был возле немцев 12 километровый проход. Привел двух лошадей, фуража и мясной тушёнки. Проезжал только ночью, днём проход немцы бомбили.
В конце апреля несколько дней были в деревне Валутино. После переехали в Татаринку. Татаринка была освобождена.
В июне 1942 года стояли в деревне Снегири. Нас группа 10 человек ходили раз в день за 18 км. в  полковое арт. снабжение за боепитанием в деревню Срубы. С боепитанием проходили мимо Снегирей напрямик через деревни Большая Полуденовка и Малая Полуденовка, на оборону 1-го батальона, расположенную ниже Малой Полуденовки в небольшом овраге, правее чертолена. Я был старшим группы. В полночь сдадим боеприпасы начальнику арт. снабжения, и идем в расположение хозвзвода, утром повторяем поход. В срубе возле склада арт. снабжения полка встретил земляка Борисова Михаила И.В., данное время здравствует в дер. Дарвино, пенсионер.
Ходить за боеприпасами было трудно. Грязь почти по колено, дожди, заедают комары. С 20 по Воспоминания ветеран Невель21 июня 1342 года я уже ослаб, дойти до Снегирей вечером с боеприпасами не мог. Свалился, не доходя с полкилометра от Снегирей. Товарищи втащили меня в баню, стоявшую тут, протопили печь.
Утром 21-го пришли в Снегири, политрук 1-го батальона старший лейтенант Сидоркин вынимает наган и говорит: “Сейчас расстреляю. Почему не доставил патроны, гранаты с вечера?” – “Я товарищ, гвардии старший лейтенант ничего не помню, видимо обессилел”. Капитан Радионов послал меня в медсанчасть батальона, находившуюся в Снегирях. В санчасти обработали мне плохо заживающую рану, перевязали и на три дня дали освобождение.
Справка, чудом уцелевшая от 21-го июня 1942 года в настоящее время цела, хранится, как память Великой Отечественной войны. Не доходя Полуденовки обнаружили много грибов. В одном хозяйстве дали мне две репки, лука, очищенные луковки сварил с грибами, луковки не почернели, значит, грибы съедобные, не ядовитые. Этот способ знал я до войны. Грибы было хорошее подспорье в питании бойцов.
Отдыхать в Снегирях я не стал, потому что начальник арт. снабжения заболел и его отправили в медсанбат. Я добровольно заменил его. Вечером ушел через Полуденовки на передовую в 1-й батальон. Принимал и раздавал боеприпасы, днем кое-когда ходил по обороне вправо по овражку. Левее были немцы. Прямо моей землянки на бугре был разобран домик. Я каждую ночь приносил оттуда 1 простенок. Один раз пошел перед рассветом, тащил ползком чурбак, меня заметили слева немцы и полетели свинцовые пчелы. Бросив чурбак, скатился в овражек. По овражку протекал ручей, я поддерживал небольшой костер. Тут кочевал до последних дней.
5 июля 1942 года, как взошло солнце, из противоположной деревни вышли немцы в атаку с засученный рукавами, с криком, мне хорошо была видно, деревня на бугре в 2-х км. от нашей обороны. Прибежал командир батальона, еще трое бойцов, распорядился: “Берите быстрее ящики с патронами, гранаты и быстро по овражку левее Полуденовки в Снегири”,- сказав, что остатки взорвем, мы сколько могли бегом в дорогу. Километра полтора пробежав, левее нас метров на семьдесят ворвались два снаряда, поворотив в Снегири вправо, как миновали Полуденовки, после нас бежала пулеметная рота, немецкие мотоциклисты опередили, отрезав пулеметчикам отход.
Прибежав в Снегири, две подводы и капитан Радионов уже тронулись в путь. Прибавив шагу, догнали подводы и положив три ящика патронов в телегу. Отъехав километров 5 по широкой лесной дороге, мы шли тоже с грузом по лесу метров 10 от дороги. Немцы взад нам начали строчить из автоматов.
Ездовые, обрубив постромки, сели верхом. Пробирались по лесу. Немцы перестали строчить, Воспоминания ветеран Невельпогоню прекратили, потому что боялись партизан. А партизаны были из Малой и Большой Полуденовоки.  Население ушло в леса. Один раз, проходя Полуденовку, в одном доме увидели старую-старую старушку, лежавшую за печкой? Старушка рассказала, что все находятся в лесах. Мужики, девки партизанят. Ее в лес не взяли, сказали, в землянках сыро и кому со мной возиться. Вот у меня хлеб и вода, я уже ничего не съем, скоро умру, Дня через три мы проверили: бабушка уже окоченела.
Правее землянки был минометный расчет. Командир расчета лейтенант Курылин. Они успели удрать правее Полуденовки. Больше из батальона никто не выбрался. Лейтенант Курылин с 5 бойцами догнал нас б-го июля. Мы остановились отдыхать в кустах. Тут собралось уже до 200 человек. Отдыхали часа 2. Потом пошли по узкой лесной просеке. На лошадей перекинули через седла мясную тушёнку. Прошли километров 10. С правой стороны встретилась поляна. Посреди ее стояла береза.  Мы  трое несли станковый пулемет.
На краю этой поляны у нас увязла одна лошадь. Почва была жидкая. Доставив пулемет к березе, сложили шинели, винтовки. Начали вытаскивать лошадь веревками. Лошадь успели вытащиться. Я сматывал веревку. В это время налетел стервятник и бросил бомбу к березе. Яма оказалась метров 30 в диаметре, высота берегов метра 4.  Завалило с лошадями три повозки, ехавшие спереди нас. Меня завалило по голову. До этого я успел присесть к елке. Скоро меня откопали. Винтовки, шинели, пулемет найдут археологи. Дальше мы шли всю ночь. 7-го июля на восходе солнца вышли из леса.
Тут были брошены повозки санчастей. Я снял ботинки, ноги опухли, обопрели. Разодрал несколько простыней, обмотал толсто ноги, ботинки положил в вещмешок, пошли дальше.  Капитан Радионов дал мне кнут. Ведро в нем немного мярд и 2 куска свинного сала. Одну лошадь вели Сучков с товарищем, вторую – Симонов. Я подгонял сзади. Капитан Радионов сказал: “Бегите, куда люди бегут. Я вас
догоню, и пошел вправо. Добежали до реки, река большая метров в ширину, правее мост, его обстреливают немцы, левее моста в полкилометра – переезд по воде. В этом месте в реку натолканы машины. Повозок уйма. В другом месте не нашил перехода. Что делать нам, как перебраться через реку? Пошел я по воде. Вода достала мне до языка. Плавать умею, как топор. Машины оттолкали по воде. По течению добрался до другого берега. Подъем крут. В косогоре покинутые повозки. Мы вылезли двое на берег. По одной лошади вытащили веревками обеих. Побежали вдоль берега налево, метров через 200 поворотили к лесу. До леса бежать тоже метров 200. Выбежав на ровное место, побежали к лесу. Сучков левее,  Симонов правее, с левой стороны бьют из танков, с правой с моста автоматчики. Сучкова с товарищем прикончило из танков. Потом один снаряд в нашу лошадь. Я бежал, подгоняя лошадь. Незаметно куда улетело седло с тушёнкой, только видел позвоночник лошади. Поводырь Симонов разлетелся на куски. Я бросился бежать, метров в 15-ти заметил промоину, ведущую из леса к реке. Пополз по промоине до леса, вбежал в лес, оглянулся: за мной ни души.
Пошел вглубь леса. Увидел пятерых бойцов, разжигающих костерок на берегу овражка. По Воспоминания ветеран Невельовражку протекал ручей. Посмотрел я на себя, в левой руке ведро, в правой кнут, на левой стороне противогаз. Подошел к ручейку, бросил кнут, противогаз. Посмотрел в ведро: там земля, куски сала видимо потерял, когда полз. Выгреб из ведра землю, вымыл ведро, может; кому пригодится для воды. Почувствовал тепло на левой ноге, разул ногу, вытащил осколок ниже колени. Промыл рану, забинтовал, имеющимся бинтом. Маленький осколок вытащил из бороды, более ран не было.
Из этого леса перешли по промоине в другой лес. Ночевали возле лесного озера. Ночью в одной гимнастерке прохладно.
8-го июля  в лесу нашли брошенные повозки с шинелями, винтовками, патронами. Выбрал я себе шинель, взял винтовку, патронов. Винтовка, патроны есть – теперь враг не страшен. В плен не сдамся, стало на душе теплее. 11 июля добрались до обороны немцев. Собралось более тысячи бойцов из разных дивизий, лес сосновый вековой. Оборона немцев проходила по лесу дугой по асфальтированной дороге. По дороге часто были наставлены пулеметы, минометы. Ночью немцы ходят  взад и вперед, и строчат из автоматов, пулеметов по сторонам.
Командного  состава было мало, были сержанты, старшины, лейтенанты. 12-го июля в 2 часа утра пошли на прорыв. Правее подошли метров 40. Немцы как начали садить по лесу из пулеметов, минометов, автоматов. Пришлось уйти вглубь леса.
12-го собралось до полторы тысячи человек.12-го прибыл генерал-майор Михайлов, командир 21-й гв. дивизии. 12-го он весь день работал. Сформировал по взводам, всем давал указания, как действовать при прорыве. Лейтенант Курылин командир минометного расчета. С правой стороны колонны, во второй шеренге, стрелять вправо по дороге. Середина колонны стрелять прямо перед собой, левое крыло и станковый пулемет стрелять влево по дороге, гранатометчики впереди.
13-го июля часа в два утра пошли на прорыв немецкой обороны. Прямо, только левее метров на 500, чем прошлую ночь. Подошли к дороге, залегли, прозвучала команда “Огонь!”. Гранатометчики уже свое; дело сделали. У лейтенанта Курылина один боец, бросив винтовку, втоптал в грязь и пошел обратно в лес. Приказ только вперёд.
Перепрыгнув через провода, которые были протянуты по обеим сторонам дороги, на столбиках высотой до одного метра. Перевалив дорогу и в лес, лес чернолесье, черемушкин, орешник, темно, все поцарапались. В этом прорыве Генерал-майор Михайлов был ранен. Прошли по лесу километра 4, рассветало. Впереди саперы прорубают широкую просеку. К 15 часам дня дошли до большой дороги, встречают бортовые машины и довозят до питательного пункта. Нас довезли до вечера. Один км. до питательного пункта дойти сил не хватило, легли у сосны, отдыхали до утра.14-го утром пришли на пит.пункт, находившегося в кустарнике на полянах Воспоминания ветеран Невельвозле небольшого чистого озера. На полянке котлы, варят рисовую кашу. Получив кашу, позавтракали, отдохнули. Я написал строевую на 18 человек. Пошли с лейтенантом Курылиным в склад в виде ларька, тут же на поляне. Получили сухой паёк, хлеб, пшенный концентрат, чай, махорку. Нас всего шестеро. Мы расположились у озера, варили кашу, пили чай, отдыхали до утра. 15-го июля 1942 года утром сварили кашу, пили чай. Позавтракав, вышли на большую дорогу. Нужно идти 30 км. до следующего пит.пункта, пройдя километр, навстречу нам старший лейтенант, командир пулеметной роты Дзюба. Он был ранен 2-3-го декабря 1941 года в первом бою, пробирается в свою часть. Дошли до регулировщика, остановили попутную машину, доехали до следующего пункта. Так делали ежедневно, получали по три пайка продуктов.
19-го июля дошли до станции Силижарово. В одном домике сдали оружие. Получили маршрут до 89-го гв. полка. 21го июля явились в первый батальон, тут уже получено пополнение. Так нас пришло с 1-го батальона из окружения шестеро, 7-й связист батальона, 8-й капитан Радионов, а было 162 человека. Командир батальона новый и политрук. Подхожу к комбату, докладываю о прибытии. Комбат говорит: «будешь старшиной, вот тебе люди, вот строевая. Впереди деревня Великие-Нивы, иди, получай продукты и корми бойцов батальона.» Прихожу в деревню Великие-Нивы в склад 69-го гв. полка, встречаю капитана Радионова. Радионов говорит: «Получи и раздай продукты, доложи политруку Петренко, иди ко мне будем вместе.»
Радионов уфимец. Так я и сделал. Капитан Радионов пришел из окружения 15го июля, работает начальником П.Ф.С. 69-го гв. полка 21-й гв. дивизии.
22-го июля со станции Силижарово поехали на углях паровоза в Москву, в числе семи человек. Дохали до станции Кувшинова, от станции Кувшиново до городу Калинина на попутной машине. По городу Калинина ночью шли пешком. Потом сели в попутную машину.
При восходе солнца приехали в Москву до станции метро. Вблизи метро у одного старшего лейтенанта живут родители, зашли, позавтракали, сели в метро, доехали до города Загорск. В городе Загорске в двухэтажной школе разместился штаб 21-й стр. дивизии.
Первые дни я работал в прод. складе А.Х.Ч. Получал и отпускал продукты на 162 человек, не включая комендантский взвод, раздал новое обмундирование по ведомости, староё принял. Была нехватка, несколько кабуров, две шинели, несколько пар белья, и еще что-то. Видимо кто-то не сдал старое. Рядом со штабом дивизии в деревянном доме расположился медсанбат, старый медсанбат из окружения не вышел. Три недели я пролежал в медсанбате, долечивали январское ранение, и были опухшие ноги и был страшный кашель. Капитан Радионов работал начальником А.Х.Ч.
В Загорске получили гвардейские значки. Пока я лежал в медсанбате кладовщиком заменял меня ездовой Раднов. Потом я работал до сентября. Когда пришел из окружения прежний начальник А.Х.Ч. капитана Радионова откомандировали в 59-й /и я с ним/гв. полк начальником П.Ф.С. расположенном за Птицегородом в лесу в бывшем детсаде. Я работал экспедитором по снабжению полка продуктами. Через неделю капитана Радионова отозвали в штаб дивизии. Его место занял старший лейтенант Воинов. 59 гв. полк сформировался 3500 человек. Получили монгольских лошадей, не объезженных. Продукты я возил на машине из Загорска, на лошадях хлеб, находился недалеко.
К концу сентября полк Переехал к Звенигороду. После поехали на фронт два эшелона, кладовщики с одним эшелоном, я с другим.
2-го октября 1942 года выгрузились на станции Охватово. Полк пошел пешкой до фронта. Мне оставили одного охранника, одного ездового с лошадью из санчасти. В Охватове я получил 28 тонн продуктов, добился Пульманский вагон, всю ночь возили, грузили продукты, двое бойцов из арт. снабжения помогали. Суток шесть ехали до станции Ломоносово, потому что днем эшелон стоял в лесу замаскированным, днем немецкие стервятники не давали проходу. 10 октября выгрузили продукты на ветке станции Ломоносово.
12-го октября приехал на двух машинах начальник П.Ф.С. старший лейтенант Курыпин Иван Иванович, молодой, высокий, называли его полтора Ивана. Нагрузили машины продуктами.14-го октября приехали за остальными продуктами, на парных бричках с лейтенантом Пузырев. С вечера погрузили  остальные продукты и поехали. Проезжать нужно низменность, лошади монгольские, ходят задом. На одном полкилометра промучались до утра, до восхода солнца отъехали километра два. В это время налетели немецкие стервятники, начали бомбить штабеля продуктов, боеприпасов, выгруженные на ветке Ломоносова. Начали взрываться боеприпасы. Лейтенант Пузырев говорит: “Наше счастье, что выбрались вовремя, а то бы капут нам”.
1б-го октября 1942 года приехали в расположение 59-го гв. полка, к складу. Подходит пом. полка по хоз. части гвардии майор Золотарев. Дает мне задание: будешь зав-продскладом. Сержант Аксёнов проспал, один день, полк был без продуктов, его сняли. Сержант Фролов будет у тебя помощником. Надеемся, не подведешь. На этом участке фронта крепко били немцев в хвост и гриву. Место фронта говорили мне, что Смоленская область, Щучье озеро.
В конце октября заготовляли картофель для полка. Поехал в доп. за продуктами. Просят сведение, сколько заготовлено картошки. Майор Золотарев сведений подавать не велел. Старший лейтенант Воинов продукты не отпустил, говорит: давай сведение. Доп. находился в Воспоминания ветеран Невельтрех км. от нас. Я побежал к майору Золотареву, докладываю что без сведений ничего не дают, он говорит, иди, получай, сведений не подавай. Прихожу в доп.транспорт дожидается меня, захожу в контору, продукт не отпускают. Близко утро, полк может остаться без продуктов, вышел, думаю: что же делать? Захожу в контору, подав сведения, получаю продукты. Приехали, докладываю майору Золотареву, что подал сведение на 23 центнера. Майор Золатарев кричит на меня, что ты наделал, приказ не выполнил. Говорит: «утром чтобы тебя здесь не было. В четыре христа господа бога в немецкую сметану мать.» Старшины поджидают меня, раздал продукты и отдыхать. Утром приходит майор Золотарев кладет мнё руку на плечо и говорит: ”Молодец Соловьев, что не оставил полк голодным. Я отвечаю: ”Служу Советскому Союзу”. Собрался в пулеметную роту или в разведчики, потому что полюбил делать дерзкие вылазки в немецкий тыл. Майор Золотарев говорит: «Ладно старик, здесь ты нужнее».
14-го ноября 1942 года. Приказ перебираться к Великим Лукам. Более 200 км. Получил 18 тонн продуктов, погрузили на повозки транспортной роты, на повозки санчасти и на повозки других частей. Ночью тронулись в путь. Для охраны на каждую повозку прикрепили по три автоматчика. На одну повозку погрузили водку, белый хлеб, мясную колбасу в банках. Ездовой сержант Радионов, шел с нами лейтенант. На первый ночевке, к нам пристал капитан Елизаров, начальник по тылу. Капитан Елизаров давай налей, говорит перед ужином, три котелка выпили, с нами участвовали хозяева дома. Утром я их опохмелил. Но следующие дни врач полковой санчасти капитан рекомендовал ослабевшим бойцам давать по 150 г. водки и кормить колбасой с белым хлебом. 23ноября не доезжая, км. 20 до Великих Лук. На берегу реки Ловать подготовлен для склада домик. Докладываю майору Золотареву и начальнику П.Ф.С. Курыпину о прибытии.
Нужно приступать к раздаче продуктов, весов нет, где-то ездовой затерялся в дороге. Приехал в декабре. Пришлось гнуть через коленку, чтобы только не обидеть бойцов. Гв. майор говорит: «налей с приездом понемножку». Наливаю из 30 литровой бутылки литра три остатка, а еще где, говорю больше нет, вся, как вся? Докладываю, вам наливал на остановках много раз, с начальником санчасти капитаном раздавали ослабевшим бойцам. Подкармливали колбаской, консервой и белым хлебом. Поэтому они от нас не отставали. Покажи чековое требование. Посмотрели, водки там не числится, а где ты взял?  Говорю это гв. майор вашему уму непостижимо, так господу угодно, его пути неисповедимы, как говорит священные писания, ax-ты русский еврей говорит майор. Водки было получено 50л., кладовщик был в дым пьяный, видимо не проставил в чековом требовании и был арестован.
24-го ноября был снег, река Ловать замерзла. Лейтенант Пузырев пригнал подводы, впряженные в сани, поблизости находился доп. Получил продукты,350л. водки в стеклянной посуде 56 градусная с муравейным спиртом на 3500 человек.
Продукты погрузили на подводы, водку на бортовую машину. Переезд через реку Ловать был подготовлен, наторожена на лед солома, хворост, снег. Подводы переехали хорошо, с продуктами.
Пошла машина, на середине реки лед раздвинуло, шофер заглушил машину, выпрыгнул из Воспоминания ветеран Невелькабинки, машина пошла ко дну.
Склад разместили в деревне Грицково в трех км. от реки Ловать.  Боевые подразделения атаковали станцию Чернозем.
Левее 21-й гв. дивизии действовала 25гв. дивизия, правее к Beликим Лукам 44гв. дивизия. Схватка была страшно вспоминать. Вывод из Великих Лук немцем был отрезан. Немецкие стервятники над  деревней Грицково сбрасывали дырявые пустые железные бочки, которые со страшным воем на землю, нагоняя жуть трусам. Сбрасывали деревянные ящики, начиненные булыжником. При ударе на землю булыжник разлетался.
Были часто воздушные бои. Наши ястребки сшибали немецких стервятников. Правее Грицково подбитый немецкий стервятник вдарился в мочажину, на воле был виден только хвостик. Воздушные бои продолжались долго и по несколько раз в день. В началё декабря было решено доставлять продукты на передовую, организовать перевалочный пункт.
Сержант Фролов не поехал, ссылаясь, что не справится с оформлением документов. Погрузив мясо овечьи тушки на бортовую машину. Поехал со мной начальник П.Ф.С. старший лейтенант Курыпин Иван Иванович. Приблизившись к передовой, машина засела в грязи. Ни туда, ни сюда, ни взад, ни вперед. Против нас метров 79 стояла избушка. Верх у нее снят. Я побежал, принес два чурбака, еще сбегал, принес два. Подложили под колеса, выехали. В это время бегут с передовой, бойцы в панике, кричат нам: немцы вон. Командование их воротило. Никаких немцев нет, произошла паника. Шофер раз вернул машину, мы возвращались обратно. В ночь погрузили продукты на подводы, поехали правее, нашли на передовой домик над овражком, тут я раздавал продукты подразделениям 5 дней. В следующий раз на трех подводах поехали ночью с лейтенантом Пузыревым к деревне Поломы. В деревне на концах осталось по  два дома, располагаться в домах нельзя под обстрелом. Деревня расположена на гребне, как на насыпи. Левее кустарника низмина, правее низмина без кустарника. Тут стоит хлеб бревенчатый, без крыши. Послали саломы, плащ. палатки, поставили весы, по низмине пришли старшины, получили продукты согласно строевой. С передовой прислали двух, легкораненых, для охраны. Утром эти четыре дома немцы разбили. В. хлеву поставили железную печку, в тыловое окно вывели трубу наружу и поддерживали тепло. Во вторую ночь тоже привез ли продукты, ватные брюки, фуфайки, валенки, шапки, тоже раздал по строевой.
Раздав продукты, после чего вроде слышно, как-то подходит к хлеву. Брал два автомата, диски, подполз, к уличной дороге, прилег, слушаю. Вот через несколько минут с противоположной стороны, выходят из кустов гуськом в белых халатах. Вышли на дорогу улицы, остановились, один показывает на хлев. Говорят на немецком языке. Меня не видно. Так это же немцы разведка, от меня они несколько метров. Подсчитал 12 человек. Опростал из автомата всю диску в них на груди, все упали, взял второй автомат, гляжу, некоторые, поднимают голову, хотят ползти. Из второго автомата дал им в задницы. Заложил новые диски, жду, более не один не пошевелился. Жду ответной очереди, нету, лежу, жду. Может еще появятся. Вправо, влево гляжу. Выскочил охранник, я им махнул, ложись. Так я продежурил до утра.
Охранщики днем дежурили по очереди на воле, ночью отдыхали, днем приполз к нам раненый. Я перевязал ему раны, он говорит: “Разрешите здесь отдохнуть”. И пойду потихоньку в тыл. На третью ночь приезжает лейтенант Пузырев. Я докладываю ему о происшествии. Он поглядел немецких разведчиков, решил больше оставаться здесь нельзя. Я раздал продукты старшинам. Лейтенант Пузырев что-то написал, погрузив немецкие автоматы 12 штук, патроны, гранаты, еще что-то собрано было. И послал еще одного ездового в тыл. Погрузив продукты, забрав охранщиков. Раненому красноармейцу сказали немедленно пробираться в тыл пока темно. Воспоминания ветеран НевельВыехали, дорога на подъем, отъехали км. 2, рассветало. Мы едим, глядим назад. Немцы начали бить из артиллерии, один снаряд угодил по оставленному нами хлеву. Хлев загорелся. Лейтенант Пузырев говорит: «Ты Соловьев наверно в сорочке родился, опять удрал от смерти.» На два км., как со станции Ломоносово. Вот немецкие разведчики дырку от кренделя получили вместо языка. Приехали в сгоревшую деревню, кажется название Тимофеевка. В конце деревни овраг не глубокий. По оврагу лес елошник. За оврагом передовая. На берегу домик под елошником, левее дома амбар, продукты сгрузили в амбар. На следующую ночь привезли продукты и в помощники мне старшину Фураева. Пробыли тут неделю, в домике живут хозяева. Мальчик мне рассказывал, показывая рукой: вон там была школа, я учился в третьем классе. Когда пришли немцы, собрали некоторых дяденек и учителей, их закрыли в школе, чем-то облили стены и зажгли, некоторые хотели выпрыгнуть в окно. Немцы их били из автомата, стреляют и хохочут, крича – партизан гут партизан. Всего сожгли 21 человека. Последний день немца начали перекидывать снаряды через деревню. Потом приехали ночью две подводы за ними.
На другой день вызвали, меня в штаб полка. Командир полка полковник Чеботарев Николай Михайлович нацепил мне медаль «За боевые заслуги» говоря: Это за немецких разведчиков, за остальное благодарю.»
Сержанта Фролова откомандировали на: передовую, без меня кому-то подарил 18 кг. масла и колбасы, оставили работать старшину Фураева, через две недели заболел. Взамен его прислали старшину Иванова. Иванова скоро тоже отозвали в комендантский взвод полка, взамен прислали моего предшественника сержанта Аксенова.
В марте 1943 года я болел, температура была 40 градусов. Меня отправили км, за 30, пролежал там 18 суток в одной избенце, окна зарешечены. В память пришел через 14 дней. Когда пришел в память гляжу: санитар в грязном халате. В углу небольшой стеллаж. Более ничего нету, кроме  грязи на полу, как в помойке. За это время пищи я в рот не брал. Вблизи домика баня. В ней шорники подшивают валенки, ботинки. Одежда моя распределена между шорниками. Говорят: нам сказали, ты помер, все лежал, без памяти. В апреле река Ловать вскрылась, пришлось ездить за продуктами в обход, по мосту. Много раз продукты привозил на немецком тягаче с прицепом.
В мае 1943 года встретились три бойца. Опрашиваю – откуда идете? 0твечают, из штрафной роты были отправлены на три месяца. Вот за месяц выполнили, идем в свою часть, говорят: кому было присуждено более года направляли в первую роту, меньше года 2 poтy, идут в атаку с засученными рукавами, крича в четыре христа господа бога мать, За родину, За Сталина урра. Штрафные роты находились в 25 гв. дивизии. Кто языка привел, оправдан, кого ранило – оправдан, кого убило – тоже оправдан. 25-ю гв. дивизию немцы называли дикая дивизия. Немцы страшно боялись страшной дивизии. С 7 мая 1943 года сержанта Аксенова направили на передовую, я остался один. В полку осталось 1 тыс. с гаком. Я числился строевым, в конце июля моя очередь идти на передовую.
Майор Золотарев и начальник ПФС меня направили на комиссию. Пошел в полковую санчасть, осмотрели, направили в медсанбат, получил направление в медсанбат в госпиталь за 40 км. ст. Кунья. Вышел, посидел, покурил, решил на комиссию не идти. Пришел: доложил майору Золотарёву, что на комиссию не пойду. Майор Золотарев говорит: «Жалко тебя старика отпускать. При тебе бойцы полка были сыты, пока не было такого случая, чтобы не хватало бойцам продуктов. Говорит, что же поделаешь с тобой? Тогда спасибо за службу, желаю успеха, здоровья» Попрощавшись с ездовыми, с лейтенантом Пузыревым транспортной роты Воспоминания ветеран Невелькапитаном Пашкуровым и с остальными товарищами.
В склад часто заходил командир 21.гв. дивизии генерал майор Михайлов. Зайдет, спрашивает, как с продуктами будущий генерал майор. Докладываю: в складе есть все продукты в запасе, только нет водки. 7 мая 1943 года сдал в доп. оставшуюся. Генерал-майор Михайлов отобрал у меня полевую сумку, подарил легкую, где можно поместить две общие тетради. Сумку я 1945 года принес домой и хранится как память.
Направление я получил в полковую роту связи. Командир роты связи капитан /грузин/ фамилию забыл.
В первые дни посадили меня в яму котлообразную. Наблюдать за немецкими самолетами. Сообщать какой марки самолет, на какой градус поворачивается. Эта служба называлась пост-нос. Через дня 3 это упразднили. Потом меня направили в пункт сбора донесений. Находились вблизи передовой, близко к пухлинским горам. Немцам с гор хорошо было видно в три стороны на 23 км.
Немцы крепко держались на этих позициях, горах. В конце июля нашими частями были заняты пухлинские высоты. 3а высотами имелся лес, называли пухлинская роща. Немцы несколько раз в день из пухлинской рощи в атаку на высоты без нательных рубашек, пьяные колоннами.
Наши Катюши по несколько штук подбегут к высотам и споют, снова тихо, пошли в атаку Катюши снова споют им вечную память.
Рассказывали бойцы передовых частей, что немцы, не успевали трупы убирать, по ночам посыпали известью.
Оставались лежать белые как снопы, кучами, распространялся такой смрад, дышать было трудно. Наши передовые части давали им возможность убрать трупы. Снова немцы идут в атаку. Колонна за колонной, а Катюши укладывают их навечно спать. Это продолжалось до сентября. Немцам хотелось во чтобы не стало выручить группу, отрезанную в Великих Луках. Очистив этот район от немецкой нечисти и оставив в котле группу немцев в Великих Луках, в конце сентября немецкие войска присмирели, немного стало затишье.
Первого октября 1943 года 21 гв. стр. дивизия двинулась к городу Невель Псковской области.
Был взят проводник мужчина с сединой, ему лет 60, на вид крепкий, видимо лесник, знающий все дороги по лесам, вел напрямик по лесным дорогам.
Пятого на шестое октября 1943 года ночью пришли в назначенное место. Сосредоточились в сухом широком овраге. Сдали противогазы, утром 6-гo сделали ниши для машин в косогоре.
Прямо немецкой обороны низменные луга, редкий кустарник, талник. Луга широкие, до одного километра от леса до немцев. Подошли из леса машины, залезли в ниши. Часов в 12 дня началась обработка немецкой обороны артиллерии, Катюши, было немного авиация. Перевернули немецкую оборону к верх дном. Пошли впереди танки, за танками бортовые машины с бойцами. Мы из пункта сбора донесений четверо, восемь связистов, всего 12 человек с рацией. Впереди пошли танки, а потом машины, наша машина пошла третья, низменность, почва сырая. Танки оборону немецкую миновали, хорошо, к обороне почва сырее, болотистая. Три машины выехали благополучно. Сзади четвертая машина, не доезжая метров 20, забуксовала. Мы остановились, бойцы с четвертой машины слезли, подошли к нам, машина Воспоминания ветеран Невельбуксует. Сзади ее лошади везли орудие. Шофер попятил машину, поворотил с колеи, взрыв мы не заметили, Куда улетела машина, лошади и пушка отлетели вправо, пушка стволом ушла в землю, видимо шофер, поворотив с колей, наехал на противотанковую мину. Направо и налево блиндажи. Я заглянул в два блиндажа, живых немцев нет, все убиты.
Больше взад мы не смотрели, двинулись вперед. Выехали на шоссейную дорогу и пустили на большую скорость. Проехав несколько километров, направо в кювете лежит на боку легковая машина.

Примечание:
В пункте сбора донесений нас было 5, командир был у нас, пятый сержант /еврей/ на Невель с нами не поехал. Фамилия БАРКАН.

Шофер остановил машину. По рации передавали в тыл, тем не менее, ребята побежали к немецкой машине, два немца убиты. Вывалены советские деньги в пачках. Бойцы забрали их и три мясной тушёнки сбросили в машину. На ходу деньги пересчитали: 170 тысяч. Дальше левее дороги пасутся две лошади: запряженные в пушку. Один боец, сил на пушку и гнал галопом за машиной. Пушка была брошена немцами. Проезжая одну деревню, у двора стоят женщины, старики, дети. Мы им дали тушёнки и деньги, и наказали, чтобы разделили на семьи красноармейцев и сирот.
32км. от немецкой обороны проехали не более два с половиной часа. Въезжая в г. Невель наши танки, немцы видимо признали за своих, открыли шлагбаум и подняли руки бросив оружие. Мы остановились возле первого дома рядом с железнодорожной линией передать по рации. Направо горели два железнодорожных склада, побежали в ближние склады. Я принес два ящика конфет мелких с мятными каплями в машину, другие ящики шоколада, два ящики водки 40% русской, мясной тушёнки все в машину, еще кто-то тащит ящик водки. Подъехал на легковой машине майор, ящик водки разбил о рельсу.
Наложили нa карманы всего, закончив передачу по рации, поехали. Проезжая по г.Невель встречным жителям выбросили остатки продуктов.
Приехав в г. Невель остановились у ограды Церкви, вылезли, машина на полной скорости покатила подвозить тылы. Передние две машины проехали к железной дороге. Время было полчаса до заката солнца. Так вот мы приехали в г. Невель, как с дружеским визитом, с водкой, Воспоминания ветеран Невельс закуской. Водку быстро разлили во фляжки, остальную ребята унесли за один сарай, спрятали под солому.
Утром пошли, там нечего не осталось, кто-то унес с ящиками.
С первых машин бойцы захватили все, коммуникации, почту, почтовую связь, железнодорожный вокзал, брали в плен немцев. Танки обрабатывали железную дорогу, разбили стоявший на пару паровоз, освободили советских граждан, подготовленных для отправки в Германию. Наше дело расспрашивать, население, ловить полицаев. Нашли на одном дворе четырех немцев, двух полицаев, одного пленного татарина /из Татарии/ работавшего у немцев на лесопилке. Машины быстро подвозили тылы, в церковной ограде набралась бойцов как в муравейнике. Было еще светло, против церкви на втором этаже засевших десятки три немцев выбили с помощью гранат, и стало тихо. К церкви всю ночь подвозили тылы, приезжали все с трофеями. Пошли подарки: складежки ножички, ножи, вилки, ложки, губные гармошки, балалайки,13 градусное вино, что осталось на складах, очень много было продовольствия.
9-го октября старшина на двух лошадях привез рис, тушёнку мясную, пол ящика вина,10 велосипедов. 7-го октября утром от церкви все рассеялись. Мы перешли связисты за щетинный завод к концу города.
Хозяйка дома, лет 65-ти рассказала, что немцы во время оккупации, собрав 210 семей евреев, живых закопали на степановской полянее.8-го октября перешли к горбатому мосту, который над железнодорожной линией. Немцы в бешенстве подтягивали подкрепление. Правее нас за железной дорогой укрепился 64гв. полк по косогору. Немцы нажали на него, стараясь прорваться к Невелю. Нам хорошо было  видно, схватка была страшная. Все равно, что на большой ярмарке. Все же немцев 8-го отогнали за бугор.
Мы находились за железной дорогой, в немецких траншеях, от железной дороги метров 15, от горбатого моста метров ЗО. Прямо у нас на пути стояли немецкие вагоны. Три вагона с боеприпасами. Со мной были в пункте донесений Джаканов, комсомолец, с 1926 года рождения,/узбек/, Дудырев – молодой Вологотской области. Маслов лет 30/еврей/ в Невеле сВоспоминания ветеран Невель нами не было. Его заменил старший лейтенант старичок.
Первые дни с Джаконовым с пакетами мы в штаб дивизии от горбатого моста по асфальтовой дороге пробегали хорошо. Штаб дивизии располагался за Невелью, в конце города в домиках дет. сада. Ходите через Невель 6 км. и не один раз в день ноч полноч идти 8 км./в ч. Ночью ходить лучше. Немцы нас не видят, когда идем. Большинство приходилось скакать в седле на лошадях в объезд города. Город Невель первый наш 59 гв. полк занял. Наши боевые части в немецких траншеях бились гранатами, стояли насмерть. Все же немцев больше близко к городу Невель не подходили.
В Невеле участвовал мой земляк /уфимец/ Гиндулла Сафиулович Хангельдин, работавший в штабе с 1941 года. Я встречался с ним часто, в Невеле встречал земляка, старшего лейтенанта Степана Даниловича Гарина, работавшего до войны агрономом в Туймазинском РаиЗо. 12 октября говорил, водили на расстрел предателя Родины, бывшего командира 59 гв. полка, который в январе 1942 года специально завел полк в окружение, Гарин командир взвода особого отделения. Встречал Сивкова, с которым бросали в школу гранаты. 9-го на 10 января 1942 года в селе Кульнево, бывший старший сержант, в Невеле лейтенант. Первые дни немцы били по асфальту дороги из орудий зажигательными головками, не доставая до щетинного завода.
Немецкие стервятники, пробомбили поперек город от щетинного завода до железной дороги, сделав улицу. Больше Невель не бомбили.13-го октября немецкие самолеты налетели бомбить 33 штуки горбатый мост. В мост не попали, попали в три вагона стоявшие на пути с боеприпасами. В это время мы обедали в немецких траншеях. Начали рваться снаряды, патроны, убило одну лошадь, стоявшую в недалеко, ранило повара в нише возле котла, мне упала гильза на левое плечо от снаряда. Между левого глаза и носа попал капсуль от патрона, немного кровоточило. После чего левый глаз не видел, был белый. В 1966 году глазные хирурги открыли зрение, я начал видеть 20% в очках плюс 11/50.После этой бомбежки у нас была сделана землянка метров 300 от железнодорожной пути, ближе к Невелю, на берегу низмины. Я из Невеля принес железную печку, часы ходики. Наш командир старший лейтенант заболел. Лежал в землянке, его подогревала печка. Когда стало затишье, я, идя из штаба дивизии, рассмотрел немецкие кладбища, не больше трех в городе. По конец города большое, гектар до 10, посреди кладбища берёзовый крест из бревна метров 8 высоты. Кладбище огорожено березовыми палками в клетку, высотой до одного метра. Кладбище все не заполнено. Это немцы уже получили земельный надел в Советском Союзе и другим оставили. Кресты на могилах березовые, не ошкурены. Проходя по Невелю, обнаружил, в одном доме накладено Воспоминания ветеран Невелькрестов до верха, из брусьев построганы.
В конце октября 1943 года 21 гв. стр. дивизия направилась дальше к району Усть-Долыссы. Правее нас была высота, называлась 162. Тут возле высоты наши боевые части заняли оборону. В одно время я пошел с пакетом в 64 полк. Км. три от высоты расположились Катюши, более 50 машин. Сзади них накладены штабеля снарядов высотой более метра. Я остановился и смотрел. Вот с первой машины слетели все снаряды, со второй, с третьей и т.д. Освободившиеся машины повернули и пустились в лес на большой скорости друг за дружкой. Я посмотрел, как летят поросята на высоту 162, посмотрел, подразделение пехоты добираются на высоту с криком “Ура”. На высоте только пыль и дым более ничего не видать. Вот так наши Катюши начали действовать в 1943г. не по одной, а десятками давали пить немцам, чтобы они языки положили на оглоблю. В конце ноября 1943 года сосредоточились для броска в разреженном ельнике. Рота связи 59 гв.полка личного состава имелось 92  человека. Ночью мы сделали вылазку на нейтральную зону немцев, нашли брошенные немцами автомашины, нашли брошенные палатки брезентовые, складные печки железные, притащили 7 палаток,7 печек. Поставили палатки, печки и стало тепло. Нашли шофера, пригнали три машины. Название машин студебекеры, полосатые, громоские. Дня через четыре перешли дальше в косогоре вырыли для роты связи, сосняк пилили, возили на лошадях,  накат в три ряда, поместили радистов. Был у нас старшина роты связи Прокуратов. Сделав под вековой сосной, пробив в дне ведра отверстие для выхода дыма, перевернув его, сидел в норе подтапливал, сидел, пил водку, полученную на роту связи. Обед на передовую радистам связистам не носил. Приходил помощник командира полка по политчасти майор Шафрин. Пробирал Прокуратова, говорят: ты член партии, заставлю тебя подбивать немецкие танки из противотанкового ружья. Прокуратов головой вертит, хоть убей, не буду. В конце 1942 года Прокуратов, будучи старшиной автоматной роты, был подстрелен из землянки автоматчиками. Были пробитые легкие. Через три месяца вылечили. Потом был поставлен старшиной трофейной роты в числе 18 человек. В 1943 году я, будучи зав. продскладом, один раз Прокуратов получил на 18 человек 1800 грамм водки для команды трофейщиков. За сутки ее где-то выпил. Потом приходит ко мне в склад, просит, не отступая, дай хоть один литр водки, с чем я пойду в команду? Я дал ему по шее, он вылетел в дверь и шапку потерял. После ходил, повязан хлопчатобумажной женской шалью. Старшину Прокуратова в июле 1943 года поставили старшиной роты связи. Когда я попал в роту связи, думал что Прокуратов будет мне мстить, ничего подобного, наверно он не помнит. К 21-й гв. Невельской стрелковой дивизии прикомандировали еще артполк. Началась обработка немецкой обороны. Пошли танки по лесной широкой дороге, где находились немцы. Подле я проходил, дорога была завалена Воспоминания ветеран Невельубитыми немцами, лошадьми, в один танк завернулась в ходовое колесо лошадь, так танк стоял дня три. В рубленном лесу заняли немецкие блиндажи, траншеи где разместились радисты, связисты, телефонисты. Перед лесом небольшая речушка без берегов, через которую перебросили два дерева для перехода. Мне каждое утро в 8 часов приходилось ходить на передовую с одним пожилым глуховатым связистом. Носить завтрак в термосах и рацию на зарядки. Немцы в 9 утра завтракают. Восемь дней и ночей с обоих сторон была артиллерийская канонада. В последние дни с другой по рации передает Ракасовский: крепись Михайлов, скоро подадим руку. Перейдя речушку большая лесная поляна. По поляне была немецкая траншея длиной с километр. В ней навалены трупы немцев. В этом месте немецкие автоматчики, била по поляне и артиллерия. Приходилось каждый день по несколько раз ползти по трупам немцев по траншеи. Потом видимо соединились с Ракасовским. В этом месте состава из роты связи осталось 13 человек в живых. Несколько было контужено. В последний день, утром перейдя речушку, я услышал гул немецкого Ванюши. Лег, мина разорвалась близко, меня взрывом отбросило. Соскочил, добежал до косогора и присел в сделанную нишу – метров 5 от меня в другой нише, повар варил завтрак. Туда влетела мина, выбросив повар с котлом. Этот перешеек все время обстреливался немцами. Подождав немного в нише, вытряс землю из-за ворота, пополз по траншее воротясь с передовой. Лейтенант связи приказал слушать по телефону. Кричат, что не пойму, что кричат, не слышу. Подходит лейтенант, что там говорит. Я говорю: ни-ни-че-го не-не-не п-п-пой-м-му. Я был контужен, написал направление в медсанбат. В медсанбат я не пошел, Продолжал свое дело в пункте донесений. В это время пришло пополнение связистов, радистов, телефонистов. В декабре 1943 вода 21 гв. дивизия расширяла прорыв, продвигаясь вперед. Один раз я шел с помощником командира полка по политчасти майором Шафриным. Он говорит, что бой был как под Сталинградом, восемь суток была канонада. Я наверно постарел лет на 10, сказал, что район Усть-Долыссы не забудем.
В январе 1944 года пробирались ближе к Латвии. Между станциями Дриссой и Пустошкой делали прорыв через железнодорожный путь. Бились весь январь 1944 года. Отогнали немцев от железной дороге км. на 40. 6-го на 7-е февраля, меня ранило разрывной пулей в правую сторону головы повыше уха. Шел со мной Дудырев. Перевязал мне голову бинтом, спустились по дороге в овраг, где собралась рота связи с пополнением. Капитан роты связи говорит: ”Ты Соловьев представлен к награде “Орден Славы”. Подлечись и получишь. С 1943 года не было времени принять тебя в партию, примем”. Старшина Прокуратов собрался ехать на лошади получать продукты, и довез меня до полковой части. В одной деревне находилась санчасть в раскинутой палатке, на земле постлана хвоя, ветки. Побрили мне правую сторону головы и Воспоминания ветеран Невельзабинтовали. Утром нас подготовили для отправки в медсанчасть. Подошел старший лейтенант, особого отдела земляк, Степан Данилович Гарин, говорит: “Проси начальника медсанбата Иванова, чтобы тебя оставили в медсанбате, потом иди ко мне взвод”. В январе 1944 года я встретил капитана Радионова – командир мотобатальона. Не виделись с 1942 года. Говорит: ”Наше дело отрезать у немцев хозяйственные части очищать дороги, ловить полицаев, охранять продвигающиеся наши тыловые части. В медсанбате мне прочищали рану, после не помню как, привезли из санбата в ППГ. Когда пришел в память, лежу на стеллаже в длинной палатке в лесу. Потом довели меня до избушки лесника, стоявшую метров 10 от палатки. Снова мне врачи обработали рану. Снова не помню, как привезли в город Невель, на каком транспорте. Опомнился, спросил, говорят, это г. Невель, щетинный завод. Помыли в бане. Снова потерял сознание. Потом оказался в Великих Луках. Как везли, на чем, не помню, лежал в подвале разбитого дома. Потолки в комнатах сводчатые, хорошо побелены. 20го февраля попросил разрешение выйти на волю. Вышел, посмотрел, город весь разбитый, ни одного дома нет целого. Мне хорошо было видно: немцы были отрезаны в Великих Луках в конце ноября 1942 года. Потом посылали в Великие Луки. дипломатов. Немцы не хотели капитулировать. Наша артиллерия в декабре 1942 года и в январе 1943 года разбили Великие Луки вместе с немецкими группировками. 22го февраля нас погрузили в вагоны 900 человек для отправки в госпиталь в Вышний Волочек. К вечеру, доехав до станции Скворцова, в сумерках на ветке остановились на ужин. За паровозами был пульманский вагон, пустой, второй наш. 70 человек раненых в вагоне. Я был подвешен на носилках возле окна. Слышим над нами самолет. Это говорят, наш “кукурузник”. Одна бомба упала в пустой вагон, его разнесло. Помощнику машиниста оторвало ногу. В передней части нашего вагона 13 человек убило, некоторых еще ранило. Вторая бомба разорвалась правее нашего вагона на вторую линию, окно вылетело, меня сшибло с носилок. Хотел встать на ноги, не смог, осколком перебило ступни ног. Седьмой вагон – была кухня, разбило котел, ранило повара. Нас перетащили в задние вагоны. По два человека в вагон. Утром 23-го февраля перевезли всех в  барак возле поселка. Разместили на двух ярусных, стеллажах, дали по 200 грамм водки в честь праздника Красной Армии. 23-го февраля и начали перевозить на санитарных, машинах в город Торопец Калининской области. В г. Торопце невропатолог исследовал ранение и перевезли километров за 13 в другое отделение. Там церковь бывший барский дом, поместили меня в землянку возле дома. На нижнем этаже стеллажа со мной рядом Кудряшев и Федотов, у них такое же ранение.
Пролежав до июня месяца, майор хирург сказал, что рана подживает, только короста, наклеили Воспоминания ветеран Невельбайтон на рану. Лежал я в доме сел на нижние стеллажи. Колит, глаза поднять не могу. Кричу дежурного врача. Потом отодрал байтон. Взял за коросту и вытащил кость черепа 17 на 11 мм, завернул кость в бумажку, мне стало легче. Потом провели на ренгент, очистили рану от крошек черепа, доставали пули магнитом, не достали. Кудряшеву раздолбили голову. Потом Федотову, глаза у него побелели, ослеп. Кудряшев лежал без памяти. Потом моя очередь, положили на стол. Подумал и слез со стола. Не дал долбить. Хирург сказал: “Тебя замучает головная боль. Лет пять, более не проживешь». А я сейчас терплю, хотя и трудно. Ходил я хорошо, научился, упираясь на пятки. Комиссия решила сделать, мне операцию на обеих ступнях ног. В конце июня 1944 года сделали операцию на обеих ступнях ног. В конце июня 1994 года сделали операцию, большие пальцы окоротили. Через 10 дней сняли швы, было до 10 швов, загипсовали ноги по голени. Через месяц гипс сняли, и я мог ходить, на костылях.
7-го сентября 1944 года я заявил лечащему врачу, чтобы меня направили на фронт в 21-ую гв. Невельскую стр. дивизию. Лечащий врач Мария Герасимовна Трофимова говорит, что мне с ногами еще лежать месяц, через месяц пройдем комиссию, получишь 2 группу и будешь работать завхозом в госпитале, жить будешь у меня в доме. У меня двое детей: 14,15 лет. А вот что мы Мария Герасимовна заговариваем, чтобы я ваших детей кормил, а свои косая дюжина дома голодали. Она кричит, не пустим пока на фронт, нам не положено отправлять инвалидов на фронт. Развертываюсь и костылем ее, она позвала легкораненых помощников и отдала распоряжение, чтобы увели на гауптвахту на 10 суток. Я одного свалил и второго на него, третьего подернул наверх. «Подходи Мария Герасимовна и ты будет куча-мала». Все этим и кончалось. Начальник госпиталя удовлетворил мою просьбу, как не строевого по статье 72-74 получил справки о ранении, аттестаты и поехал. Ехали на платформе, на углях.
11 сентября 1944 года доехали до станции Идрица, предпоследняя от Латвии, последняя Себеж. Дело было днем. Эшелон остановился. Подходит старший лейтенант, с ним старшина и спрашивают, кто из вас повар. Один слезает и мне говорит, тоже слезай, забирай свои костыли, будешь счетоводом в этапно-заградительной комендатуре в питательном пункте. Придется Воспоминания ветеран Невельподчиняться, возражать нельзя. На второй день бухгалтеру Амелину Ивану дали отпуск домой. Я остался один, было 1019 питательных талонов. Я их раздал проезжающим красноармейцам за 4 дня.
В Ригу ехать некому за питательными  билетами. Только остались бланки аттестатов. Пришлось  менять аттестаты и больше 74 аттестата, за день я обменять не смог. Взялся комендант и лейтенант помогать по несколько аттестатов испортили и бросили. Так я сидел до приезда Амелина Ивана из отпуска. В середине октября 1944 года переехали в Латвию, на станцию Круспилс, большая узловая станция, город Круспилс и город Экапилс разделяла река Западня Двина. Питательный пункт от нас перевели на колеса в вагон. Я был дежурный, помощник коменданта, а с Амелиным Иваном дежурство с 8 вечера, до 8 утра. С 8 часов утра до 8 вечера другая смена. В свободное время пишем через копировку по три экземпляра справки. На питание проезжающие военные заходят. Получают справку, идут в питательный вагон, получают продукты. Патрули приводят на проверку задержанных. Проверяли документы, оружие, сличаем номер, записанный с красноармейской книжкой. Если номера нет в книжке, оружие отбираем. За сутки накапливается воз отобранного оружия, автоматы, винтовки, карабины, кинжалы, финские ножи и даже гранаты, немецкие автоматы. Задерживали группы бандитов – Власовцев, бандеровцев, предателей всех родов, изменщиков Родины, скрывающихся в лесах, которые по ночам делали вылазки, убивали целые семьи коммунистов, мирных жителей, грабили, отбирали продукты. Руководил бандой Якушев – латвиец, проживающий недалеко от железнодорожной станции в городе Круспилсе. У Якушева была сестра, где он часто скрывался. Много раз делали облаву. Помогали нам два зенитные полка, и один артиллерийский полк. И все же мы пятеро в одну темную ночь застали его дома с товарищами за работой, они делали документы. Схватить их не удалось, они выпрыгнули в окна и скрылись в темноте. В доме у него нашли печати, штампы, машинка для печатания документов, заготовки шинелей, брюк, гимнастерок, хромовых сапог, все скроено из военного материал и военной формы, материала два воза и воз оружия: винтовки: карабины, автоматы, кинжалы, финки, патроны, гранаты, наганы, образцы русские, немецкие. Победу встретили на станции Круспиле.
Все же в начале июня 1945 года Якушев зашел к нам для отметки в красноармейской книжке. Спрашиваю по-латвийский: «Када аплинки, када погоста, када садже.»  вынул из стола фотографию Якушева, сличил – он. Красноармейская книжка у Якушева подделана. Якушева обыскали, раздели, оружие у него только наган и финка, брюки гимнастерку одели на него другие и временно посадили в подвал. В его одежде, в швах нашли поддельные документы. Когда узнали, комендант старший лейтенант Нация /еврей/, пом. коменданта капитан Николаев в ладоши захлопали. Вот когда главная рыба попалась. В летнее время через Западную Двину перевозил, пассажиров пароходик. Мост через Западную Двину был немцами взорван, середина моста лежала в воде. Якушева отправили в город Экапилс в особый отдел, или называлось гарнизонная комендатура. Самая опасная наша работа началась после Победы. Банды начали действовать почти в открытую. Вот ни сегодня, так завтра получишь смерть от рук бандитов. Как-то приводит патруль Мальцев полковника. Проверили документы, оказывается, старшина повар, бежавший из штрафной роты. Мальцеву говорю, раздеть полковника. Он Мальцеву под зубы как имеем право раздевать полковника. Я выпрыгнул через стол, смял его, порвал все портупеи,  порвал, раздел до гола, дал ему под печень, под            сердце. Он съежился, как еж в клубок. У него взяли наган и финку. Оказались квитанции десятка два на пересылку денег семье на сумму более семи тысяч. Поддельный отпускной билет, старшину отправили в Экапиле. Таких схваток было каждый день и по несколько раз в день. После Победы шайки, бандитов огрызались как звери.
Да, страшная война, была после Победы. После Победы везли эшелон за эшелоном пленных немцев из Курлянского котла. Эшелон офицеров 1200 человек, остановили их кормить. Идут в вагон кухни, повесив головы, хмурые, фуражки высокие. Получают в леменевый котелок первое, а в крыжку котелка второе. Везли эсесовцев, власовцев, окна вагонов зарешечены. Сквозь решетки, высунув кулаки, грозят нам. Власовцев кормили за станцией на поле в оцеплении бойцов зенитчиков. В Круспилсе банды попадались группы до 10 человек с отпускными билетами. У них находили оттиски печатей, штампов. Этапно заградительная Воспоминания ветеран Невелькомендатура личного состава 21 человек, комендант /москвич/. Получаем мясную тушёнку на бойцов, он отправлял с кондуктором пассажирского эшелона, домой семьи. Один раз старшина меня заставил запаковывать тушенку в ящик и нести к прибывшему пассажирскому эшелону и также запакованное обмундирование, изъятого у Якушева. Для заправки каши, или супа, картофеля, использовали холодец из коровьих ног, получивших с бойни Бойцы патрули обижались.
13 июня 1945 года я взялся за коменданта при бойцах. Вы что товарищ старший  лейтенант делаете? До каких пор будете бойцам подмазывать кашу холодцом. При моем столе я не видел, чтобы была когда мясная тушенка на столе? Ведь война кончилась, а вы, не исправились. Продолжаете отправлять мясную тушенку в Москву, вы что царь и бог? Больше я ничего не сказал. Комендант ушел в свой кабинет. Приходит, вручает мне направление в запасной полк для демобилизации.
13-го июня 1945 года  после происшествия с комендантом бойцы меня проводили, поблагодарили за откровенность, говоря: “Давно бы нужно так сделать, чтобы от тушенки в штаны напустил.
104-й запасной полк располагался в Литве левее станции Екатериновка в разреженном лесу, в расположенных бараках. Пробыл я в запасном полку до 26-го июня 1945 года.
26-го июня нас несколько человек из запасного полка направили в Эстонию в НКВД СССР. Из города Таллин перевезли на станцию Кивыли, там шахты, шлако-перегонный завод, тут лагерь семь тысяч пленник немцев. Меня заставили принимать продовольственный склад на семь тысяч пленных. Я принимать склад отказался, сильно болел, был желтый, как лимон. Заболела печень. С ноября 1944 год в Круспилс ходил в госпиталь на прогревание каждый день. Принимал лекарство. Коменданту лагеря майору Огиенко я показал историю болезни печени, справки о ранении. Он посмотрел, зачем же тебя сюда инвалида прислали? Если по военной специальности как бывший садовод огородник, поможешь в хозяйственной части по огородничеству. Там 120 пленных немцев есть куры, есть 14 голов коров, вас русских будет там пятеро, пол километра море рыба.
Хоз часть 12 км. от станции Кивыыли. Работал с немцами. Садили остатки капусты, прополка, Воспоминания ветеран Невельпрореживание моркови, свеклы, окучивание картофеля, косьба сена, уборка ячменя, ржи и других культур. Паек немцам давали 100 грамм хлеба, сахар 50 грамм, жиров 50 грамм. Вообще их кормили хорошо. Пограничникам дали 8 немцев для строительства кардона. К вечеру каждый день посылали одного паренька 1926-го года рождения на тарантасу. Пограничники к вечеру, пропуская рыбаков, накладывали центнер или полтора в тарантас рыбы. Нам нужно мало, остатки немцам в лагерь. Они радешеньки. Два немца доили 14 коров. В июле со мной был Николай Павлович Карпеко, Минской области. Я с ним и 35 немцев в другом сельсовете окучивали вторично картофель на шести лошадях, шести окучникам и косили сено. Стояли в деревне Кестла на квартире государственного адвоката Эстонии. После освобождения Эстонии от оккупантов, адвоката парализовало и он говорил не понятно. А после удавился. Очень он боялся Советской власти и ненавидел. Поблизости жил член сельсовета, звать его Павел и Григорий Олерма – беженцы из Нарвы, с полкилометра от Павла. Жили три богатые брата, скрывались в лесу варили там самогон. С полкилометра от Кестлы ранее вынужденно сел советский самолет. Эти три брата пилота убили. Мы глядели, был ястребок. Вот Павел рассказал, что эти бандиты ночью приходят домой. Он их боялся, звал нас как их поймать или уничтожить. В один вечер, как стемнело, пошли втроем. Сели в укрытие. Ночью приходят эти братья, дом большой вправо метров сто сосед, влево сто метров сосед, ночь тихая, думаем, что же делать? Их трое, нас трое, у нас с Карпекой автоматы, у Павла наган. Мы постучали в дверь, не открывают. Давай, соседи далеко не пострадают, подожгли дом со всех сторон. Когда дошло до чердака они вылезают из коптилки, сделанной возле трубы для копчения мяса, стали выпрыгивать, протирая глаза от дыма. Тут мы их прикончили из автоматов.
На берегу моря в деревне патрули пограничники обнаружили 18 человек  бандитов. Сделали Воспоминания ветеран Невельоблаву, сдаваться не хотели. Из пограничников при схватке был убит один сержант. Взяли их живыми.
1-го августа был призыв Сталина, кто скрывался в лесах, чтобы вышли из лесов, наказание будет отменено. Ненавистники Советской власти призыву Сталина не подчинялись.
В первых числах сентября 1945 года меня потребовали в штаб лагеря. Снова заставляют принимать склад и продовольственный. Я не принимал. Врач-капитан направил меня в Таллин в поликлинику. После я лежал, прогревал печень грелками. Несколько раз водил немцев на прореживание моркови с километр от лагеря. Сентября 22-го снова меня направили в город Таллин, на гарнизонную комиссию. Там дали мне направление в город Ленинград в госпиталь. Начальник лагеря майор Огиенко дал распоряжение кассиру произвести денежный расчет. Все это было сделано. Майор Огиенко посмотрел, пожевал, и говорит: “Пролежишь месяца три, нам скоро пришлют на смену вас, молодежь.” И написал направление в распоряжение Таймазинсного военкомата, 28 сентября 1945 года демобилизовался в Туймазинском райвоенкомате. Единовременное пособие не выдали. Приехал домой на иждивение семьи.

Ветеран 21-й гвардейской Невельской стрелковой дивизии 1941-го. по 1945 годов СОЛОВЬЕВ ДМИТРИЙ НИКОЛАЕВИЧ. 1901 года рождения. Инвалид Отечественной войны второй группы.

Адрес:
Баш.АССР, г.Туймазы, п/отделение Тюменяк, деревня Покровка. Соловьев Д.Н.
Воспоминания ветеран Невель Воспоминания ветеран Невель Воспоминания ветеран Невель

Кто они – кандидаты в депутаты?

Дополнительные выборы депутата Собрания депутатов Невельского района шестого созыва по одномандатному избирательному округу № 2

10 сентября состоятся дополнительные выборы депутата Собрания депутатов Невельского района шестого созыва по одномандатному избирательному округу № 2. Это район «БАМ», «Льнозавод», «Германия». Мне повезло сталкиваться с кем-то из кандидатов, с кем-то иметь хорошее знакомство. Позволю поделится своим взглядом, поблагодарить всех участников выборов за неравнодушие к судьбе Невельщины, за желание реальными действиями помочь городу и невельчанам.

Анисимов Павел Анатольевич. Дата рождения  27.07.1988. Место рождения д.Ловец Невельского района. Место жительства г.Невель. Образование Псковский государственный университет. Индивидуальный предприниматель.
Павел Анатольевич – строитель, на сегодняшний день редкая профессия. Строитель – это созидатель. Грамотный, порядочный, отвественный.
Реальные дела по благоустройству города и невельчан в статье.
Окна, крыши и фасады отремонтирует бригада

Бешта Виталий Николаевич. Дата рождения 22.10.1981. Место рождения г.Невель Псковской области. Место жительства г.Невель. Образование  “Санкт-Петербургский государственный университет технологии и дизайна. Занимаемая должность  временно не работающий.
Комментарии излишни. Неизвестно, что приобретет город, но для Администрации депутат Бешта наверняка «беда».

Бонев Александр Михайлович. Дата рождения 17.09.1984. Место рождения д.Шеляково Невельского района. Место жительства г.Невель. Образование ВГСХА. Место работы МУП “Невельские теплосети”. Занимаемая должность директор.
Молодой, но уже достаточно опытный руководитель, за плечами должность зам. Главы района, да и сейчас край ответственная должностью. Деятельность Александра Михайловича активно отражается в «Невельском вестнике». При победе на выборах и выполнении обещаний, возможно будем наблюдать карьерный рост. О результатах деятельности, вправе судить каждый.
Проблемы ЖКХ района обсудили на областном уровне
Дай жару, батарея!
«Тёпленькая пошла»
Первые шаги по водоснабнию микрорайона «за линией»
Модульные котельные – вопрос первостепенной важности

Громницкий Андрей Александрович. Дата рождения 14.09.1974. Место рождения г.Невель Псковской области. Место жительства г.Невель. Образование Великолукская государственная сельскохозяйственная академия. Место работы АО “Россельхозбанк”. Должность  управляющий.
Андрея Александровича, уважают пожалуй все с кем довелось столкнуться. Грамотный, порядочный и ответственный. Очень хорошо, что такие люди, пытаются найти время и силы для деятельности депутата.

Диденко Владислав Владимирович. Дата рождения 27.12.1972. Место рождения г.Нижний Новгород. Место жительства г.Невель. Образование среднее специальное.
Индивидуальный предприниматель, обладает практически всеми строительными специальностями и отделочник, и электрик, и сантехник, как говорят про таких людей “Мастер на все руки с большой Буквы”.
Активный, неравнодушный, имеющий свое мнение, готов приложить все силы, чтобы жизнь в городе стала лучше.
Невель. Ремонт и строительство.

Сенаторова Марина Сергеевна. Дата рождения 05.05.1974. Место рождения Мурманская область, п. Росляково. Место жительства г.Невель. Место работы  ООО “Рубин”
Занимаемая должность начальник отдела технического контроля.
Правильный выбор избирателя. Симпатичная женщина вправе претендовать на голоса не определившихся избирателей. А забота и ответственность позволит благоустроить город, как свою семью, как свой дом.

Шляц Кирилл Геннадьевич. Дата рождения 07.12.1987. Место рождения г.Невель. Место жительства г.Невель. Образование Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования “Псковский государственный педагогический университет” им.С.М.Кирова”. Индивидуальный предприниматель.
Кирилл Геннадьевич, пожалуй единственный из своего школьного выпуска, кто остался в Невеле. Является депутатом молодежного парламента Псковской области, обладает активной жизненной позицией. Созданный им Поисковый отряд «Патриот 60» много делает для увековечиванию погибших воинов, патриотического воспитания молодежи, сохранения исторической памяти. Успехов в бизнесе и создании рабочих мест. Кирилл Геннадьевич, это новое поколение невельчан, которое сможет перевернуть угасание Невельщины.
Ещё один боец вернулся с войны домой…
Молодежный парламент работает
Поисковый отряд “Патриот 60”

На этом избирательном участке, собрались действительно достойные кандидаты. На мой взгляд в районное собрание можно избрать весь представленный список, заменив депутатов, которые многократно занимают эту должность, без видимых результатов. Партийную принадлежность заведомо не указал, считая, что политика здесь не важна, гораздо значительнее деловые и личностные качества депутатов.

Предоставленные материалы взяты из сети Интернет и отражают личную позицию автора.

Снетков И.М.

Отзывы жителей Невеля

Как оценивают жители наш город.

На просторах интернета попалась страничка, где жители города ставят оценки городу, отмечают положительные и отрицательные стороны жизни в Невеле. Интересно, что они говорят проанализировать и устранить причины недовольства и возможно развить положительные качества.

 

Невель

https://www.domofond.ru/city-ratings/nevel-c1463

Вот, что пишут:

Достоинства

  • зеленый….
  • живу с детства, спокойный город был до начала стройки Великолукского мясокомбината. Рабочие места хорошо ,загрязнение района ……..
  • Магазины рядом с домом.
  • Нравится, более менее, свежий воздух;
  • Спокойно, нет суеты
  • центр города
  • Озера
  • За 5 минут можно отдалиться от транспорта и людей, есть возможность погулять с собакой.
  • Малогобаритность и немноголюдность
  • близость лесов, озер
  • Чистота и бесшумность.
  • географическое положение, природа
  • озера
  • окружающая природа
  • Спокойно и тихо
  • расположение, природа, климат
  • деревня
  • Тишина
  • Мой район!

Недостатки

  • плохо убирается
  • Спокойный стиль жизни, без толкотни..
  • Мусор выбрасывают в кусты возле дома, где живут, там и гадят. Из окон бросают окурки, отходы. Деревья в дворах уничтожают по желанию каких-то людей, бесконтрольно и без ответственности.
  • Очень грязно, плохая дорога
  • Много мусора, одни магазины… район не как не развивается, замер на месте!
  • Работа коммунальных служб,
  • нет
  • Нет работы
  • Загрязнение района строительством, плохие дороги, безработица!
  • Как загрязняется окружающая среда Великолукским мясокомбинатом
  • Ужасные дороги.
  • экологическая обстановка, низкий уровень благоустройства, низкие доходы, плохие дороги
  • свинарники
  • строительство и деятельность свинокомплексов, уничтожающих экологию
  • Много людей беспорядочных
  • экология, катастрофа с Великолукским свинокомплексом
  • Окраина города

 

Очевидно из недостатков основные две проблемы, это качество уборки города и Великолукский мясокомбинат. Если с ВСК, что либо сделать сложно, это только мониторинг экологических нарушений, попытка принудить через природоохранительные структуры и прокуратуру уменьшить загрязнение района, чем  занимается группа активных граждан. То порядок и чистота в городе, это дело как жителей, так и местных властей. Если невельчане сами перестанут гадить в родном городе, а Администрация все же буде убирать грязь и смет с дорог, то наряду с благоустройством (оно производится в городе), мы, все вместе, сохраним Невель, который любим красивым, зеленым и благополучным.

 

Игорь Снетков

 Скоро город станет краше

Администрацией проведены электронные аукционы на выполнению работ по благоустройству городского парка, обустройству тротуаров и дворовых территорий.

 «Благоустройство территории городского  парка в г.Невель»

Техническим заданием предусмотрено  благоустройство парка по улице Ленина в г. Невель, Псковской области, в т. ч. выполнение следующих видов работ:

  • демонтаж старого асфальтового покрытия тротуара с «карманами» для скамеек и устройство нового из брусчатки с устройством основания;
  • демонтаж старого бортового камня и устройство нового с устройством основания;
  • демонтаж старых трёх (3) клумб цветочных и устройство новых (трёх) круглых клумб диаметром 6 м из бордюрного камня БР30.15;
  • установку МАФ (малых архитектурных форм) – 9скамеек и 8урн.

Обустройству подлежат некоторые дорожки:

– с ул. Комсомольская (от кафе “Калейдоскоп”) на ул. Ленина (остановка “Дом культуры”); 

– с ул. Комсомольская (от кафе “Калейдоскоп”) по диагонали к памятнику “Стелла”;

– от торца Дома культуры к памятнику “Стелла” с тремя карманами (2м х 3м) для скамеек;

– от памятника “Стелла” до ул. К. Либкнехта с тремя карманами для скамеек: 2 кармана (5м х 1м), 1 карман (6м х 1м).

Выполнит указанные работы индивидуальный предприниматель Хануков Дмитрий Ильич. Стоимость работ: 1916071,50 рублей.

 «Благоустройство территорий общего пользования по обустройству пешеходных дорожек из тротуарной плитки между домами №13, №15 по ул.Комсомольской, от ул.Герцена до городского рынка,  по ул.Комсомольской (от кафе «Суши» до кафе «Калейдоскоп»), ограждение братского захоронения по ул.Ленина в г. Невель»

Техническим заданием предусмотрено  благоустройство общественных территорий в Псковской области, г.Невель:

  • по ул. Комсомольская: устройство новой пешеходной дорожки из брусчатки между домами №13 и №15, демонтаж асфальтового покрытия тротуара и устройство нового из брусчатки от ул.Герцена до рынка, и от кафе “Суши” до кафе «Калейдоскоп»,

по ул. Ленина: устройство ограждения братского захоронения – продолжение уже существующего там ограждения (конструкция, размеры и цвет должны соответствовать существующему там ограждению.

Выполнит указанные работы индивидуальный предприниматель Хануков Дмитрий Ильич. Стоимость работ: 1514091,50 рублей.

 «Благоустройство дворовых территорий жилых домов №15, №19

по ул.Комсомольской, №92 и №94 по ул.Горького, №12 по ул.Энгельса, №1 по ул.Пушкина, №6, №7а, №8, №13 по ул.К.Либкнехта, №2, №4 по ул.Октябрьской, №1 по ул.М.Маметовой, №7 по ул.Ленкоммуны в г.Невель»

           Техническим заданием предусмотрены  закупка (изготовление), доставка до места установки, и монтаж МАФ (малых архитектурных форм) – скамеек и урн в количестве и по адресам, согласно таблице (см. ниже). Цветовое решение, вид, место и способы установки МАФ согласовать предварительно с Заказчиком, в письменном виде.

Адрес установки МАФ  Количество скамеек Количество урн
 г. Невель, ул. Комсомольская д. 15 2 0
г. Невель, ул. Горького д.92 4 4
г. Невель, ул. Горького д.94 4 4
г. Невель, ул. Энгельса д 12 2 0
 г. Невель, ул. Либкнехта д.6, д.8 3 2
 г. Невель, ул. Пушкина д.1 2 2
г. Невель, ул. Комсомольская д.19 5 5
г. Невель, ул.Либкнехта д.13 0 3
г. Невель, ул. Ленкоммуны д.7 4 1
г. Невель, ул. М.Маметовой д. № 1, Октябрьская .2,д.4 9 11
г. Невель, ул. К.Либкнехта д.7а 9 0
всего 44 СКАМЕЙКИ 32 УРНЫ

 

Выполнит указанные работы индивидуальный предприниматель Махмутов Валерий Викторович. Стоимость работ: 348 800,00 рублей.

 Предъявляемые требования к исполнению и качеству

Покрытие из плитки

Покрытия из плитки не должны иметь проседания (выпученности) относительно общего уровня. Плитка не должна иметь искривлений, сколов.

Плитки покрытия должны быть уложены под уклон на заранее подготовленное основание, начиная с маячного ряда, располагаемого по оси покрытия или по его краю, в зависимости от направления стока поверхности вод.

Основание должно состоять из пескоцементной смеси. Толщина пескоцементной смеси не менее 40 мм.

Песчаное основание должно иметь боковые упоры из земляного полотна, утрамбованной бровки или бортового камня.

Плитки должны плотно прилегать к основанию, к бровке и быть погружены в основание до 2 мм.

Заполнение швов плит герметизирующими материалами должно производиться сразу же после окончания утрамбовки плит.

Ширина шва между смежными плитками с размером стороны 100 см должна быть в пределах 8 – 12 мм, с размером стороны до 50 см – в пределах 5–8 мм, вертикальные смещения в швах между плитками должны быть не более 2 мм.

Продольный уклон путей движения не должен превышать 5%, поперечный 2%.

При устройстве съездов с тротуара на транспортный проезд уклон должен быть не более 1:12, а около здания и в затесненных местах допускается увеличивать продольный уклон до 1:10 на протяжении не более 10 м.

В местах основных сопряжений пешеходных путей с проезжей частью, производить понижение бортового камня для обеспечения удобного съезда для людей с ограниченными возможностями. Перепад высот не должен превышать 15мм.

Высоту бордюров по краям пешеходных путей на территориях принять не менее 5 см.

Установка бортового камня

Подстилающий слой из щебня толщиной 10 см распределяется и уплотняется виброплитой на выровненное и уплотненное земляное полотно, далее укладывается бетонное основание толщиной 10 см.

Бортовые камни устанавливаются на бетонном основании с присыпкой грунтом с наружной стороны и укреплением бетоном. Борт должен повторять проектный профиль покрытия. Уступы в стыках бортовых камней в плане и профиле не допускаются.

После установки бортового камня, для его устойчивости с двух сторон, вручную в опалубке устанавливается бетонная обойма высотой 10 см со стороны тротуара или газона и 7 см со стороны проезжей части.

Установка бортового камня должна быть выполнена с обязательной заделкой швов с соблюдением уровня. Швы между торцами бортовых камней должны быть заполнены цементно-песчаным раствором состава 1:4, а затем расшиты цементно-песчаным раствором в соотношении 1:2. Зазоры на стыках камней должны быть шириной 3–5 мм.

Установка бортовых камней на прямых участках производится по шнуру, натянутому между металлическими штырями на высоте, соответствующей отметке верхней кромки бортовых камней. Установка бортовых камней на закругленных участках производится по шаблону.

Бортовые камни должны иметь нормативное превышение над уровнем проезжей части не менее 150 мм.

Земляное и дорожное полотно в месте демонтажа бортовых камней, а также поверхности, расположенные рядом и поврежденные в ходе работ, после удаления строительного мусора выравниваются и уплотняются, асфальтобетонное покрытие восстанавливается.

Допустимые   предельные   отклонения   контролируемых параметров:

прямолинейность линии бортового камня на участках длиной 3 м: 5 мм;

превышение одного бортового камня над другим: ± 3 мм;

величина зазора на стыках бортовых камней: 3–5 мм

Устройство декоративного ограждения

Декоративные ограждения устанавливаются по периметру газонов в местах, примыкающих к проходам, проездам и в местах возможного выезда автомобилей на газон.

Вновь установленные секции декоративного ограждения должны быть надежно закреплены в земле (опорные столбы закапываются в землю на глубину не менее 0,7 м, бетонируются, поверхность лунки засыпается материалом покрытия, где производится установка).

После установки ограждений производится грунтовка и покраска всех ограждений.

Устройство или ремонт газонов

Создаваемый травяной покров газона должен быть равномерным, густым, без проплешин, вытоптанных участков, просадок дернины (впадин).

Перед посевом газонных травосмесей верхний слой должен быть взрыхлен на глубину 8–10 см.

Не допускается использование торфа в качестве растительного грунта. Применение торфа в качестве верхнего слоя на растительном грунте также недопустимо.

Не допускается наличие просадок на поверхности слоя под контрольной 3-метровой рейкой. Места просадок обязательно досыпаются, профилируются и повторно уплотняются.

При основной подготовке почвы под газоны должны быть внесены равномерно минеральные удобрения.

При посеве газона семена должны быть внесены на глубину до 1 см.