Имение Пучково (Невельский уезд) в воспоминаниях писательницы, актрисы Т. В. Петкевич

Автор: Луганцева Валерия, 7 А класс МОУ «Гимназия г. Невеля»
Руководитель: Петрова О. В., учитель русского языка и литературы МОУ «Гимназия г. Невеля»

Введение

Моя малая родина — деревня Пучково Невельского района Плисской волости.

Это место красивое, находится оно между двух деревень, Стрельниково и Попадьино, окружено двумя озерами. Торчащие из земли вековые камни, покрытые мхом, и кустарники, кусты сирени и жасмина говорят, что давно на этом месте стояло имение. По рассказам старожилов в начале XVIII века эти земли принадлежали помещику Пучкову, отсюда и название местности.

 История и историография

Пучково помнит многих известных людей. Например, представителей рода Врангелей. Во второй половине XIX в. владельцем имения Колпино близ Пустошки был мировой судья Станислав Врангель (1844—1913) — сын известного медика Карла Врангеля фон Гюбенталя (1786—1858). Он был женат на Вере Рокассовской. После окончания консерватории Рокассовская покинула Имение Пучково Невельский уездПетербург и перебралась в поместье Пучково под Невелем. Врангель-Рокассовский пишет: «Вера сняла дом в поместье Пучково, расположившееся в восьми километрах к северу от городка Невель и принадлежавшее Николаю Шишко». Из книги Л.М.Максимовской «Усть-Долысские истории» мы узнали, что до Николая Шишко владельцем Пучковского имения был Макар Федосеевич Шишко. Он был инспектором освещения Императорских театров. Последним хозяином имения Пучково был Николай Шишко, известный тем, что был меценатом и помогал одному из петербургских театров.

В Музее истории Невеля мы выяснили, что с Пучково связана судьба российской актрисы, театроведа и писательницы Тамары Владиславовны Петкевич. Музей предоставил нам содержательный доклад Максимовского Г. С. «Жизнь — сапожок непарный» Т.В.Петкевич».

Тамара Владиславовна Петкевич родилась в Невеле 29 марта 1920 г., скончалась в Петербурге 18 октября 2017 г.

В 1993 г. Т.В.Петкевич опубликовала книгу мемуарной прозы о жизни в сталинских лагерях «Жизнь — сапожок непарный», выдержавшую ряд переизданий. В этой книге есть воспоминание и о Пучкове, и об окрестностях.

Книгу высоко оценил, в частности, Эльдар Рязанов, по ней был снят одноименный документальный фильм Марины Разбежкиной (2001). В Петербурге был поставлен спектакль по книге. В Германии книгу издали несколько раз. Александр Квасневский наградил автора Кавалерским крестом Ордена за заслуги перед республикой Польша. В 1996 году Т. В. Петкевич была принята в Союз писателей Санкт-Петербурга. По мнению писательницы Татьяны Бек, Тамаре Петкевич выпал такой жребий, будто вся апокалиптичность ХХ века сгустилась в одной частной судьбе.

В местной газете «Невельский вестник» была опубликована статья В.Ворониной (Максимовской) «Крутые маршруты невельчанки Тамары Петкевич», в которой речь идет о жизненном пути писательницы.

Малая родина Т.В.Петкевич в ее мемуарах

Тамара Владиславовна Петкевич родилась в Невеле в семье Владислава Иосифовича Петкевича, члена ВКП (б) c 1918 г., расстрелянного в 1938 г., и Евфросиньи Мочаловской (умерла от голода в блокаду). Тамара Владиславовна, поступила в школу в 1927 г. в Ленинграде. В 1938 г. закончила десятилетку и поступила в институт иностранных языков на английский факультет. В 1940 г. Тамара Владиславовна Петкевичвышла замуж и уехала к мужу в ссылку в город Фрунзе. Там поступила в медицинский институт, но в январе 1943 г. одновременно с мужем была арестована и осуждена по ст. 58—10 (часть II-ая) на семь лет лишения свободы, три года поражения в правах и конфискацию имущества. Срок отбывала в лагерях Киргизии, затем в республике Коми в СЖДЛ (Северо-железнодорожный лагерь). Освобождена в 1950 г. Из-за административной 39-й статьи, вписанной в паспорт, вернуться в Ленинград не могла. В качестве актрисы работала в театрах Шадринска, Чебоксар, Кишинёва. В 1957 г. реабилитирована. В Ленинград возвратилась в 1959 г. В 1962 г. поступила в Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии на театроведческий факультет. Закончила ЛГИТМиК, с 1967 г., работала в Ленинградском Доме художественной самодеятельности заведующей репертуарным отделом.

Т. Петкевич — автор двух книг воспоминаний: «Жизнь — сапожок непарный» и «На фоне звезд и страха». В первой книге идет речь о детских годах и о времени, проведенном ею в Пучкове. Во второй книге она возвращается к этой теме. На эти воспоминания о деревне Пучково я и буду опираться в своем исследовании.

В первой книге речь идет о семи годах заключения. Вначале — в казахстанских лагерях, затем — северных. Спустя много лет Вера Саранцева, солагерница и друг, вспоминала: «За 7 лет она перенесла столько физических и моральных страданий, что просто удивительно <…> Начать с того, что она еще до своего заключения потеряла почти всех близких — отца, мать, младшую сестренку. … Представьте себе молодую, 23-летнюю, прекрасную во всех отношениях женщину, брошенную в одну камеру с бандитами, преступниками, человеческими отбросами всякого рода.»

В этой тяжелейшей обстановке, в холоде и грязи, в непосильной работе, больная, оторванная от всего, что было дорого ее сердцу, лишенная возможности учиться и заниматься разумной творческой деятельностью, Тамара Владиславовна не сломалась и не утратила ни одного из своих великолепных человеческих качеств — ни редкого ума, ни душевной теплоты и нежности, ни стойкости, ни честности, ни личного достоинства и уважения к достоинству других.

Процитируем статью В. Ворониной: «Что же поддерживало Тамару Владиславовну в невероятно трудные годы, проведенные в лагере? Любимые друзья и театр. В лагерном театре она стала актрисой, и потом, в обычной жизни, эта профессия стала для нее главной. Было и еще что-то, что светило ей все эти годы: свет шел из невельского детства».

Судя по материалам Музея истории Невеля, в Пучкове жили родственники отца Т.В.Петкевич, а в Попадьине — родственники матери. Родители отца и матери родом из-под Невеля. «Мне и поныне кажется, что у моего существования два начала. И подлинный сокровенный зачин <…> в том радостном лете в Пучкове», — писала Т. В. Петкевич.

Из книги мы узнаем, как выглядело Пучково в 1925 году. «Дорога шла сначала лесом, затем через поля. Потом пространство стало организовываться стеной высаженных деревьев, перешедших в аллею с хорошо утоптанной ровной дорогой. За поворотом справа — сад, слева — каменный белый дом, соединенный жасминовыми и сиреневыми аллеями с другим — двухэтажным, деревянным, с террасами. День в деревне Пучково начинался рано. Хозяйки выгоняли коров, а затем все отправлялись в поле. «В этой деревне, — пишет Петкевич, — среди сверстников и взрослых, в атмосфере дружного труда, я избавлялась от чувства одиночества. Меня замечали как всех, кормили как всех, как со всеми шутили».

Атмосфера в деревне Пучково и сегодня, как и в те времена, доброжелательная. В деревне все Семья Петкевичдруг друга знают и хорошо друг к другу относятся. Многие хозяйки держат коров, которых также выгоняют по утрам в поле. Весной деревня утопает в яблоневом цвету, в ней много садов, причем многие сохранились еще со времен Т.В.Петкевич. Деревья из аллеи тоже сохранились, т.е. очертания аллеи не изменились. Только ведет аллея теперь не к двухэтажному дому с террасами, а в патриотический клуб. Я читаю воспоминания Тамары Владиславовны, и мне кажется, что в нашей деревне ничего не изменилось с тех пор.

Вот что мы увидим в современной деревне: летом — безграничные просторы полей, покрытых росой по утрам; леса, макушки которых зеленеют на солнце. Иду по деревне и смотрю вокруг: некоторые люди трудятся, а некоторые отдыхают. Вдалеке — поля. На них стога сена. Ночью величаво сияют звёзды, а месяц, будто подыгрывая им, зависает над маленькими и не очень домишками.

Тамара Владиславовна вспоминает: «Ах, эти леса невельские, попадьинские! Я как-то (мне было лет пять, не больше) пошла за земляникой и встретила в лесу большую-большую кошку с кисточками на ушах. И мы с ней спокойно друг на друга смотрели, не было ни страха, ничего. Это была рысь, но я ничуть не испугалась».

Леса и сейчас густые, страшные. В основном — еловые, но есть и смешанные. Деревенские жители не боятся — ходят по грибы, по ягоды. Летом и осенью это основной промысел сельского жителя. Сейчас, правда, волков много развелось, говорят, и рыси тоже встречаются. Мне не доводилось, как Тамаре Владиславовне, с рысью встретиться.

Тамара Владиславовна пишет о том времени, когда они с мамой жили в имении Пучково: «На летние месяцы мы с мамой выезжали в Белоруссию. И было одно причудливое лето, когда мы вдвоем оказались в покинутом и разоренном, оставленном людьми, но не Богом, имении Пучково. Аллея, каменный белый дом, с жасминовыми и сиреневыми аллеями, и деревянные дома с террасами. И ни единой души вокруг. Ближайшая деревня Попадьино в полутора верстах».

Деревня Пучково находится недалеко от границы России и Беларуси. Деревня Попадьино по-прежнему существует. Сейчас деревня Пучково Невельского района не покинутая и не разоренная, а достаточно обжитая. В ней обычные деревянные и кирпичные дома, есть почта и медпункт, библиотека и магазин. В деревню ведет трасса Санкт- Петербург — Киев, а от нее — грунтовая дорога. Вдоль дороги — стена высаженных деревьев, возможно, тех, что помнила Тамара Владиславовна.

На месте сада сохранились фруктовые деревья, на месте барского дома остались фундаментные камни. Я решила визуально установить то место, где некогда стоял двухэтажный дом с террасой. Там, оказывается, обосновался, молодежный клуб «Дети хутора». Это организация, которая старается воспитать молодых патриотов. Я зашла на страничку ВКонтакте. Для них важны спорт, туризм, единение с природой, стремление к высокому. Дети с руководителями живут на этом «хуторе», борются с трудностями, учатся жить в коллективе, нести ответственность за себя и за общее дело. Возможно, Дети хутора не подозревают, на каком исторически важном месте располагается их лагерь. Я обязательно напишу руководству клуба и расскажу о том, какую роль сыграло Пучково в судьбах известных людей.

Вернемся к воспоминаниям Т.В.Петкевич. «Поселились мы в одной из уцелевших комнат Владислав Иосифович Петкевичкаменного дома, с каменными же гулкими полами, повыбитыми зеркальными стеклами в дверях, винтовой лестницей, ведущей на чердак. Вокруг дома на клумбах цвели белые и розовые маргаритки. За домом, примерно на версту, тянулся фруктовый сад. Этот обломок прошлого, будто выпавший из времени, был в то необычайное лето предоставлен нам. Для чего? Скорее всего, чтобы узнать, каким бывает приволье, и чтобы затем всю жизнь вспоминать о естественном уголке земли, освоенном прихотливой фантазией человека. Мы поднимались рано. Мама вручала мне ножницы для того, чтоб нарезать букет роз. Розовый сад — за оградой через дорогу. Множество кустов с белыми, алыми, чайными и даже почти совсем черными розами. В глубоких заводях озер по имени Удача и Устивье водились сомы. Но я была уверена, что там, в придачу, водятся и черти. По узкому болотистому перешейку между озерами были проложены мостки. Их называли «кладки».

Озера Удвяча (Удача) и Устивье до сих пор славятся рыбой. Кладки (мостки) позволяют деревенским ребятам купаться в этих озерах. Современные дети уже не боятся чертей и не верят, что они водятся в озерах.

Кусты роз до настоящего времени не сохранились, мы можем себе только представить, каким красивым был розовый сад.

В 2008 году вышла в свет вторая книга Т.В.Петкевич «На фоне звезд и страха». Во второй книге воспоминаний Петкевич связывает события жизни в лагере с предыдущими событиями, и с детством в Попадьине тоже. В этой книге снова мы читаем о невельском детстве: «Хозяйка… выгоняла коров в половине пятого утра. Семья поднималась в пять. Завтракали и шли в поле. Работали там до заката солнца. Косили, шевелили сено, жали, вязали в снопы рожь, пшеницу, а надерганный лен с голубыми цветочками — в небольшие снопики. Молотилка работала. Веялка шумела. У каждого было свое место».

Мы читаем книгу и видим ужасы лагерей, которые пережила Петкевич, но и видим, как она «идет к выпрямлению души через любовь, искусство, творчество…» Деревенский труд видится ей из лагерной жизни как нечто отлаженное, гармоничное.

Мне, проживающей в деревне, деревенский труд не видится таким прекрасным, это ежедневный тяжелый труд. Необходимо принести дрова, растопить печь зимою, принести воды из колодца. Помочь маме ухаживать за коровой, поросятами, курами. Я со старшими ребятами пасу в поле коров летом.

О владельце имения Пучково Тамара Владиславовна пишет: «Говорили, что управляющий у него был зверь, а помещика называли — добрый. В имение он приезжал с артисткой — цыганкой, которую любил. Была у него еще причуда: ежегодно менял мебель. Год — карельской березы простоит, потом на красное дерево поменяет, затем на орех, а ту, что отслужила, велел на чердак стаскивать. Во время революции помещик уехал за границу, а крестьяне окружавших деревень снабдились этой мебелью. В Пучкове мы провели только одно лето, году в двадцать пятом. В последующие же годы ездили в соседнюю деревню Попадьино, где жили братья бабушки Дарьи: дядя Гриша и дядя Коля».

В Музее истории Невеля я увидела мебель и предметы обихода, которыми пользовались в Ефросинья Фёдоровна Мочаловскаядворянских семьях конца 19 — начала 20 века. Это стулья знаменитого невельского доктора В.П.Скачевского, это самовары, посуда, мебель и многое другое. Эти вещи хранят много тайн дворянских гнезд. И моей деревни Пучково тоже.

Крестьянская жизнь казалась маленькой девочке Тамаре прекрасной, полной смысла, гармоничной, но гармония скоро кончилась. К событиям, которые произошли позже, был причастен отец Тамары Владислав Иосифович Петкевич. Он участвовал в разорении невельских церквей. Вот как вспоминает об этом его дочь: «Государство реквизировало церковное золото. Близлежащим городом был Невель. В деревне перепуганно и гневно говорили, что из невельской церкви забрали золотую и серебряную утварь. Шептали: „Грех-то какой!!“ <…> Людей, которые вершили столь святотатственное дело, называли „антихристами.“ Среди них был мой отец, по описи принимавший это имущество». Вспоминая об этом, Тамара Владиславовна задается вопросом: почему отец так активно участвовал в этих делах, явно противоречивших его воспитанию и взглядам окружающих? Ответ может быть таким: он верил большевикам и, не жалея сил, строил «прекрасное будущее». Расстреляли В. Петкевича в 1938 г. Многие годы семья верила в его возвращение из лагерей, правда открылась спустя десятилетия после его ареста.

Людмила Мироновна Максимовская, директор Музея истории Невеля, встречалась с Тамарой Владиславовной неоднократно. После встреч оставались фотографии, записи от руки, а беседа, которая состоялась 24 мая 2011 года, была записана на диктофон.

Тамара Владиславовна сказала: «И я понимаю теперь еще глубже трагедию отца. Я не понимала, почему с таким упорством он всех детей Мочаловских перетащил в Питер. Он им дал возможность закончить высшие учебные заведения, они, конечно, в анкетах все писали, что они дети батраков… Он после Сибири, куда его партия направила раскулачивать, просто одержим был, встав на защиту семьи своей жены. Он их прописал в нашу квартиру. Так что сейчас эта история приобрела глубину, объем, она иначе понимается мною. Со стороны отца это был подвиг. Потомки Мочаловских и сейчас живут в Питере. Они были высланы в Иркутскую область. После свадебных фото я видела их фото в телогрейках, когда они были в ссылке, и не верила, что это они. <…> Когда их высылали, меня, 6-летнюю, отправили одну поездом из Невеля в Ленинград. Это были какие-то чрезвычайные обстоятельства, я запомнила какую-то тревожную атмосферу вокруг меня. Мне дали денег на трамвай, объяснили, как ехать на Карповку, и отправили. Поезд приходил рано утром. Я одна добралась до дома. Папа и мама были дома. Помню недоумение такое: что случилось? Вот то и случилось. У меня же осталось удивление, я ничего, конечно, не понимала».

«Как Вы отнеслись к своему дворянскому происхождению?» <Выяснилось, что родственники матери Мочаловские были из небогатых дворян, землевладельцы средней руки.> — спрашивает у Т.В.Петкевич Л. М. Максимовская.

Тамара Владиславовна ответила так: «Первая реакция такая: как интересно! Я вспомнила этих дядьев: Пимен, Александр, Яков Мочаловские. Они были очень красивые люди. Высокие, с окладистыми бородами. Просто красивые люди. Какое-то нелюбопытство юности, оно удивительно. Я знала, что мамин брат родной, офицер, убит в лесах под Невелем. Знала, что мама закончила Невельскую гимназию и ушла в революцию. Гимназию она закончила году в 18-м. Я родилась в Невеле в 1920-м. Меня оставляли с бабушкой Дарьей, маминой мамой. Она жила в маленьком таком домике на берегу Невельского озера. Сейчас я чувствую свою вину перед ней. Бабушка ходила за мной: Тамочка, покушай! А я убегала на озеро, на улицу… У меня ничего не сохранилось… Ни фотографий, ни документов…»

Остается только сожалеть, ведь фотографии и документы могли бы нам многое рассказать о том, какую роль играл Невель в судьбе этой удивительной женщины.

ХХ век — век разоренных гнезд и неистребимых человеческих попыток в любых обстоятельствах устроить Дом. Вот фрагмент из книги Т.В.Петкевич «Жизнь — сапожок непарный»: «Покрытый чистой тряпочкой чемодан… заменял нам стол. Я отыскивала где-нибудь жестяную банку, ставила туда принесенные ветки ели, и на день-два обязательный „уют“ был налицо». Может, это тоже из детства, из далекого невельского детства…

Время неумолимо не только к людям. Исчезают, уходят в небытие памятники отечественной Тамара Петкевичкультуры. Одни горят в пламени социальных бурь, другие сносят в угоду сиюминутным задачам. Но остаются воспоминания, архивы. Прошлое не должно уйти безвозвратно, потому что это наше прошлое, наша история, наша память. Воспоминания Т. В. Петкевич, к счастью, напечатаны. 29 марта 2017 года Тамаре Владиславовне исполнилось 97 лет. Вот строки из одного интервью:

— Тамара Владиславовна, в чем же искать опору?

— Нужно время от времени напоминать себе, что на Земле идут какие — то объективные процессы, которые нас могут в любую секунду смять и превратить в пепел. И надо успеть хотя бы сделать вдох тем дыханием, для которого мы выкинуты в этот свет. Мир непостижим. Поэтому, наверное, надо приходить к каким — то простым выводам насчет жизни. Любить ее, как бы банально это ни звучало».

У Тамары Петкевич нужно учиться жизнелюбию. Человек, прошедший лагеря, остался добрым и светлым. «Душу я оставляю себе. Без совладельцев», — написала Тамара Петкевич, ведь, по ее словам, это единственное, что помогло выжить. Хотя мысль о самоубийстве приходила не раз. Но встретилась подруга, убедившая: «Все это нужно пережить!» И таких важных встреч было много — подруга, научившая стойкости, солагерники, которые пожалели и спрятали от насильников, надзиратель, который помог похоронить, а не просто свалить в общую яму тело любимого. И конечно, встреча с настоящим учителем — Александром Гавронским, который открыл в ней артистический дар или «расколдовал», как написала Тамара Петкевич.

Режиссер Эльдар Рязанов: «Мне Татьяна Александровна Гердт сказала, что есть замечательная книжка. Я открыл, понял, что это будет про ГУЛАГ, и подумал: что я могу еще прочитать про ГУЛАГ после Солженицына, Шаламова, Гинзбург? Но дальше я не мог оторваться, я плакал, и сейчас, когда вспоминаю свои впечатления — это невозможно, это невероятно. Я верю каждой фразе, каждому слову, которые написала Тамара Владиславовна в своей книжке, и думаешь: сколько пережила эта женщина! Это для меня самая высокая литература, потому что она объединяет полную правду жизни и невероятный талант автора».

Литературовед Борис Аверин в программе на телеканале «Культура»: «От ее книг и просто человеческого облика веет таким теплом, такой радостью и таким счастьем, что вдруг убеждаешься, что она, действительно, очень счастливый человек. Почему? Потому что у нее есть талант сочувствия, потому что она очень остро чувствует, что такое искусство, что такое поэзия, театр, но главное — потому что петербургский интеллигент несет в себе чувство светлой благодарности Богу, жизни, миру и людям… Жизнь и книги Тамары Владиславовны приводят к выводу, что внутренний свет, который несет в себе человек, странным образом освещает того единственного нужного человека, который в самый трагический момент судьбы обязательно появляется. Таким единственным необходимым человеком в трагические моменты жизни была и сама Петкевич для очень многих людей, встретивших ее».

Поэтесса Лариса Миллер посвятила Тамаре Владиславовне Петкевич стихотворение:

И в черные годы блестели снега,Тамара Петкевич
И в черные годы пестрели луга,
И птицы весенние пели,
И вешние страсти кипели.
Когда под конвоем невинных вели,
Деревья вишневые нежно цвели,
Качались озерные воды
В те черные, черные годы.

Заключение

Мне было бесконечно интересно читать о судьбе Т.В.Петкевич, о том, что ее жизнь связана с Невельским краем. Моя малая родина, деревня Пучково, помнит о своей замечательной землячке.

Книга Тамары Петкевич «Жизнь — сапожок непарный» звучит на сайте Центра Андрея Сахарова. О ней снят документальный фильм на канале «100 ТВ» — «К юбилею Тамары Петкевич» в марте 2010 г. И во всех передачах, видеосюжетах, документальных фильмах мы слышим о невельском детстве. Это самая светлая пора в жизни писательницы, актрисы Т.В.Петкевич. И я горжусь, что живу в деревне Пучково. Знаменитой деревне Невельского района. Знаменитой, благодаря Т.В.Петкевич…

 

Литература

  1. Бек Т. Приспособлен ли мир для жизни? // «ExLibris НГ», 16.9.2004.
  2. Волчек Д. «Когда Сталин умер, я танцевала». Радио «Свобода»

(13 марта 2016). — 96-летняя актриса и писатель Тамара Петкевич вспоминает март 1953 года.

  1. Ларина Ю. Пережившая жизнь: Вышла книга 88-летней петербургской актрисы Тамары Петкевич // «Огонёк», №49 (5075), 1—7 декабря 2008 года.
  2. Максимовская Л. М. Ключи от старого дома. — С-Пб: Лема, 2012.
  3. Максимовская Л. М. Усть -Долысские истории. — С-Пб: Нестор-история, 2009.
  4. Петкевич Т. В. Жизнь — сапожок непарный» — СПб: «Астра-Люкс», АТОКСО, 1993.
  5. Петкевич Т. В. На фоне звезд и страха — СПб: Балтийские сезоны, 2008.
  6. Радиопрограмма «Поверх барьеров» на «Радио Свобода» о Тамаре Петкевич 10 декабря 2008 г.
  7. Радиопрограмма «Тамара Петкевич — актриса ГУЛАГа» на «Эхо Москвы» в апреле 2010 г.
  8. Видео-сюжет на канале «Культура» о творческом вечере Тамары Петкевич в Москве в ноябре 2008 г.
  9. Видео-сюжет о презентациях книг Тамары Петкевич в Музее Анны Ахматовой и в Консульстве Польши в СПб в мае 2010 г. http://www.dailymotion.com/video/xdf7uj_news (Электронный ресурс)
  10. Документальный фильм на канале «100 ТВ» — «К юбилею Тамары Петкевич» в марте 2010 г.
  11. Г.Л.Стойкова. Наш край. Пучково. Малая родина. — http://nevelikc.ru/nash-kraj-puchkovo/2016
  12. В. Воронина (Максимовская) //Крутые маршруты невельчанки Петкевич. :http://smi60.ru/newspaper/article/view/id/
  13. Невельский сборник. –СПб: Акрополь. — Вып.8, 14, 16.
  14. «Нечаянная профессия» в сб. «Театр ГУЛАГа» — Издательство «Мемориал», 1995.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс