Из истории Древлеправославной Поморской церкви на территории Невельского района

От истоков до современности

Автор: Коваленко Елена, 10-а класс, гимназия г. Невеля
Руководитель: Стойкова Г. Л., учитель русского языка и литературы
Консультант: Кузменко Л. И., научный сотрудник Музея истории Невеля
2007 год

Введение

Старообрядчество — общее название нескольких самостоятельных религиозных движений русских православных людей, отказавшихся присоединиться к церковной реформе Никона, проведённой в XVII веке, стремящихся сохранить церковные установления и традиции в старых формах. Церковная реформа, проведённая по инициативе царя Алексея Михайловича и патриарха Никона была связана с идеями православного мира, приближения церковных порядков к новогреческим. Преследовала она и цели усиления власти государства и церкви в обществе. Сама реформа не изменила сути православия, но в условиях усиления крепостного права расколола общество. Сторонники старой веры — старообрядцы — отстаивали идею самобытности русского православия, продолжали молиться по-старому, называли никонианскую церковь кощунственной. Официальная никонианская церковь и власть в лице царя начали войну с расколом. В итоге церковный собор 1667 года предал староверие анафеме. От преследований староверы уходили в глухие, трудно доступные места, в том числе и в Псковскую землю. Главная идея старообрядчества — отпадение от мира зла, нежелание жить в нём. Потомки старообрядцев и сейчас живут на Псковской земле, старообрядческая община существует в Невеле. С 2001 года в деревне Подмолодье Невельского района проходят слёты молодёжи Древлеправославной Поморской церкви.

История старообрядчества на территории Невельского района

Федосеевцы

Движение, развившееся в городах северо-запада России, главным образом в Новгороде, Пскове и Яме, и определённое беспоповскими новгородскими соборами 1692 и 1694 годов, заняло наиболее радикальную позицию даже и среди самих беспоповцев. Уже в конце девяностых годов, видимо, после смерти их первого вождя Харитона Карпова, руководящее место среди этой группы беспоповцев занял дьячок Крестецкого Яма Феодосий Васильев, один из главных отцов новгородских соборов, «ума скоропостижнаго, смысла многоплоднаго, памяти крепкия и разсуждения великаго». Настойчивый и крутой Феодосий, давший имя этим крайним радикалам среди беспоповцев, в 1696 году ушёл со своей семьёй и приверженцами из России в Литву, где и обосновался около Невеля. Там на свободе от царских и патриарших властей он организовал бракоборную, воспитанную в страхе антихриста общину, давшую основание Федосеевской беспоповщине, или в просторечии — Федосеевщине.

Федосеевская невельская община была первой известной нам беспоповской общиной городского типа (…Мнози от российских християн и от различных стран, и из соловецкого монастыря, хранящий православие, с ним пойдоша. О житии отца Феодосия Васильевича.). Польские и католические власти, уже гостеприимно приютившие поповцев, вначале очень хорошо относились и к невельским беспоповцам и были готовы поддерживать выраставшую в значительную оппозицию московскому православию беспоповщину.

В общежительной коммуне Феодосия Васильева у Невеля проживало около 600 мужчин и 700 женщин («Он же состави тамо две обители, мужескую и женскую, наставляше их богоугодному житию по уставам иноческим»). Те и другие должны были придерживаться бракоборческих новгородских правил и, — по крайней мере, в принципе — соблюдать строгое целомудрие. Суровая дисциплина, послушание своему наставнику Феодосию, многочасовые службы и общность имущества были главными чертами этой беспоповской организации. При общине была своя молельня, больница, богадельня и многочисленные хозяйственные учреждения, в которых постоянно и бесплатно работали члены общины.

«Праздность училище злых», — постоянно напоминал суровый глава общины, не позволяя никому лениться и требуя, чтобы при вхождении в общину новый член её передавал ей своё имущество, даже обувь. Одежда и прочие необходимые предметы обихода «всем из казны общие подаваху», — отмечает биограф Феодосия. Многочисленные и длинные по дониконианскому уставу, но, конечно без литургии и священников, и руководимые наставником церковные службы, трудовой «подвиг» и безбрачие во многом напоминали монастырь. Пища для всех была простая и одинаковая, которая раздавалась в общей трапезной.

Но эта невельская община, как и другие более поздние федосеевские общежития всё-таки очень значительно отличались от православных русских монастырей. Это были собственно только общежития для всех членов федосеевской «восточныя соборныя церкви». В них не было пострига и обета; безбрачие являлось результатом догматического рассуждения, а не добровольного решения отдельного члена общества. Сам глава общины Феодосий тоже не считал свой «мир» за монастырь. Это был особый мир людей, считавших себя избранными Богом для спасения, которые решительно отмежёвывались от постороннего, греховного и погрязшего в светскую жизнь человечества. Вне общины все принадлежали антихристу.

Как и для новгородских старцев, так и для Феодосия антихрист являлся только духовным явлением, а не определённой личностью вроде патриарха Никона, как это учили ранние старообрядцы 1650 и 1660 годов. «Егда Христос по земли явися и с человеки поживе, не царствовал он чувственно на земли, тако и антихристу не имать в чувстве быти», — писал в 1701 году Феодосий в своём «Увещании». Призывая своих последователей уходить из мира в обособленные общины, он писал: «И паки апостол рече: изыдите братие от мира и нечистот его не прикасайтеся; возлюбите безмолвие. Да познайте Бога и откровенным умом славу Его узреть, что всуе метемся в жизни сей». Он неоднократно подчёркивает необходимость разрыва с миром, советуя своим ученикам: «побегайте и скрывайтеся во имя Христа». Федосеевцы утверждали, что институт государства является злом и члены их церкви должны уклоняться от всякою соприкосновения с его органами и избегать всякого сотрудничества с правительством и властями, на которых лежит печать антихриста. Федосеевцы никогда не приняли молитву за царя. Среди федосеевцев наиболее часто сказывалась враждебность к Российской «никонианской» государственности и даже в 19 веке они отождествляли русского государя с самим антихристом. В отношении к своей собственной стране федосеевцы по своим убеждениям, несомненно, являлись принципиально антигосударственным элементом.

Невельская беспоповская община Феодосия Васильева просуществовала недолго. В 1709 году она была разграблена польскими солдатами. Опасаясь, что и позднее в результате войны Карла XII с Россией и Польшей, которая в те годы в значительной степени происходила на польской территории, его община окажется между молотом и наковальней, Феодосий решил возвратиться в Россию. Совсем неожиданно он нашёл могущественного покровителя в лице тогда почти всесильного Меньшикова, который исхлопотал у царя разрешение для Невельских эмигрантов-федоссевцев вернуться на родину. Итак, община с позволения Петра переселилась под Псков.

Судьба всё же не дала Феодосию Васильеву продолжать свою проповедь на русской земле. Несмотря на заступничество влиятельного любимца царя. Феодосий был задержан церковными властями (Когда Феодосий Васильев, положась на содействие новгородского губернатора Корсакова… явился в… Новгород, сняв с себя медныя вериги и власяницу,… его схватили слуги новгородского архиерея, посадили в смрадную тюрьму, приковали в ней железною цепью к стене, допустили корабельнаго мастера Сткляева вырвать полбороды у заключеннаго, не согласившегося с ним в догматическом споре, и затем довели до мучительной смерти.); вскоре его надломленное странствиями и постом здоровье пошатнулось, и он скончался в заточении. Как повествуется в «Житейнике поморскаго писма», «тело блаженнаго страдальца… из града извлекше в ров без гроба закопаша». В это время был в городе один его ученик, который ночью тайно закопал «трудолюбное тело при реце Варяже». А когда члены его общины захотели принести страдальческое тело в свою обитель, то оказалось, что оно «цело и нетленно». С погребальными псалмами и «песьнми честне погребоша е паки в земли». Через несколько лет его община, находившаяся всё ещё на Ряпиной Мызе, распалась, но федосеевство пережило своего основателя и в конце 18 и начале 19 века оно стало одним из самых сильных и влиятельных согласий не только среди беспоповцев, но может быть даже во всём русском старообрядчестве.

Филипповцы

Филипповцы — это религиозно-оппозиционное течение в России, один из толков беспоповщины. Возникло среди черносошных крестьян в начале 18 в. на севере европейской России. Основатель — беглый стрелец Филипп (1672—1742), его последователи вышли в 1737 из общины старообрядцев поморцев и основали в Карелии свой скит (Выгский скит). Подвергаясь преследованиям со стороны государства и официальной церкви, порой применяли самосожжение как средство защиты своей веры. Вероучение филипповцев близко к федосеевцам, но с более строгими обрядами. Были фанатически нетерпимы к другим толкам старообрядчества. С развитием социального неравенства в их среде филипповцы стали отказываться от самосожжений, безбрачия и др. К концу 18 в. стали платить государственные налоги, которых раньше не признавали. В России имеются немногочисленные замкнутые общины филипповцев.

Подобная община предположительно существовала на границе Невельского и Пустошкинскою района (ныне это земли Пустошкинского района). К сожалению, узнать о ней больше нам не удалось: упоминания в литературе нет, остались лишь устные воспоминания.

Ныне на территории Пустошкинского района находится старообрядческое кладбище, по некоторым признакам (особые рисунки на крестах) ранее оно принадлежало именно филипповцам.

Летний лагерь молодежи Древлеправославной Поморской церкви

В 2007 году исполнилось семь лет организованному молодёжному движению в Древлеправославной Поморской церкви. Ежегодно в июле месяце проходят слёты молодёжи в Петербурге, которые продолжаются поездкой в лагерь в деревню Подмолодье Невельского района Псковской области.

В 2000 году Н.А.Ануковым без участия Российского Совета самостоятельно была предпринята попытка организации молодёжного лагеря в Карелии на Выге, где побывало около 20 подростков. Подбор участников и воспитателей был практически случаен, и лагерь получился не церковным.

Первый Слёт, подготовленный силами PC, Невской общиной, состоялся 20—23 августа 2001 года. Главным организатором слёта стал Председатель PC ДПЦ Олег Иванович Розанов, который в память о своей супруге Надежде Викторовне осуществил её идею собрать в Петербурге поморскую молодёжь. Для участия приглашались наиболее воцерковлённые люди, молодые служители от 16 до 30 лет. Участники сделали довольно содержательные доклады, пообщались, осмотрели достопримечательности Петербурга. Слёт принял решения по вопросам трудовой деятельности молодёжи, эмиграции, созданию христианских семей в современных условиях.

Второй Слёт (22 июля — 9 августа 2001 года) был посвящён обсуждению более церковных вопросов, попыток экуменизма в староверии, которые были решительно осуждены. Слёт продолжился в деревне Подмолодье, куда отправилось около 20 человек. Там Илларионом Михайловичем Петровым на своём участке были возведены два дома и подсобные помещения для лагеря. Был определён распорядок дня в лагере. После лагеря состоялось посещение Пскова на праздник пророка Илии, что также стало традицией. Главным организатором этого и последующих слётов стал Михаил Владимирович Никитин.

В Слёте 2003 года (14—15 июля) приняло участие уже около 40 молодых людей, не только из России, но и из Беларуси. Украины, Латвии. Были обсуждены вопросы современной массовой культуры и подтверждён её резко антихристианский дух. Решено было в целях создания поморских семей учредить службу «Согласие» а также ежегодный журнал «Подвижник». Слёт и лагерь 2003 года получились в большей степени церковными — в рамках слёта был отслужен молебен св. Александру Невскому и организовано паломничество на место битвы со шведами, где отслужили литию. В лагере трапеза стала сопровождаться чтением поучений.

В 2004 году (13июля — 2 августа) мероприятие получилось ещё более представительным, добавились участники из Литвы. Особенностью стало большое количество юношей-служителей, службы проходили благочиннее, чем в любом Поморском храме, мужской хор звучал неповторимо. Появились новые лица в «воспитательском» составе — К.Я.Кожурин и И.Р.Фатеева, что в целом улучшило христианскую направленность лагеря. Решения слёта коснулись большего вовлечения молодёжи в общинную жизнь, участии в богослужении, строительстве, воскресных школах, организации общинных библиотек.

В 2005 году, с 14 июля по 2 августа, был организован Пятый Слёт и лагерь. Они стали международными — добавилась большая группа из Польши, новички придали лагерю особый настрой. Лагерь краткосрочно посетила и большая группа из Латвии, возвращавшаяся после поездки на Выг. Общее число участников достигло 80 человек. Введены в действие дополнительно два корпуса. Впервые на Казанскую, 21 июля, группа певчих отправилась на службу в Невельскую общину. Приехавшими наставниками были совершены по просьбе местных жителей два крещения, исповедь, погребение.

Слёты молодёжи стали важнейшим фактором, объединяющим сегодня Древлеправославную Поморскую церковь на межгосударственном уровне. Они являются наиболее зримым результатом деятельности Российского Совета. Между участниками установились прочные связи через регулярную переписку, телефонные звонки, электронную почту. Участниками слётов от России явились представители многих общин — Санкт-Петербург, Курган, Нарьян-Мар, Старая Русса, Москва, Белгород, Архангельск, Сыктывкар, Самара, Тольятти, Лабинск, Ессентуки. Великий Новгород, Темир-Тау, Валуйки. Ростовская область, Удмуртия, Псковская область. В своих общинах молодёжь стала активнее участвовать в богослужении, воскресных школах. Помимо слётов стали проводиться ежегодные встречи 31 декабря в Невской обители.

О молодёжном слёте и лагере 2005 года вспоминает сибирячка Павла Саблина: «15 июля отъезд в христианский лагерь в деревню Подмолодье Псковской области… Впереди две недели проживания в условиях, приближённых к самостоятельности без цивилизации. Как-то оно будет для тех, кто едет в лагерь впервые? Стыдно сказать, да и гpex утаить, но в первый день приезда в лагерь сибиряки (самостоятельные и волевые люди с суровыми лицами, на первый взгляд) чуть было не дрогнули: куда мы приехали? Всё чужое. Как сможем сблизиться с таким большим коллективом (50 человек) за столь малое время? Но волнение оказалось напрасным. Тёплые доверительные беседы, пение духовных стихов, рассказы о своей местности, расспросы о незнакомых городах, общая молитва, коллективные обеды, дежурства по кухне, чтение, пение, катание на лодке, купание — всё это сделало своё дело… Время пролетело незаметно… Похоже никто не желает уезжать! Всё стало родным и близким… Вот где каждый человек раскрывается как личность, и таких личностей в молодёжном лагере было 50, а значит 50 судеб, 50 характеров. И юношам и девушкам представлялась возможность присмотреться друг к другу, представить друг друга: одних — в роли главы семейства, других — в роли хранительницы очага; обменяться адресами для переписки и более глубокого знакомства, а в перспективе — возможно, для создания семьи. В целом, молодёжный лагерь напоминал пчелиный улей, каждый был чем-то занят, не было того, что так угнетает христианскую душу в миру: ни грубых нецензурных слов, ни мерзкого запаха табака, ни различных „разборок“… Особенно молодым сибирякам понравилось тёплое, христианское отношение друг к другу, не было разделения на старших и младших. Все общались как одна большая дружная семья, забыв о том, что собрались из разных городов и даже стран».

 

Были приняты следующие решения V Международного Слёта молодёжи ДПЦ: 1. В связи с активизацией пропагандистской деятельности со стороны РПЦ, РПСЦ и других конфессий участники Молодёжного Слёта предупреждают: не прельщайтесь внешними формами, лишёнными благодатного наполнения. Следуя лжепастырям и принимая участие в лжетаинствах, вы попадаете под клятвы Святых Отец Вселенских и Поместных Соборов. 2. Участники Молодёжного Слёта напоминают, что согласно церковным канонам сожительство без церковного и родительского благословения, самовольное или хотя бы без гражданской регистрации, расценивается как блуд, а блудники, как известно, Царствия Небесного не наследуют, поэтому необходимо избегать внебрачных связей и вступать в законный брак с единоверцами. 3. Участники Молодёжного Слёта призывают молодёжь воспринимать христианское воспитание от своих родителей и духовных отцов и готовить себя к христианскому воспитанию своих будущих детей. 4. Участники Молодёжного Слёта предостерегают от увлечения компьютерными и другими электронными играми, игровыми автоматами. Которые приводят к зависимости и духовной гибели. 5. Участники Молодёжного Слёта призывают поморскую молодёжь активнее изучать местную историю Староверия (сбор архивных документов, фотографий, устных рассказов о моленных, наставниках, видных деятелях Староверия), что является важной составляющей поморского самосознания.

В 2006 году в Подмолодье прошёл VI Молодёжный Слёт. Началось всё 11—12 июля. В Петербурге собралось большинство участников. Организатором слёта и лагеря выступил молодой прихожанин Невской общины Дионисий Валерьевич Хмелёв. В первый день состоялось открытие Шестого слёта молодёжи ДПЦ: все знакомились друг с другом, представлялись и рассказывали о себе. Так как слёт впервые проводился в лагере и время его не было ограничено строгими временными рамками, обстановка была достаточно непринуждённой. Почти каждый день проходили беседы. А к концу лагеря специальная группа, состоявшая из делегатов от разных городов, подвела итоги, сформулировав решения слёта. Главным объединяющим началом лагеря, как и раньше, была соборная молитва всех участников. Все службы проводились, как и в прошлом году: четыре раза в день призывной звон созывал всех на соборную молитву. У каждого была возможность поучаствовать в службе. В лагере была организована воскресная школа. Проходили занятия по церковнославянскому языку, Уставу, Священному Писанию и церковному искусству. Осталось время и на отдых — можно было пойти на озеро: кто садился за вёсла и катался на лодке, а кто играл в волейбол. По вечерам собирались у костра. Духовные стихи и христианское общение сильно сплотили всех. 21 июля на праздник Пресвятыя Богородицы Казанския участники молодёжного лагеря посетили староверческую общину города Невеля. В моленной невельских христиан с особой торжественностью была проведена праздничная служба. 24 июля, по доброй традиции, прошла служба блаженной княгине Ольге. 26 июля произошло ещё одно важное событие — крестный ход и установка памятного креста в деревне Репище. Высокий деревянный крест был воздвигнут на месте уничтоженного немцами во время Великой Отечественной войны поморского храма. В торжестве воздвижения Честнаго Креста приняли участие молодые поморцы из летнего лагеря, представители Невской и Невельской старообрядческих общин, а также местные жители. Крестный ход до места установки креста сопровождался торжественными песнопениями, посвящёнными Кресту Христову. После установки креста была отслужена лития за всяко прошение и пропеты величания Кресту Господню. Рядом с разрушенной моленной находятся братские могилы солдат, погибших во время последней войны, поэтому вслед за первой литией была отслужена лития ещё за упокой, в том числе о погибших воинах-жителях окрестных деревень. Со словами к собравшимся обратились духовный наставник Невской Старообрядческой поморской общины Владимир Викторович Шамарин и Председатель Невской общины Иларион Михайчович Петров. Они подчеркнули важное символическое значение данного события для возрождения Староверия на Псковской земле, где всегда традиционно проживало много староверов. 31 июля перед отъездом присутствующие посетили местное старообрядческое кладбище и пропели литию за упокой в память лежащих здесь и повсюду христиан.

С 14 июля по 1 августа 2007 года прошел седьмой молодежный лагерь. Он вновь был международным, среднее число участников составило 30 человек. (Группы ребят вместе с руководителями приезжали и уезжали в любое удобное для них время. Потому состав лагеря почти постоянно менялся). По сложившийся традиции 21 июля активисты лагеря вместе с И. М. Петровым и К. Я. Кожуриным присутствовали на службе в Невельской общине. Позднее вечером, уже на территории самого лагеря отслужили торжественную вечерню.

24 июля состоялась поездка в Полоцкую общину, где членами лагеря были посещены Древлепроваславный Поморский храм Успения и Православный монастырь Святой Ефросиньи Полоцкой. Состоялась ознакомительная прогулка по городу.

Заключение

Мы считаем, что цель работы достигнута. Было изучено достаточное количество литературы по теме, организована поездка к месту молодёжного лагеря, встреча с членами невельской общины. Менялись эпохи, поколения, происходили социальные потрясения, но не прекращались традиции старообрядцев. На основании собранного материала мы можем сделать вывод, что Невельский район становится одним из центров распространения старообрядчества Федосеевского толка. Считаем необходимым продолжить исследование, так как тема эта новая, мало изученная.

Литература:

— О житии отца Феодосия Васильевича. Житейник поморскаго писма, отца Феодосия Васильевича; Изборник Попова, т. 3, стр. 1

— Отеческая степень, статья 13

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс