Невельский край в жизни Яна Барщевского

Автор: Кожусь Олеся, 7«А» класс МОУ «Гимназия г. Невеля»
Руководитель: Малахова С. В., учитель МОУ «Гимназия г. Невеля»
Консультант: Колосова Т. И., зав. отделом МУК «Центральная районная библиотека»

«Во всяком краю есть свои местные предания, свои особенные волшебные истории и легенды. И всё же нет-нет да найдётся человек, который начнёт эти сказки записывать, обрабатывать, переосмыслять, а порой сочинять новые. Такой человек сам становится сказочником, и образ его родного края, созданный народной фантазией и обогащённый талантом автора, делается достоянием большой литературы. Для Беларуси таким сказочником стал Ян Барщевский», — сказал Д. О. Виноходов.
Почему я заинтересовалась жизнью иЯн Борщевский творчеством польско — белорусского писателя? Жизнь Барщевского описана им самим в письмах к Юлии Корсак, дочери невельского помещика Гаудента Шепелевича, в которую он был влюблен. Ян Барщевский часто бывал на Невельщине и зачастую именно невельские красоты, легенды и предания легли в основу его произведений.
«В России имя основоположника новой белорусской литературы Яна Барщевского в настоящее время, к сожалению, известно немногим. А между тем значительную часть своей творческой жизни он провёл в Санкт-Петербурге, здесь редактировал и издавал альманах «Незабудка» на польском языке, здесь же написал и свой главный труд — книгу «Шляхтич Завальня, или Беларусь в фантастичных повествованиях» (1844—1846 гг.), благодаря которой стал известен как «белорусский Гоголь».
«Ян Барщевский родился в деревне Мураги возле большого озера Нещердо. На современной политической карте оно располагается в северной части Республики Беларусь, у самой границы с Российской Федерацией, но в те времена это был географический центр Витебской губернии, поскольку в её состав входили Невельский и Себежский уезды, ныне относящиеся к Псковской области». Отец будущего писателя был небогатым униатским священником и служил в местной церкви. Образование Ян получил в Полоцкой академии. Первое стихотворение «Девонька» написал в 1809 году. В 1817 году отправился в Петербург. Жизнь Барщевского во второй половине 30-х гг. описана им самим в письмах к Юлии Корсак, сестре невельского помещика Гаудента Шепелевича.
Старый друг Гауденций Шепелевич был уволен со службы и поселился в оставшемся от родителей небольшом имении Рудня, в 20 верстах к северу от Невеля.
Вместе с Гауденцием жила его сестра Юлия Корсак. Встреча с нею оказала большое влияние на жизнь Барщевского и на его творчество. Судя по сохранившимся письмам, он был много лет влюблён в Юлию. «Имение Шепелевичей Рудня находилось недалеко от деревни Изоча Невельского повета. Летом 1838 года Барщевский познакомился на Невельщине с Юзефой и Аустербертой Буйницкими, которые жили под Изочой в своём имении Игнаполь. С семьями Шепелевичей, Буйницких, а также невельских помещиков Янковских, владельцев имения Заиванье Барщевского связывали долгие годы дружбы.
В 1844 году вышел в свет первый томик главного труда «Шляхтич Завальня, или Беларусь в Шляхтич Завальняфантастичных повествованиях».
Во вступлении Ян Барщевский писал: «Среди белорусского народа ещё и ныне сохраняются отдельные предания давних времён, которые, переходя из уст в уста, стали такими же туманными, как и мифология древних народов. Жители этого края — Полоцкого, Невельского и Себежского поветов, — с незапамятных времён терпя страдания, совсем изменились в характере; их облик всегда несет отпечаток тоски и сумрачной задумчивости. В их фантазиях всё время блуждают недобрые духи, которые служат злым панам, чаровникам и прочим их недругам. Я родился там и вырос, их сетования и печальные повествования, как шум диких лесов, всегда навевали на меня сумрачные думы и с детства были моей единственной мечтой».
Вещественных свидетельств пребывания Барщевского на Невельщине не сохранились. Сохранились стихи. Последние строки сонета, посвящённого Аустеберте Буйницкой. И стихотворение «Почановская гора» помещено в «Незабудке» за 1841 г. Почановская гора находится у д. Починки (которая не сохранилась) в трёх км к востоку от оз. Ребло (ныне — Ребельское оз.). В стихотворении «Почановская гора» описывалось одно из красивейших мест в окрестностях Невеля.
«Владимир Короткевич, белорусский писатель, назвал Яна Барщевского «белорусским Гоголем», и не без оснований. Во-первых, как и Николай Васильевич, белорусский классик первой половины XIX столетия долгие годы прожил в Петербурге. Во-вторых, значительную часть творчества он посвятил художественному переосмыслению легенд и мифов своей родины. Истории, которые рассказывают провинциальному шляхтичу Завальне случайные путники, отражают подлинный фольклор Северной Беларуси куда полнее и ярче, чем произведения большинства наших современников. «Шляхтич Завальня» — явление не менее значительное для белорусской фантастики, чем «Франкенштейн» — для британской или «Падение дома Эшеров» — для американской. Да и для русского читателя, небезразличного к хорошей литературе позапрошлого века, знакомство с Барщевским станет приятным сюрпризом.
Эта книга дошла до нас только сегодня, через полтораста лет после написания. Её перевел Иллюстрация "Шляхтич Завальня"Дмитрий Виноходов. Он первым перевёл на русский язык и подготовил к печати произведение Яна Барщевского «Шляхтич Завальня, или Беларусь в фантастичных повествованиях». Он уроженец Россонщины, изучал историю этого края, встречался с краеведами Полоцка. Д. Виноходов описывает свои путешествия по родным местам Яна Барщевского:
«Минувшим летом побывал в Рудне, бывшем имении друга Яна Барщевского — его соученика по Полоцкой иезуитской академии Радислава Иосафатовича (Гауденция) Шепелевича. В 1830-х — 1840-х гг. Барщевский частенько наезжал сюда к нему в гости, гулял по окрестностям и даже ухаживал за его младшей сестрой Юлией Корсак. Рудня находится в 20 км к северо-востоку от Невеля, неподалёку от железнодорожной станции Изоча. От панской усадьбы в настоящее время сохранился лишь стоящий на холме флигель. Вряд ли этот дом относится ко временам Барщевского; скорее всего усадьба была перестроена позднее, возможно, во времена внука Гауденция Шепелевича — известного литературоведа Льва Юлиановича.
Нынешний хозяин — Владимир Тимофеевич Булов. Он родился в этом доме, а родители его переехали туда в 30-е годы. Владимир Тимофеевич прекрасно знает и о Шепелевичах, и о Яне Барщевском, читал его книгу и даже цитирует её наизусть! Он показал и сам дом, и окрестности, рассказал много интересного. Дом, конечно, не простой, не крестьянский: мощный каменный фундамент, потолки в комнатах высоченные, двери двустворчатые, резные, снаружи обшит доской, сохранившейся со времён постройки. Возле флигеля, на самой вершине холма находится старый парк, посреди которого и стоял когда-то панский дом. Липы в парке не очень старые, уже послевоенные, но они — прямое продолжение тех дерев, под сенью которых гулял Ян Барщевский. Есть в парке и заросший пруд. Внучатый племянник Владимира Тимофеевича, Артём Булов, мечтает привести парк в порядок, чтобы воссоздать прежнюю усадьбу, и уже многое для этого сделал, но работы там, конечно, ещё немало.
Под холмом протекает мелкая каменистая речушка. На современных картах она обозначена как Иллюстрация "Шляхтич Завальня"Устинка, но возможно, что во времена Барщевского она называлась Руднянкой, поскольку Гауденций Шепелевич в своём стихотворении «Mierność», опубликованном в 1820 г. в журнале «Miesięcznik Połocki», употребляет именно этот топоним.
Когда-то на этой речке, совсем недалеко от панской усадьбы, была сооружена высокая каменная запруда и стояла водяная мельница. Немцы, отступая, взорвали её, сейчас сохранились лишь едва заметные остатки фундамента и раскиданные по речному ложу камни. Тут же лежат два мельничных жернова метра по полтора в диаметре. Один расколотый — в реке, а на берегу целый. Возможно, что хлеб из муки, смолотой на этих жерновах, ел Ян Барщевский. Чуть в стороне от Рудни Устинка впадает в Изочу, тоже совсем небольшую речку, которая далее течёт в озеро Большой Иван. Если пройти по железнодорожному полотну в сторону Невеля, то можно увидеть все те места, о которых Шепелевич писал в своём стихотворении, речь о котором шла ранее. И покажется оно тогда вовсе не таким уж нелепым. «В роще тихой и сенистой, На Изочи берегах».
Вся эта местность и есть та самая Рабщизна, о которой писал Ян Барщевский: «Вспоминаю окрестности Рабщизны неподалёку от Невеля, где, словно ярусы исполинских зданий, высятся поднятые природой горы, покрытые сенью вековых лесов или сияющие золотым песком на погожем солнце. Сколько там разнообразия в пейзажах, сколько восхитительных картин!».
Неподалёку от места рождения Яна Барщевского находится Стаицкая церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Да и строилась она приблизительно в тот же период, что и храм, в котором служил отец писателя. Вполне вероятно, что и былой внешний облик сохранившегося храма, и внутренняя его роспись напоминают ту обстановку, в которой рос маленький Ян. Алтарная роспись постепенно ветшает. Да и сама церковь год от года всё больше разрушается. Это последняя деревянная церковь в стиле белорусского барочного классицизма и с подобной «наивной» (как её называют специалисты) росписью. Больше такую нигде не найти».Иллюстрация "Шляхтич Завальня"
Я считаю, что Невельский край сыграл огромное значение в жизни Яна Барщевского. Дружба и любовь, красота невельских озер и рек, лесов и полей нашли отражение в его творчестве. Сказочником Беларуси назвал Барщевского Дмитрий Виноходов. Ян Барщевский был и сказочником невельского края. В нашем краю есть тоже свои местные предания, свои особенные волшебные истории и легенды.
Деревни Изоча, Рудня, Стайки; Почановская гора, липовая аллея, озера Ребельское, Язно и Большой Иван, река Устинка (Руднянка) и Река Изоча, — эти места Невельского района хранят воспоминания о Яне Барщевском. Значит мы по праву можем считать его не только польско-белорусским писателем (как гласит энциклопедия), но и российским писателем и поэтом. Нашим земляком.

Литература:
1. Очерк Северной Беларуси / Ян Барщевский // Невельский сборник. — СПб.: Лема, 2010. — Вып. 16: По материалам шестнадцатых Невельских Бахтинских чтений — С. 95—104
2. Ян Барщевский и Невель /Л. М. Максимовская // Невельский сборник. — СПб: Акрополь, 2005. — Вып.10.: По материалам одиннадцатых Невельских Бахтинских чтений — С. 191- 195

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс