Невельские Праведники

История одного спасения

Автор: Тарчевский Алексей, 8 «А» класс МОУ «Гимназия г. Невеля»
Руководитель: Петрова О. В., учитель русского языка и литературы МОУ «Гимназия г. Невеля».
2017 год

Не стоит село без Праведника.
(Народная пословица).

Введение.

Кто такой Праведник? Из «Словаря русского языка» С. И. Ожегова: «Человек, который живет Праведники мираправедной жизнью, не имеет грехов; ни в чем не погрешающий против правил нравственности. Я узнал, что некоторым людям присваивают звание Праведник народов мира. Это люди, которые ценой своей жизни спасали евреев во время Великой Отечественной войны.

Шесть миллионов евреев было уничтожено нацистами. «Холокост — это преследование и уничтожение евреев нацистами и их пособниками после прихода к власти в Германии Гитлера и до окончания Второй мировой войны в Европе (1933—1945 гг.)». Евреи были признаны бесправными, их заставляли носить отличительные знаки, сгоняли в гетто и уничтожали. Оскар Шиндлер, германский промышленник, спас от смерти в газовых камерах больше 1 100 узников в построенный за его деньги лагерь в Бринлитце, чем спас их от уничтожения в Аушвице. Эмили Шиндлер, жене Оскара, было присвоено звание Праведник народов мира. Кому дается это звание?

Праведники мира согласно израильскому Закону о Памяти Катастрофы (1951) — неевреи, спасавшие евреев в годы нацистской оккупации Европы, Катастрофы (Шоа), рискуя при этом собственной жизнью. Согласно статистике на 1 января 2017 года «Яд Вашем» признал праведниками мира 26,513 человек. Более 200 россиян в этом списке, и 6 псковичей. Я считаю, что среди невельчан тоже есть люди, достойные этого высокого звания.

  1. Анализ источников и историография.

Материал о том, что такое Холокост, о способах уничтожения еврейского населения достаточно полно представлен в учебном пособии «История Холокоста на территории СССР». Для получения региональной информации мною были изучены отдельные разделы пособий для вузов И. А. Альтмана «Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР», «Жертвы ненависти: Холокост в СССР 1941 — 1945 г.», материалы сайтов «Центр и Фонд „Холокост“: Память и предупреждение», «Холокост на Псковщине».

Из материалов Яд Вашем я узнал о показаниях немецкого солдата Кильгорна, который докладывал об уничтожении еврейского населения в Невеле. Повод для быстрого уничтожения евреев в Невеле и о дате расстрела — из документов музея Яд Вашем: «4 сентября 1941. Доклад об оперативной ситуации в СССР №73 айнзатцгруппы B».

На официальном сайте Яд Вашем я нашел статистику «Праведники народов мира», просмотрел «Истории спасения». Из работы Васильевой Марии, выпускницы МОУ СШ №4 г. Опочки я узнал о Праведнице из г. Опочки. Простая женщина стала матерью еврейскому мальчику. Евгении Ивановне израильской стороной было присвоено звание «Праведница мира».

Исследования истории Холокоста в Невеле были проведены Кокаревой Светланой в рамках научно — практической конференции обучающихся и описаны в ее работе «Холокост в Невеле и Себеже». В них охарактеризованы численность и способы уничтожения еврейского населения в этих городах Псковской области. В рамках научно — практической конференции была также написана работа под руководством Н. Ф. Витоль «Там наше детство расстреляли на страшной Даче Голубой…», где Кокарева С. изучала судьбы детей невельского Холокоста.

Для изучения событий Холокоста в Невеле я обратился к работе Максимовской Л.М. «Голубая дача. Памяти жертв Невельского Холокоста», а также к работе Бойдича Д. «Это забыть нельзя (Невельщина в годы оккупации). В 2014 году вышла книга Максимовской Л. М. «Земля молчит… Памяти Невельского гетто», в которой собраны воспоминания свидетелей этой страшной трагедии. В данной книге я нашел воспоминания Ю. Л. Колондука.

В процессе исследования помимо научной и научно-популярной литературы были привлечены исторические источники: воспоминания очевидцев; данные, опубликованные на сайте Яд Вашем; записи из семейного архива Колондуков.

В 2015 году Пузыня Е. написала исследовательскую работу «В Список Шиндлеров», в которой она описала влияние Холокоста на историю семьи. В работе Екатерина предлагает дополнить «Список Шиндлеров» фамилиями невельчан, среди которых есть и фамилия Колондук. В Музее истории города Невеля хранятся аудиозаписи воспоминаний Ю.Л.Колондука, из которых мы узнали подробно о спасении Арона Коминарова. Встреча с сыном Юрия Львовича, Виктором Юрьевичем, дополнила наше исследованиями воспоминаниями и фотографиями из семейного архива семьи Колондук.

  1. Праведники народов мира.

Праведники мира — неевреи, спасавшие евреев в годы нацистской оккупации Европы, Катастрофы (Шоа), рискуя при этом собственной жизнью. Звание «Праведника мира» присуждается при соответствии следующим критериям:

  1. Активное участие в спасении одного или нескольких евреев от опасности немедленного уничтожения или депортации в лагеря смерти.
  2. Спаситель осознавал и подразумевал именно спасение еврея.
  3. Действия спасителя не были мотивированы получением денежного вознаграждения или другой компенсации, как, например, переход спасаемого в другую веру, усыновление ребёнка и т. д., и если он брал деньги, то лишь для того, чтобы обеспечить успех спасения, а не с целью обогащения.
  4. Существовала реальная опасность для спасавшего и его близких. В особых случаях принимается во внимание экономическое и общественное благополучие спасителя.
  1. Все вышеперечисленное подтверждается свидетельствами выживших, тех, кому была оказана помощь, или наличием подходящих документов, подтверждающих факт спасения и его обстоятельства.

Данные о спасителях и спасённых ещё весьма неполны. С каждым годом статистика растет. В честь каждого признанного праведником проводится церемония награждения, на которой самому праведнику или его наследникам вручается почётный сертификат и именная медаль, на которой на двух языках — иврите и французском — выгравирована надпись: «В благодарность от еврейского народа. Кто спасает одну жизнь, спасает весь мир». В России — 200 гражданам присвоено это высокое звание (шестеро — из Псковской области). В книге Л. М. Максимовской опубликованы списки погибших на Голубой Даче. В них порядка 130 фамилий и имен исконно русского происхождения. Оказывается в гетто содержались и были расстреляны неевреи, сочувствующие евреям и скрывающие их у себя. Эти люди по праву тоже могут считаться Праведниками мира.

2.1. Трагедия на Голубой даче.

В Невеле уже в сентябре 1941 года было создано два гетто — одно на Голубой Даче, другое — на Голубая Дачаторфопредприятии. Всем евреям Невеля было предписано отправиться в старинную усадьбу под названием «Голубая Дача». Бургомистр вызвал старост улиц, помощников, полицию и приказал организовать сбор. Евреев вели с вещами, с узлами, с криками. В Голубую Дачу гнали тогда больше тысячи человек. На подводах везли стариков и детей. Молодежи в толпе, идущей к Голубой Даче, почти не было. Почти все молодые, сильные мужчины уже были на фронте. Многие не понимали, для чего их ведут. Чтобы не было паники, людям говорили, что их собирают для отправки в Палестину. В течение нескольких недель до расстрела люди жили, не зная, что ждет впереди. Их выгоняли на работу в город, есть не давали совершенно. Только иногда что-нибудь съедобное приносили знакомые из города.

Зинаида Израилевна Рейнберг, которая сейчас живёт в Великих Луках, вспоминает: «Когда колонна шла по мосту через речку Еменку, самых слабых, больных полицаи стали сталкивать в реку».

На рассвете 4 сентября 1941 г. состоялся массовый расстрел женщин и детей подразделением ЗК-7а, входившем в состав Аë“. В этот день расстреляли около 800 человек. Очевидцем расстрела стал немецкий мотоциклист ефрейтор Г. Кильгорн. По свежим следам, всего через четыре дня, он дал показания в Витебске, которые запротоколировал штабной офицер, шокированный сведениями о расстреле. Этот протокол — одно из самых свежих впечатлений очевидца о расстреле, и содержит детали, которые отсутствуют в показаниях нацистов перед судом. Кильгорн показывал: „Я узнал от солдат оперативного отдела, что приблизительно в двух километрах от стоянки состоится массовый расстрел евреев. Говорили, что мужчины были якобы расстреляны в тот же день на рассвете и что на очереди стоят женщины. Потом я пошёл с несколькими товарищами из оперативного отдела  на место, расположенное примерно в 2-х километрах. Там я увидел толпу в количестве приблизительно 600 женщин и детей под охраной эсэсовцев. Число 600 является не только моим подсчётом, но так высоко определялось число и другими солдатами оперативного отдела. Из этой толпы непрестанно выводили по 5 женщин к находившемуся на расстоянии 200 метров противотанковому рву. При этом женщинам завязывали глаза, и они должны были держаться за палку, с которой их подводил один эсэсовец ко рву. Когда они подошли, они должны были раздеваться донага, за исключением нескольких старух, которые должны были обнажить только верхнюю часть тела. Потом несколько эсэсовцев сталкивали их в ров и сверху расстреливали их. Когда женщины услышали приказ раздеться, они очень кричали, потому что поняли, что они будут расстреляны. Так как у меня не было много времени, и я должен был вернуться к своей машине, то я оставался на месте экзекуции не более получаса, и за это время было расстреляно 30 — 50 женщин. Расстрел остальных продолжался и после моего ухода, я присутствовал при начале экзекуции от 10 до 11 часов утра. Что касается противотанкового рва, то это была большая яма, к которой я сам подошёл на расстояние 5 метров. После расстрела одной группы женщин следующая группа сталкивалась на том же самом месте в ров, прямо на тех, которые только что были расстреляны. Расстрела детей я лично не видел, но большое количество детей находилось в толпе. Я категорически подтверждаю, что мои показания соответствуют истине: (Штаб-) Квартира, 8.09.1941г. А.О.К.Д 1У Ви. Подписал: ефрейтор Г. Кильгорн».

2.2. Невельские Праведники.

К своему удивлению, я узнал, что было множество невельчан, которые пытались облегчить жизнь Александра Ивановна Колондук в гетто, а порой они спасали человеческие жизни. Сочувствие к евреям, находившимся в гетто, испытывали не все. «К Голубой Даче ходили соседи менять хлеб на вещи», — вспоминает Гукова Ольга Николаевна. Она же «просто носила хлеб и картошку». «Если полицаи за этим застукают, бьют». Ольга Николаевна, учитель, жила и работала всю жизнь в Невеле. Ольга Николаевна рассказала о семье Скворцовых, которые прятали у себя еврейского мальчика, он жил у них в землянке. «Мальчик 15 лет упал в ров живым и невредимым, а на него сверху — трупы. Долежал до темноты… и пришел к Скворцовым. Кто-то увидел его и донес старосте. Староста пришел к Скворцовым и сказал: пусть он уходит, иначе нас всех расстреляют». О судьбе семьи Скворцовых ничего не известно.

Туманская Екатерина Николаевна вспоминает, что её подруга Оленька Левтова была вытолкнута мамой из толпы, идущей на Голубую Дачу. Свикис Герберт Генрихович, завуч школы №1, с риском для своей семьи повел Олю к себе на чердак. Там она просидела два месяца. «После войны Свикиса судили как приспешника Германии. Оля потребовала, чтобы её вызвали в суд как свидетеля. На суде она рассказала, как он её спас. Как рисковал… Ему дали 25 лет». О дальнейшей судьбе Г. Г. Свикиса я тоже не обнаружил никаких сведений.

Маленькую дочку сбросила с машины, везущей на расстрел женщин и детей, жена Обольского. (Об этом рассказал Залман — Ейл Менделевич Ицелев). «Подобрала Бабахина, муж у которой был полицай. Девочку они удочерили».

Коровко Евдокия Ивановна, будучи партизанкой, пробралась в Голубую Дачу, предлагала евреям уходить с ними, но безуспешно. «В Голубой Даче были одни старики. Они не надеялись и не могли уйти и не верили партизанам».

Стерна Исааковна Свойская вспоминает, что их с сестрой приютила семья Юриновых, у которых Юрий и Валентина Колондук«было много маленьких детей». К ним же пришла и мама, «совершенно голая, в мужском пальто», она стала свидетельницей расстрела, ночью выползла из ямы, из груды одежды взяла первую попавшуюся вещь. «Юриновы держали семью неделю, а потом сказали: не можем больше, полный дом детей…»

Все эти люди помогали и сочувствовали людям, оказавшимся перед лицом смерти. Они рисковали собственными жизнями и жизнями своих близких. Ведь в гетто были расстреляны и те, кто каким — то образом помогал евреям.

2.3. Семья Колондуков. История спасения Арона Коминарова.

В книге Л. М. Максимовской «Земля молчит. Памяти невельского гетто» я прочел воспоминания Колондука Юрия Львовича. Фамилия Колондук показалась знакома. Сын Юрия Львовича — Виктор Юрьевич — автор книги «Истории невельской жизни», создатель общественно-политической газеты «Невельская жизнь». Юрий Львович, его отец, рассказывает о том, что однажды в сентябре 1941 года часов в девять вечера к ним пришел Арон Коминаров, мальчик 14 лет, весь в крови. «Мы его отмыли, переодели, но он не остался. На дорогу ему картошки дали, он пошел в Ленинград», — вспоминает Юрий Львович, которому в сентябре 1941 года было 11 лет. Я задумался о том, какие чувства испытывала мать Юрия Львовича (отец Лев Федорович умер в 1938 году), впустившая в дом еврейского мальчика. Она ведь подвергала опасности свою семью, своих детей. Многие невельчане поступали так же. В еврейских гетто содержались и были расстреляны люди русской национальности. Именно в этом умении сострадать и помогать ближнему — величие нашего многонационального народа.

В Музее истории г. Невеля хранятся аудиозаписи воспоминаний Ю. Л. Колондука. На двух кассетах — рассказы о довоенном и послевоенном Невеле, история развития промышленности Невеля, оккупация. Я прослушал эти записи и узнал много интересного, в частности о Холокосте в Невеле.

В некоторых источниках, кроме всем известного места расстрела невельского гетто Голубая Дача, упоминается еще одно место расстрела — имение Пятино. Никто не мог мне обяъснить, где же оно находится, есть ли там памятный знак, памятник. Из воспоминаний Ю. Л. Колондука я узнал, что это место находилось в районе городского стадиона, пляжа, на берегу Невельского озера. (В начале войны здесь были поля колхоза «Нацтруд»). Название Пятино имело по имени помещика, чей дом стоял на этом месте. «ПМК—15» не было, сосны были, липовая аллея вела в имение», — говорит свидетель этих событий Юрий Львович. Остатки липовой аллеи сохранились, я побывал на этом месте, постоял, помолчал, представил, как страшно было людям (и детям, моим ровесникам и младше меня) идти на смерть.

«Весь сентябрь людей группами по 50 человек расстреливали у озера Невельское», — говорит дом по ул. ГерценаЮрий Львович. На месте расстрела — памятный знак, на нем надпись: «Здесь расстреляны жители г. Невеля» 170 человек». Юрий Львович вспоминает, что русских там не расстреливали, «русских и евреев разъединяли». Как, например, полицаи и немцы выбросили из колонны и отогнали плетками Михаила Жука, у которого была жена Соня, еврейка, и девочки — двойняшки: «Русская свинья, ты нам не нужен!» А девочки кричали: «Папочка, спаси нас!» Сколько человек там погибло? По неофициальным данным в Невеле было расстреляно около 2000 человек. На Голубой Даче известны фамилии 860 человек. Правда, иногда благодаря исследованиям, эти списки пополняются. При написании работы о А.Н.Хомичеве, сбежавшем ребенком от расстрела в невельском гетто, стали известны имена двух детей, погибших на Голубой Даче, — Розы (1 год), Менделя (3 года) Иткиных.

Сейчас я пытаюсь понять чувства людей, которые помогали евреям, рискуя собой и своими семьями. Юрий Львович вспоминает: «Евреев была половина города. Жили дружно. Они люди очень хорошие. На улице Герцена жили Креславские, Глазомицкие, Коминаровы. Правда, еврейские мальчишки никогда не лазали в чужой сад за яблоками, они стояли и ждали, пока мы им нарвем». Никто не задумывался, какой национальности твой сосед и друг. Поэтому, когда евреев выпускали днем из гетто (значит гетто в имении Пятино было открытого типа), их впускали в дом, кормили, поили, одевали. Никто не мог поверить, что людей могут расстрелять только из-за того, что они другой национальности. Евреев обязали носить белые повязки, поэтому скрыть, что ты помогал им, было невозможно. Однако, как не помочь близкому человеку, попавшему в беду? Причем, многие семьи в Невеле были интернациональными.

Виктор Юрьевич, с которым мы встретились для беседы, сказал, что понимает, почему Арон пришел именно к ним. Когда немецкий комендант города издал приказ об обязательной явке всех еврейских семей на Голубую Дачу, половина улицы Герцена (здесь жили еврейские семьи) опустела. Затем евреев стали на какое-то время отпускать домой, и еврейские соседи приходили в гости к Александре Ивановне, обсуждая свою жизнь в гетто. Александра Ивановна Колондук делилась с ними дарами своего огорода и сада. Дело в том, что ее родительский дом, в котором она выросла и проживала до замужества, находился рядом с участком улицы Герцена, на котором были сосредоточены еврейские дома. Многие пожилые герценские евреи помнили мать Юрия молодой и благочестивой девушкой, которая несколько лет пела в хоре Успенского собора Невеля. А будучи уже взрослой, грамотной женщиной, всегда помогала соседям составлять и писать различные ходатайства и прошения в органы государственной и местной власти. Поэтому все соседи, в том числе и семья Коминаровых, знали Александру Ивановну только с хорошей стороны.

О том, что предстоит массовый расстрел евреев на Голубой даче, Юрий Львович узнал от дядьки Павла Красногорского, приемный сын которого, Григорий Антонов, служил у немцев. (Ему дали звание гауптмана, потом он скрывался в Германии, его судили в Калинине и расстреляли). «В сентябре как-то мы были в бане, вышли, сидим на горе, слышим выстрелы. «Это евреев расстреливают. Антонов сказал».

В день расстрела 6 сентября 1941 года Александра Ивановна вместе с дочерью и сыном находилась в гостях, у своего брата Красногорского Павла, в доме по переулку Кирпичный. Услышав пулеметные очереди, продолжавшиеся несколько часов, они поинтересовались у проходившего мимо полицая о причине стрельбы. Он рассказал, что немцы расстреливают евреев, находящихся на Голубой Даче.

Возвратившись поздно вечером домой на улицу Герцена, они увидели скрывающегося в глубине двора какого-то парня. На вопрос: «Кто здесь?», тот ответил: «Это я, тетя Шура — Арон Коминаров». Арон был в разорванных грязных и окровавленных лохмотьях. Его забрали в дом, быстро нагрели воды и помогли обмыться, затем переодели в одежду три года назад умершего главы семьи — Колондука Льва Федоровича. Арон рассказал про расстрел своих близких и о том, как он упал в яму живым, как лежал с мертвыми, и как ему поздно вечером удалось вылезти из братской могилы. Его накормили и предложили остаться на ночлег до утра, но Арон, поблагодарив, отказался и сказал, что хочет уйти ночью из города и попробует добраться до Ленинграда. Захватив немного картошки и других продуктов, поздней ночью он простился и ушел из города. Ему было всего 14 лет. «Мы ему на дорогу картошки дали и он пошел». Дошел, хотя шел по оккупированной немцами территории. Мальчик с ярко выраженными семитскими чертами лица. В Ленинграде жил во время блокады, у него там были какие-то родственники.

И вот наступило долгожданное событие — 6-го октября 1943 года, войска 3-й Ударной Армии освободили город от гитлеровцев. Уже весной 1944 года в дом не вошел, а вбежал молодой советский солдат — это был Арон Коминаров. Рассказав о своем опасном пути до Ленинграда и двух годах прошедшей жизни, он еще раз поблагодарил Александру Ивановну и Юрия за спасение и ушел дальше на войну с фашистской Германией. В 18 –летнем парне с трудом узнали Арона Коминарова, Александра Ивановна сначала сказала: «Кого-то ты нам напоминаешь». «Я же Арон, зашел сказать Вам спасибо. Я выжил, благодаря Вам». Оставил семье Колондук солдатский паек: кусок сахару, банку тушенки, сухарей. Александра Ивановна отказывалась, говорила, что ему в дорогу нужнее. Арон спросил про своих родственников, ему ответили, что все Коминаровы расстреляны. Да и вообще, никто из евреев в свои дома не вернулся.

Не вернулся и Арон Коминаров. Юрий Львович говорит, что если был бы жив, обязательно вернулся бы. Его родительский дом по-прежнему стоит на улице Герцена. Судьба спасенного Арона Коминарова осталась неизвестна. Я искал в электронных базах данных ОБД Мемориал, Подвиг народа — сведений о таком солдате нет. Где погиб, где похоронен — неизвестно. Значит и свидетельских показаний спасенного мы приложить не сможем. Жаль, ведь Александра Ивановна и Юрий Львович Колондук достойны носить это звание «Праведник народов мира».

2.4. Невельские Праведники: Александра Ивановна Колондук и Юрий Львович Колондук

Сама Александра Ивановна Колондук скончалась 7 января 1949 года, на Рождество Христово. По народному поверью смерть в такой великий праздник — милость божья, якобы такие люди попадают в рай.

Но она заслужила этого и своей праведной жизнью. Кроме семейного счастья и рождения шестерых детей, Александра Ивановна пережила смерть четверых из них, в том числе троих малолетних деток унесла какая-то эпидемия в 20-е годы в течение одной недели, двоих хоронили в одном гробу. В 1938 году она стала вдовой, в возрасте 54 лет скончался ее супруг — Лев Федорович Колондук. А после войны пережила еще один удар судьбы, по ложному доносу была арестована и отправлена в сталинские лагеря ее дочь Елена.

О ее досрочном освобождении и реабилитации Александре Ивановне узнать уже было не суждено. Как и о том, каким образом сложилась жизнь у ее единственного оставшегося в живых сына. А девятнадцатилетний Юрий Колондук в сентябре 1949 года создал семью с Валентиной Грозовой, в которой родилось и выросло двое детей, дочь Людмила и сын Виктор.

Юрий Львович более сорока лет трудился на невельском молочно-консервном комбинате, неоднократно избирался членом профсоюзного комитета предприятия. За достижения в трудовой деятельности многократно награждался почетными грамотами и премиями, а в 1970 году был награжден медалью «100 лет со дня рождения В. И. Ленина». Был  достойным и уважаемым в городе человеком. Находясь на заслуженном отдыхе, пел в хоре ветеранов молочно-консервного комбината, в районном доме культуры. Играл на гармони и на баяне, в праздничных компаниях был веселым рассказчиком и гармонистом.

Многие невельские евреи из Израиля через оставшихся в городе родственников часто просили его отремонтировать памятники на могилах своих родных и близких. Он никогда никому не отказывал. До конца жизни очень хорошо, до мелких деталей, помнил довоенный Невель и годы фашистской оккупации. Скончался Юрий Львович Колондук на 83 году жизни 21 ноября 2012 года.

Заключение.

На Псковской ленте новостей я прочитал обсуждение молодежного спектакля «Черное молоко, или Экскурсия в Освенцим»: Смотреть нельзя пропускать. Автор Светлана Аванесова написала: «Во время обсуждения  спектакля прозвучала мысль о том, что люди легче сопереживают горю конкретного человека, нежели беде всей нации. А мне-то как раз кажется, что подчас все происходит с точностью до наоборот — мы готовы жалеть евреев, которые умирали в мучениях десятки лет назад, но не способны протянуть руку помощи своему близкому — человеку, который находится рядом». Наша работа опровергает эту мысль. Сколько людей протянуло руку помощи евреям во время Великой Отечественной войны. Эти мужественные люди рисковали, но понимали, что если они помогут хотя бы одному человеку, то сделают праведное дело. Они не думали о благодарности, вознаграждении, просто поступали по — человечески. Наше дело сейчас — восстановить по возможности истории спасения и фамилии спасителей

Итак, я выяснил, что члены семьи Колондук могут претендовать на звание «Праведник народов мира». Однако для этого необходимо найти свидетелей, которые подтвердили бы те события, что происходили в страшном 1941 году.

Команда МОУ «Гимназия г. Невеля», которая занимается изучением темы «Холокост в Невеле» решила, что раз награды от государства Израиль нашим Праведникам невозможно получить, то мы сами можем чтить Память о таких людях. Мы создали проект табличек «Аллея Праведников», и 6 сентября 2017 года установили таблички, посвященные Александре Ивановне и Юрию Львовичу Колондук. (Аллея Праведников — невельчан заложена 5 мая 2016 года на Голубой Даче обучающимися гимназии и МБОУ СОШ №5 им. В. В. Смирнова. Сирень — символ несломленного народа, ведь ее чем больше ломаешь — пышнее цветет). Это первые фамилии на аллее, а таких историй в Невеле много, мы их ищем, изучаем, встречаемся теперь уже с детьми и внуками очевидцев. Наша аллея по мере изучения историй спасений будет расти. В честь каждого будет посажена сирень. А волею случая выжили пока что два кустика.

Литература.

  1. http://www1.yadvashem.org/yv/ru/index.asp — музей Яд Вашем (Электронный ресурс) Дата обращения 21.02. 2017.
  2. http://Pskovichka.ru — Холокост на Псковщине (Электронный ресурс). Дата обращения 15.01. 2017.
  3. https://ru.wikipedia.org/wiki/ — Википедия (Электронный ресурс). Дата обращения 22.01. 2017.
  4. Альтман И. А., Гербер А. Е., Полторак Д. И. История Холокоста на территории СССР. — М., 2001
  5. Альтман И. А. Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР. Учебное пособие для студентов. — М.: Фонд «Холокост», 2002
  6. Альтман И. А. Жертвы ненависти: Холокост в СССР 1941 — 1945 г. — М., 2002
  7. Бойдич Д. Это забыть нельзя (Невельщина в годы оккупации)./ Материалы научно-практической конференции учащихся Псковской области «Шаг в будущее». — Псков, 2008
  8. Васильева М. Е. И. Иванова — вторая мама Бориса Каминарова. — ПЛН, 2012.
  9. Григорьева О. С. Новые имена Праведников Народов Мира: Е.И.Иванова и И. Е. Ефимов. — Опочечкие краеведческие чтения., 2012.
  10. Кокарева С. О., Витоль Н. Ф. «…Там детство наше расстреляли на Страшной Даче Голубой… История Холокоста в Невеле» (рукопись)
  11. Колондук Ю. Л. Воспоминания о Невеле. //Аудиозапись. — 14.12. 2003.
  12. Максимовская Л. Земля молчит… Памяти Невельского гетто. — С.-Пб., Лема, 2014. 13. Невельский сборник. Вып. 9 / Отв. Ред. Л. М. Максимовская. — СПб.: Акрополь, 2004.- 168с.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс