Семья Шавкун как пример служения Отечеству

Автор: Быстрова Анастасия, 9 «б» класс МОУ СОШ №1 им. К. С. Заслонова
Руководители: Быстрова М. В., директор-главный редактор МУП Невельского района «Редакция газеты «Невельский вестник»
Витоль Надежда Федоровна, руководитель школьного музея МОУ СОШ №1 им. К. С. Заслонова

Несмотря на наличие большого количества информационных материалов о Великой Отечественной войне, в том числе и о Невельской наступательной операции, мы далеко не всё знаем о событиях и о людях той поры. Анкетирование, проведенное мною среди учащихся, показало, что о Великой Отечественной войне знают все, но дату могут назвать 91% из опрошенных. 45% знают имена родственников, участвовавших в Великой Отечественной войне. 90% опрошенных знают имена ветеранов Великой Отечественной войны, живущих в нашем городе. Только 70% смогли назвать имена воинов, освобождавших Невель и Невельский район от немецко-фашистских захватчиков. 100% обучающихся назвали улицы нашего города, названные в честь освободителей. Отмечу, что в некоторых ответах содержалось одно имя или название улицы. Были ответы с неточностями. Поэтому для себя я сделала вывод, что ребята, к сожалению, не в полной мере владеют информацией о событиях Великой Отечественной войны и мало, что знают об её участниках. Поэтому было принято решение: изучить жизнь и судьбу одного из освободителей Невельского района в годы Великой Отечественной войны Ю.И.Шавкуна, тем самым заполнив пробелы знаний сверстников о нем.
Основной источник исследования — личный архив семьи Шавкун: письма, фотографии, уведомления.
Все эти материалы принадлежали матери Юрия Ивановича Шавкуна Зинаиде Борисовне Шавкун. Она их бережно хранила долгие годы. На закате своей жизни, ей был уже 91 год, она передала эти бесценные письма в наш город, где погиб её младший сын Юрий. Так они стали достоянием нашего школьного музея, подлинным источником знаний о Великой Отечественной войне и о людях, отстоявших мир и свободу.
Свою работу начну с донесения начальника штаба 3-ей Ударной Армии Командующему Калининским фронтом генералу армии Еременко.
«С командного пункта ЗУА 0.30. 7.10.43г. Эшелон развития прорыва в составе 78 тбр, 21 гвсд, 163 гвиптан, 827 гап и др. частей усиления, введенный в прорыве на участке наступления 28 сд., стремительно продвигался вперед и, уничтожая отдельные группы противника, к исходу 6.10.43г. овладел г. Невель и занял оборону Северо-восточнее, севернее и западнее города. В городе Невель уничтожен гарнизон врага, захвачено много складов, машин и др. имущества. Имеются пленные. Зуев.»
Да, Невель был снова свободен, но бои за освобождение края продолжались до декабря 1943 г. В братских захоронениях на территории района покоится прах 22333 солдат и офицеров, отдавших свои жизни за освобождение Невельского района. Среди них красноармеец Шавкун Юрий Иванович.

Семья Шавкун в предвоенные годы
История семьи Шавкун — обычная история простой московской семьи.
Мать, Зинаида Борисовна, и три сына. Старший Борис (нам неизвестен год его рождения), средний Аркадий, 1920 года рождения, младший Юрий, 1922 года рождения. В 20-е годы Шавкуны жили на КВЖД (Юрий родился в Харбине, Аркадий в Хайларе). Накануне Великой Отечественной войны семья проживала в Москве. Обычная московская семья. У мальчишек было много друзей (подтверждением этому будут служить письма многих из них), интересная учёба, самые разнообразные планы. Всё прервала война.

Военные судьбы братьев Шавкун
Старший брат Борис с начала войны находится на гражданской службе: выполняет ответственные задания на территории Подмосковья. В феврале 1942 года Борис пишет: «Я пока ещё на работе в Дмитрове, (город в результате ожесточённых боёв освобождён от немецко- фашистских захватчиков 11 декабря 1941 — от автора) через несколько дней закончим и наверное снова задание. А к весне поближе думаю попасть на фронт.»
В следующем письме сообщает, что только, что прибыл из Можайска (город освобождён от немецко-фашистских захватчиков 20 января 1942 года — от автора), где восстанавливали мост через реку Москва.
В начале 1942 года Кировским РВК призван на военную службу Аркадий, чуть раньше в Красную Красноармеец Шавкун Юрий ИвановичАрмию призывают Юрия и направляют для обучения в Муромское училище связи, в котором с 30 июня 1941 года шла подготовка офицеров-связистов. Помимо этого приходилось готовить по ускоренной программе радистов и телеграфистов для войск связи. По такой программе проходил обучение и Юрий Шавкун.
И уже в письме от 9.04.42г. Борис поздравляет своего младшего брата Юрия с принятием присяги.
В ноябре 42 года состоялся очередной выпуск курсантов, и Юрия отправили на фронт. Он воюет в составе 21 стрелковой гвардейской дивизии.
С конца 1942 года 21 дивизия в составе 3 ударной армии вела тяжёлые бои на Великолукском направлении, и 16 января 1943 года город был полностью освобождён от немецко-фашистских захватчиков. Свой вклад в освобождение города внесли и связисты.
Генерал-лейтенант Г.Г.Семёнов, находившейся на оперативной работе в штабе 3 ударной армии, пишет: «Связисты-воины скромной профессии. Их героизм проявляется в упорной, постоянной работе, требующей большого напряжения… Днём и ночью они начеку… Связь должна была поддерживаться в любых условиях.»
А вот как о службе связиста пишет в своём письме от 1.01.43г. Юрий: «Здравствуйте дорогие мама и Яков Семёнович! Вчера, весь день давали связь, пришли поздно вечером, и легли спать, новый год подошёл незаметно…»
В конце января 42 года на фронте под Великими Луками наступило временное затишье. Войска перешли к обороне. «…Нахожусь от «фрицев» в шестистах метрах. Ночью хожу в боевое охранение. Завтра пойду на охоту снайпером…», -пишет Юрий родным 31.5.43г.
Опасность для воина на войне, тем более на передовой — на каждом шагу. Отрывок из письма Юрия брату Борису от 29.1.43г. «Здравствуй дорогой Борис! Недавно наскочил на противотанковую мину. Случилось это так. Мы с товарищем везли санки по реке «Ловать» и увидели идёт кабель через реку, санки зацепили его и мина взорвалась. Я не помнил, как я упал, но не один осколок не задел нас, только обдало водой и забросало льдом. Наше счастье, что это произошло на реке, а то могло убить глыбой.»
Братья воюют, а матери идут письма… или не идут. С июня 1943 года нет писем от Аркадия. Юрий в письме от 9 августа 43 года успокаивает мать: «…Насчёт Аркадия не надо беспокоиться, т.к. он ленивый писать письма.»
По документам мы увидели, что в апреле 1943 года Аркадий Шавкун, который до этого находился на службе в 282 запасном полку, отправлен на фронт в район Курской дуги.
В августе матери приходит письмо из штаба части, где воевал Аркадий. «Уважаемая Зинаида Борисовна! С большим прискорбием принужден сообщить Вам, что сын Ваш ШАВКУН Аркадий Иванович, погиб смертью храбрых за Родину, при атаке дер. Теребень 23-го июля 1943 г. Утешением в постигшем Вас горе может служить то, что сын Ваш шел в первых рядах и кровью своей обеспечил продвижение наших войск…»
После трагичного известия Борис присылает матери телеграмму: «Горе комом сжимает горло успокой себя двое мстителей ещё живы»
…Обычная московская семья — мать и два сына…
Идёт третий год войны.

Один из многих (Ю. Шавкун — участник освобождения Невеля)
В августе 1943 года ставка Верховного Главнокомандования разработала план разгрома немецко-фашистских войск на центральном участке советско-германского фронта. В соответствии с этим планом войска правого крыла Калининского фронта должны были прорвать оборону противника на узком участке фронта и стремительным ударом захватить Невель – важнейший узел железных и шоссейных дорог.
Подготовка к наступлению ощущалась и в войсках. Так, в письме от 31.09.43г. Юрий намекает, что скоро наша армия перейдёт в наступление: «Скоро вперёд на Запад. Скоро вы услышите салют в честь нашего фронта».
Невельская операция началась утром 6 октября. Войска 3 ударной армии после мощной артподготовки к 12 часам преодолели первую оборонительную позицию противника. После этого по решению командующего в сражение был незамедлительно введён эшелон развития успеха, в том числе и войска 21 гвардейской стрелковой дивизии, получившие задание безостановочно двигаться на Невель и с ходу овладеть городом. 21-я гвардейская стрелковая дивизия вместе с частями усиления выступила ровно в полдень. Танки, автомашины с пехотой и артиллерия вырвались в район д. Кошелёво на дорогу Усвяты- Невель и стремительно двинулись вперёд. К исходу 6 октября части 3 ударной армии ворвались в город и освободили Невель.
Из Приказа Верховного Главнокомандующего о взятии Невеля: «Войска Калининского фронта, прорвав сильно укрепленную оборону противника, сегодня, 7 октября, после двухдневных ожесточённых боев овладели городом НЕВЕЛЬ — крупным оборонным пунктом и оперативно важным узлом коммуникаций немцев на Северо-Западном направлении…».

7 октября 1943 г. в 22 часа 30 мин. в честь освобождения Невеля, в честь всех героев- освободителей, в честь Юрия Шавкуна Москва салютовала двенадцатью артиллерийскими залпами из ста двадцати четырёх орудий. А 21-й дивизии, как и 11 другим воинским соединениям, отличившимся в боях за освобождение Невеля, присвоено наименование 21-я Гвардейская Невельская стрелковая дивизия.
Чтобы стабилизировать фронт гитлеровское командование перебросило под Невель 4 пехотных и 1 танковую дивизию с других участков фронта.
8 октября рано утром немцы нанесли удар по расположению 21 гвардейской дивизии: к 10 часам им удалось овладеть машинотракторной станцией на северной окраине Невеля, захватить железнодорожную станцию. Развернулись ожесточенные бои. Командование армии принимало все меры, чтобы удержать город. К вечеру 8 октября немцы были выбиты от железнодорожнойИзвещение о смерти Ю.И.Шавкуна станции. Но 9 октября бои вновь возобновились с неослабевающей силой.
Отрывок из письма Юрия от 9.10.43г.: «Снова наступили жаркие напряженные бои. Под нашим натиском стал… наш Невель. Фрицы бежали не сделав вреда самому городу. Побросали все склады заполненые продуктами. Вчера отбили несколько десятков контратак. Сражаемся крепко.»
А как сражался Юрий, узнаем из наградного листа от 16 октября 1943 г., подписанного командиром взвода управления младшим лейтенантом Баушевым.
«В боях за город Невель с 6-го по 10 октября 1943 года гвардии рядовой Шавкун проявил себя как храбрый мужественный воин обеспечивая бесперебойную связь артиллерии дивизии. 7 октября тов. Шавкун под сильным артиллерийским и миномётным огнём противника а также всё время находясь под сильным обстрелом и бомбёжкой с воздуха сумел обеспечить восстановление связи исправляя быстро и чётко порывы. В этих исключительно сложных условиях тов. Шавкун сумел 8 октября провести новую линию… Под сильным артогнём 14 октября 1943 года восстанавливая телефонную связь… был ранен осколком снаряда, но не обращая внимания на ранение продолжал работу, но следующим разрывом снаряда был Воинское захоронение Невельубит.» Приказом по артиллерии 3 ударной армии от 26 октября 1943 года №0156 красноармеец Шавкун Юрий Иванович, старший телефонист взвода управления 21 Гвардейской стрелковой дивизии, награждён орденом Отечественной войны второй степени.
Зинаида Борисовна получает извещение: «Ваш сын гв. красноармеец ШАВКУН ЮРИЙ ИВАНОВИЧ уроженец г. Харбин, в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, погиб при выполнении боевого задания 15 октября 1943г. Похоронен с отданием воинских почестей в г. Невель».
Письмо друга Юрия Арика Хахаревой Нине от 17.10.43г.: «Дорогая Ниночка я хочу вам сообщить печальную новость, которая на вас немного повлияет. Нина ваш верный друг, как он рассказывал про тебя мне погиб смертью храбрых это Шавкун Юрий. Вчера. Очень жаль. За г. Невель… Так вот Нина ваш друг погиб, как герой орденоносец. Он имеет Орден Кр. Звезды… (ошибка автора письма — орден Отечественной войны) Я с ним в этот день имел разговор часа 3 и вот в 9 часов вечера слышу такую новость.»
В это тяжёлое время Зинаиду Борисовну поддерживают друзья сыновей.
Из письма от 22.11.43г.: «Здравствуйте дорогая и родная моя мама Зинаида Борисовна! Привет с фронта! Зинаида Борисовна, родная моя, я не могу себе представить вторую такую тяжёлую весть о гибели моего близкого и родного друга Юрия. Юра, неужели он погиб, неужели мы больше его не встретим. Ох, дорогая, Зинаида Борисовна, как же перенести это. Вспомнить нашу неразлучную дружбу, когда мы ни на шаг друг от друга не отходили мы же были с ним самые близкие, родные как брат и сестра. Как Аркадий так и Юра были замечательные друзья, они всегда помогут своим друзьям всем последним и вот их не стало они погибли защищая до последней капли крови свою Родину. Я буду мстить за своего друга до последнего дыхания и в бою буду идти с тем, что я мщу за Юрия. Отомщу, крепко отомщу за Юру…»
Из письма Зои С. от 14.3.44г.: «…Я очень Вас прошу, дорогая мама, чтобы Вы пересняли и прислали мне фотокарточку с Юры. Зинаида Борисовна ведь, вы поймите он мой самый близкий, самый родной друг… Юра, ну как мне жалко его, это очень тяжёлая для меня утрата. Я буду мстить за смерть, героическую смерть своего родного друга…»
Из письма от 9.11.44г от Зои С. «Здравствуйте родная моя Зинаида Борисовна! …Как вы провели праздник? Я …, вспомнила как проводила праздники до войны, исключительно всегда вместе с Юрой, а теперь третий Октябрь без него, да и все последующие будут без него…».
Обычная московская семья: мать, сын и память.

Память должна жить
1945 год — пришла победа, возвращались с фронта воины, а матери искали могилы своих павших сыновей.
В 1954 году Зинаида Борисовна Шавкун получила письмо из исполкома Невельского городского совета депутатов трудящихся, в котором сообщается о захоронении Ю. И. Шавкуна на братском кладбище в г. Невель по ул. Ленина. Однако в списках воинов, покоившихся на этом братском захоронении, фамилии Шавкун нет. Мы изучили паспорта (списки) всех воинских захоронений в г. Невеле и прилегающих волостей и обнаружили, что красноармеец Шавкун Юрий Иванович, 1922 года рождения, захоронен на братском кладбище в г. Невель на площади 1 -го Мая.
А найти могилу сына Аркадия Зинаиде Борисовне в 1975 году помогли юные краеведы Хвастовической средней школы Калужской области, о чём ребята сообщили в письме: «Мы сердечно рады, что принесли Вам, хотя и горькую, радость помогли найти могилу Вашего сына».
История семьи Шавкун типична для нашего общества 40-х годов 20 века, доказательство того, что война не обошла ни одну семью в нашей стране.
…Казалось бы истина восстановлена, цель достигнута, но, изучая материалы о Юрии Ивановиче Шавкуне, нам стало интересно, кто отец этих отважных молодых людей. Почему письма Юрия адресованы матери и некому Якову Семеновичу: кто этот человек? К счастью, в школьном музее мы обнаружили ещё письма Шавкун Зинаиды Борисовны, а также информационные материалы, которые касались семьи Шавкун. Работа наша продолжилась.
И вот теперь объектом нашего изучения стала судьба родителей Юрия Ивановича Шавкуна: Ивана Петровича Шавкуна и Зинаиды Борисовны Шавкун, благодаря которой письма и фотографии семейного архива оказались экспонатами школьного музея.
Для сбора информации изучили архивные документы школьного музея, всевозможный материал в сети интернет о событиях и участниках революционного движения 1905 и 1917 годов. В основу нашего исследования легли письма Зинаиды Борисовны Шавкун к Марии Степановне Шалыгиной, руководителю школьного музея, а также присланные фотоматериалы и документы.
Иван Петрович Шавкун и Зинаида Борисовна познакомились в ссылке, куда попали за участие в революционной борьбе. Проникнутые идеей свержения самодержавия, они стали не только соратниками, но и верными преданными супругами, пережившими вместе минуты радости, горя, бесчисленные аресты и тюремные заключения.
Вместе они воспитывали сыновей Бориса (предположительно 1913 года рождения), Аркадия (1920 года рождения), Юрия (1922 года рождения) и дочь Галину (предположительно 1917 года рождения). К сожалению, совместная семейная жизнь была недолгой. Иван Петрович умер от туберкулёза, который он заработал на каторжных работах и в тюрьмах.
Оставшись с четырьмя детьми после смерти мужа, Зинаида Борисовна не пала духом. Закалённая в революционной борьбе, она мужественно переносила трудности в жизни, воспитывала своих детей честными, трудолюбивыми, преданными своей Родине, настоящими людьми, наследниками революционной славы своих родителей. Большую помощь в воспитании детей оказал товарищ её мужа, также активный революционер, политкаторжанин Яков Семёнович Турчин, ставший позже вторым мужем З.Б.Шавкун.

Иван Петрович Шавкун
Из писем З.Б.Шавкун узнаём, что Шавкун Иван Петрович родился в 1887 году в крестьянской семье. Мать умерла рано. Отец вскоре женился, и воспитанием детей занялась мачеха. Иван Петрович Шавкун начал свою революционную деятельность в ранней юности (в 1905 году ему было только 18 лет) в городе Екатеринославе, ныне Днепре.
Что же представлял собой город Екатеринослав? С конца 1880-х гг. Екатеринослав переживал, как и весь юг Российской Империи, небывалый подъем, выразившийся в развитии транспортной инфраструктуры и активном строительстве промышленных предприятий черной металлургии и машиностроения. Параллельно с этим формировалась новая социальная структура, численно увеличивался пролетариат. Западный промышленный район города обрастал рабочими поселками. Жизнь в них кардинально отличалась от респектабельных нагорной и прибрежной частей Екатеринослава. Вместо особняков — небольшие хаты, отсутствие не то что телефона, а элементарных санитарных условий. Сама местная власть плохо контролировала положение дел в рабочих окраинах. Именно отсюда «разгоралось пламя» революционной борьбы.
Первые кружки, ставившие своей целью изменение общественного устройства революционным путем, появились в городе еще в 1870—1890-х годах. В 1897 г. возник екатеринославский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» — первая революционная подпольная организация, преобразованная потом в комитет Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП).
Членом одного из революционных кружков после получения среднего школьного образования становится Иван Шавкун. Получая нелегальную литературу от товарищей Лебедева и Лейпцига, раздаёт её на заводах рабочим.
Рабочие Екатеринослава жили в очень сложных условиях. Низкая заработная плата, притеснения со стороны администрации, непомерные штрафы, обилие питейных заведений — эти и другие факторы делали состояние этой социальной группы наиболее взрывоопасным.
В событиях 1905 года екатеринославский пролетариат принимал самое активное участие. Здесь, в частности, начинали свою революционную деятельность И. В. Бабушкин и Г. И. Петровский. 1905 год, начавшийся 9 января — «кровавым воскресеньем», и закончившийся декабрьским вооруженным восстанием, навсегда вошел в историю как год Первой русской революции.
С первых дней революции рабочие Екатеринослава под руководством большевиков включились в движение за свои права. Уже 12 января 1905 г. екатеринославский комитет РСДРП выпустил листовку с призывом оказать поддержку питерскому пролетариату. В ней говорилось: «…поднимется великая волна всероссийского восстания рабочих». И рабочий Екатеринослав поднялся во весь рост. Грандиозного масштаба достигли весенние и летние стачки. В Екатеринославе начались забастовки. В мае 1905г. Центральный Комитет РСДРП разработал «Схему организации боевых дружин». В середине 1905 г. в Екатеринославе была создана подпольная лаборатория по изготовлению бомб. Вооруженные отряды создавались по производственному принципу — на заводах. Дружинники не раз вступали в схватки с черносотенцами, сражались на баррикадах в октябре 1905 г. В момент декабрьского вооруженного восстания был создан штаб боевых дружин.
Осенью 1905 г. революционное движение в стране приняло небывалый размах. Более 120 городов, сотни фабричных поселков присоединились к всеобщей политической стачке. Полтора миллиона рабочих выступили против самодержавия.
В октябрьские дни, в процессе нового подъема революционного движения, рабочие Екатеринослава, вслед за рабочими центральной России, создали новую революционную организацию — Совет рабочих депутатов. Это был один из первых Советов на Украине.
Рабочие Екатеринослава, руководимые большевиками, шли к вооруженному восстанию. К восставшему Екатеринославу присоединились рабочие и железнодорожники Нижнеднепровска, Александровска, Чаплино, Горловки, Ясиноватой. Бастовал Донбасс.
16 декабря Екатеринослав и прилегающие районы были объявлены на военном положении. Губернатор взывал о помощи, и утром 18 декабря в город вошел 133-й пехотный Симферопольский полк. Днем раньше прибыла 34-я артиллерийская бригада. Губернатор «предложил» забастовщикам сложить оружие.
19 декабря было подавлено вооруженное восстание в Москве. 22 декабря об этом рассказал на экстренном заседании Совета представитель московского комитета РСДРП. После трезвого анализа было решено прекратить политическую стачку в Екатеринославе. Но екатеринославский пролетариат не собирался складывать оружие. Нa последнем заседании екатеринославского Совета рабочих депутатов один из его членов сказал: «Мы не отступаем, мы кладем орудие в ножны и ждем сигнала, когда совместно со всей Россией снова вступим в борьбу».
Из «искры» 1905 г. разгорелось «пламя» 1917 года.
Источники наших сведений об участии в этих событиях Ивана Петровича Шавкуна скупы. Из воспоминаний его жены Зинаиды Борисовны мы узнаём, что Иван Петрович Шавкун 5 раз за свою революционную деятельность подвергался аресту, заключению в тюрьму, ссылался в Сибирь на каторгу. Первый раз он был арестован в 1905 году.
Особенно много пыток он перенёс в Екатеринославской тюрьме в 1908 году, когда был арестован второй раз. Товарищи по революционной борьбе — шахтеры передали ему взрывчатку, с помощью которой надо было освободить политзаключённых, приговорённых к смертной казни в Екатеринославской тюрьме. Один предатель выдал его. На допросах его жестоко избивали. Были отбиты лёгкие, повреждён слух. Жандармы добивались, чтобы он сказал, кто его снабдил взрывчаткой. Но ни пытки, ни заключение в одиночную камеру не сложили волю большевика. Он был предан делу Партии до последних дней своей жизни. Его судил военный трибунал, ему дали 10 лет.
Царское правительство жестоко расправлялось с революционерами, ссылая их в Сибирь на каторжные работы. Из фотоархива узнаём, что эта участь не миновала и И.П.Шавкуна.
Освободился Иван Петрович Шавкун в 1911 году. Судя по архивным документам, в 1913 году Иван Шавкун делает попытку устроиться на работу на трубопрокатный завод. Но ему было отказано. В скором времени его вновь приговаривают к 4 годам заключения. Ввиду того, что он был болен, ему разрешают отбывать ссылку в селе Казачинском Енисейской губернии. Здесь он встретился с Зинаидой Борисовной, которая стала его женой.
Будучи от природы одарённым математиком, в ссылке он начинает изучать бухгалтерское дело, которое стало его основной профессией до конца жизни. Иван Шавкун постоянно занимался самообразованием. Самостоятельно готовился к поступлению в юридический институт, но здоровье было подорвано, и этим планам не суждено было сбыться.
В 1917 году, после освобождения, политически амнистированный Иван Петрович Шавкун вместе с женой Зинаидой Борисовной, 4-летним сыном Борисом и 3-месячной дочкой Галей отправляется на 4 месяца в санаторий в Ливадию. В курортный город Ливадия в основном направлялись туберкулезные больные, а также с показаниями: малокровие, не резко выраженные неврастении, с невритами, с ревматическими заболеваниями, функциональные заболевания сердца, миокардиты и артериосклероз.
Ливадия — поселок городского типа в Крыму, на Черном море, в 3 км от Ялты. Ливадийский дворец был построен для императора Николая II в 1910—1911 г. г. После Октябрьской революции 1917 года в имение переместились учреждения министерства земледелия свергнутого Временного правительства. 16 января 1918 года в Ливадии была установлена советская власть. 30 апреля 1918 года Ливадию оккупировали немецкие войска, которые разграбили дворцы. В ноябре 1918 года немцев сменили англо-французские оккупанты и белогвардейцы.
После повторного установления советской власти, в ноябре 1920 года имение было национализировано, и на его землях был создан совхоз «Ливадия». В конце 1924 года Ливадия с лесом и парком была внесена в курортный фонд, летом 1925 здесь был открыт крестьянский санаторий, который в 1931 году преобразовали в климатический лечебный комбинат.
В письмах З.Б.Шавкун сообщает, что после отдыха в Ливадии семья поехала в Забайкалье. Там глава семьи Иван Петрович устроился на работу счетоводом в кооператив, где работали его товарищи Кривоносенко и член ревизионной комиссии Кулаков.
В это время в стране идёт Гражданская война. Как вспоминает З.Б.Шавкун: «Тут появился атаман Семёнов, который устроил охоту за И.П.Шавкуном и его товарищами». Григорий Михайлович Семенов — одна из самых противоречивых фигур Белого движения. За время гражданской войны Г.М.Семенов был избран походным атаманом Уссурийского, Амурского, Забайкальского, Уральского и Сибирского казачьих войск.
Почти во всех советских словарях и энциклопедиях о Г.М.Семенове можно узнать, что он был врагом советской власти, воевал с Красной Армией в Забайкалье, эмигрировал, сотрудничал с японцами, в августе 1945 года арестован в Маньчжурии и 30 августа 1946 года казнен по приговору суда.
7 апреля 1918 года атаман Семенов начал свое первое наступление на красных. Наступление развивалось удачно — войска продвинулись на 200 верст по территории Забайкалья. Из выписки Читинского музея узнаём: «…В 1918 году Иван Петрович Шавкун вступил в Красногвардейский отряд и участвовал в первых боях с семёновцами, а затем, уже больной туберкулёзом, по заданию партии отправился в Хайлар, где организовал выступление рабочих железнодорожников против белогвардейцев.»
Подтверждением этому является удостоверение от 19 июля 1919 года, из которого следует: «Предъявитель сего счетовод Хайларского Агентства Областного Союза Забайкальских кооперативов Иван Петрович Шавкун командирован к месту своего служения в г. Хайлар, что подписью и приложением печати удостоверяется».
Зинаида Борисовна вспоминает, что семья была вынуждена быстро уехать в Китай, в г. Хайлар. Оставшись без работы, Иван Петрович очень переживал. Зинаида Борисовна всячески поддерживала его. Товарищи по партии, узнав о трудностях, устроили И.П.Шавкуна на работу.
Из архивных документов следует, что в Хайларе семья Шавкун пробыла с июля до конца октября 1919 года. В выданном И.П.Шавкуну удостоверении от 10 ноября 1919 года сказано: «Предъявитель сего Иван Петрович Шавкун состоял на службе Областного Союза Заб. Кооперативов с 25 июля с.г. по 30 октября в качестве счетовода нашего Хайларскаго Агентства, за время службы показал себя исправным и знающим своё дело работником. Уволился по собственному желанию».
Отметим, что в Хайларе родился сын Аркадий.
В воспоминаниях З.Б.Шавкун сказано, что вскоре туда приехал товарищ Адольф Борисович Писаревский. Вместе с И.П.Шавкуном они связались с товарищами политической конференции, которые привозили нелегальную литературу для деповских рабочих.
«Опять белая банда начала преследовать Бориса Адольфовича Писаревского и моего мужа, — вспоминает Зинаида Борисовна Шавкун. — К нам пришли с обыском и нашли нелегальную литературу. Проживавшего с нами Писаревского арестовали, а я мужа из спальни через окно выпустила, чем и спасла его. Иван Петрович всю ночь провёл на кладбище. В это время на станции стоял состав, чтобы отправить арестованного товарища Писаревского на расправу к барону. Деповские рабочие детали паровоза привели в непригодность, и состав не мог двигаться. Тогда решили арестованного доставить в штаб, и когда его выводили, то японский конвой шашкой убил тов. Писаревского.»
Как говорится в письмах З.Б.Шавкун, после этих событий семье Шавкун нельзя было оставаться в Хайларе, поэтому она уехала в Харбин. В Харбин после Октябрьской революции 1917 года началось нашествие эмигрантов и беженцев из России. В начале 20-х годов город и станции по линии железной дороги запрудил людской поток. Это была часть первой эмигрантской волны, разбросавших русских людей по всему свету.
В Харбине счет шел на десятки тысяч — эмигрантов и служащих КВЖД. Эмигранты в Харбине раскололись на несколько групп и соперничали друг с другом. На правом фланге группировались силы, боровшиеся с большевиками и не смирившиеся со своим поражением. На левом же развернули свою деятельность в поддержку большевиков Объединенная конференция профессиональных, политических и общественных организаций полосы отчуждения КВЖД (1920—1921 гг.) и сильные левые профсоюзы.
1921 г. отменяются права экстерриториальности русских. Гражданское Управление КВЖД упраздняется, власть над дорогой переходит к китайскому правительству. В это время (1921—1922 гг.) на КВЖД создается комитет помощи голодающим в Советской России.
В этой сложной политической обстановке в Харбине И. П. Шавкуна уже ждали товарищи, которые переправили семью в объединённую конференцию г. Харбина, где Иван Петрович начал работу главным бухгалтером и обслуживал газету и профсоюзы.
Архивные документы от 24 января 1921 года свидетельствуют о продолжении активной общественной деятельности Ивана Петровича Шавкуна и его участии в комиссии Объединенной Конференции.
В удостоверении, выданном заведующим Рабочего Красного Креста г. Харбин при Совете профсоюзов КВЖД 21 мая 1921 года, указано, что Шавкун Иван Петрович «…состоял помощником бухгалтера Объединённой Конференции профессиональных союзов, политических партий и общественных организаций, исполнял обязанности бухгалтера Рабочего Красного Креста с 8-го мая по 1-е августа 1920 года. К возложенным на него обязанностям относился весьма добросовестно и аккуратно с полным знанием дела.»
В Харбине в 1922 году у Ивана Петровича и Зинаиды Борисовны родился сын Юрий.
Из писем З.Б.Шавкун узнаём, что здоровье у революционера Ивана Шавкуна стало слабеть. И в 1924 году ему предоставили возможность отдохнуть на Алтае. В пути ему стало плохо. Пришлось остановиться в Чите, где он через месяц умер. Он завещал после смерти предать его тело сожжению. Общество Читинских политкаторжан выполнило волю покойного.
В одной из читинских газет был опубликован некролог, в котором сообщаются все основные этапы его жизни: «В 23 ч. в доме отдыха скончался член общества бывших политкаторжан Шавкун Иван Петрович, 36 лет, преждевременная смерть тов. Шавкуна вызвана тем, что будучи арестован после 5-го года и заключён в Екатеринославской тюрьме… в общем итоге Шавкун просидел 6 лет после чего находился в ссылке в Енисейской губ. Из тюрьмы тов. Шавкун вышел с глухотой и признаком болезни, вследствие избиения.
После февральской революции тов. Шавкун отправлен в Ливадию для курортного лечения. В виду его болезненного состояния Шавкун не мог принять активного участия в политическ. жизни, но все-таки все время т. Шавкун работал в профорганизациях ДВ и полосе отчуждения КВжд. Желание покойника было умереть в России и тело предать сожжению, каковое и будет происходить 26-го сентября, в 4 часа на кладбище.»
В семейном архиве также сохранилось разрешение РК Милиции на сожжение тела И.П.Шавкуна. О процессе сожжении тела И.П.Шавкуна говорится в статье «Смерть старого каторжанина» от читинского корреспондента «Огонька»: «Умер политический каторжанин Шевкун. Умерший завещал оставшимся друзьям не хоронить его по христианскому обряду, а вывезти его тело за город и сжечь, так как в городе Чите нет крематория. Отдать последний привет старому революционеру прибыло большое количество рабочих г. Читы и крестьян ближайших деревень. Трудящиеся пришли со своими знаменами и революционными плакатами. Был сложен грандиозный костёр, на который был поставлен гроб. Под звуки „Вы жертвою пали“, исполненной грандиозным хором из числа собравшихся, тело было сожжено. Так даже своей смертью старый революционер участвовал в борьбе за новый быт.»
Так прошла недолгая, но богатая событиями, трудная жизнь большевика, политкаторжанина Ивана Петровича Шавкуна. Он был одним из тех, кто вкупе с другими, подобными ему, в истории называется «народные массы».

Шавкун Зинаида Борисовна
Шавкун Зинаида Борисовна родилась в 1888 году в Екатеринославе. В письме 1979 года Зинаида Борисовна рассказывает о себе и своей семье:
«Воспитывалась в семье служащего. Отец как специалист работал в лесу. Мать была домохозяйкой. В семье нас было пять человек. Старшая сестра закончила медицинский, я гимназию. Мальчики учились в средней школе. Закончив гимназию, пошла работать счетоводом на базу Нобеля, была нефтянкой. А друзья мои по учёбе были уже в революционных организациях. Мне очень нравилась их работа, и я влилась к ним, чтобы больше научиться тому, что они выполняют. Товарищи очень хорошо ко мне относились, знакомили меня с работой в организации. Мне стали доверять уже дела серьёзные: я стала получать нелегальную литературу через товарища Лебедева и раздавать её на заводе Шадуара (в настоящее время завод Петровского) и Брянский завод.»
Из писем Зинаиды Борисовны Шавкун, мы узнали, что она поддерживала связь с арестованными, ходила к ним на свидания, где узнавала кое-какие революционные дела. Снабжала их питанием от Красного Креста. Старалась передавать записки, что в той ситуации было очень ценно.
В 1912 году предатели выдали Зинаиду. Дома её арестовали и препроводили в Екатеринославскую мужскую тюрьму, где посадили в одиночную камеру.
В этой тюрьме уже второй раз за связь с товарищами по революционным делам сидел Иван Петрович Шавкун. Он был осуждён за то, что с шахты вез взрывчатое вещество, для того чтобы освободить смертников, которых хотели по суду повесить как революционеров. Зинаида посредством сидящих в тюрьме товарищей связалась с Иваном Петровичем, который пользовался у арестованных авторитетом и имел много друзей. Иван Петрович старался помочь Зинаиде, поднимал патриотический дух, передавал записки.
«В 1913 году меня осудили, — вспоминает в письме Зинаида Борисовна, — и на 4 года отправили в ссылку в Томскую губернию в город Нарым, а Ивана Петровича на 4 года — в Туруханск. В 1917 году мы вместе освободились. В виду его тяжёлой болезни он был назначен в Енисейскую губернию, в село Казачинское, куда после Томской ссылки попала и я. Там 12 марта мы и встретились. Поженились и жили до 1924 года».
Из документов мы узнали, что по пути в ссылку в г. Нарым Томской губернии Зинаида Борисовна сильно обморозила ноги. Хозяйка дома, в котором остановилась ссыльная, спасла ей жизнь.
Зинаида Борисовна повторила подвиг жён декабристов, которые всюду следовали за своими мужьями. Зинаида Борисовна в любых ситуациях поддерживала Ивана Петровича, помогала ему в революционной деятельности, боролась за подорванное на каторге и ссылках здоровье мужа. В семье росло четверо детей. Иван Петрович был хорошим семьянином и заботливым отцом. К сожалению, насладиться семейным счастьем ему не представилось возможности. Болезнь подкосила его на 36 году жизни. Вся ответственность за детей легла на женские плечи. Унывать было некогда, собрав волю и все силы в кулак, Зинаида Борисовна продолжала трудиться и помогать людям.
Из писем следует, что длительное время З.Б.Шавкун работала в Москве финансово-банковским служащим. Выполняла большую общественную работу в обществе Красного креста, как в довоенное время, так и после Великой Отечественной войны, а также в 1939 году З.Б.Шавкун входила в состав Окружной избирательной комиссии по выборам в Московский Городской совет депутатов трудящихся. Об этом свидетельствуют документы и грамоты.
Из воспоминаний З.Б.Шавкун узнаём, что в годы Великой Отечественной войны она работала в Тимирязевской академии, где было много раненых фронтовиков. Она их обслуживала, стелила постели, кормила, читала им письма, писала ответы по их просьбе, посылала товарищам на фронт посылки. Её сыновья были на фронте, она постоянно думала о них и хотела хоть чем-то быть полезна народу, фронтовикам в страшные годы войны.
В 1942 году поехала на лесозаготовки в Вологду, но из-за возраста (тогда Зинаиде Борисовне было 56 лет) её на работу по заготовке леса не взяли. Предложили работать в общежитии, где проживала самая сильная интеллигенция из Москвы, 21 человек. Пока девушки были на работе, Зинаида Борисовна топила печь, убирала комнаты, мыла посуду.
Зинаида Борисовна в своих письмах вспоминает: «Бедные девушки, придут вечером, юбки мерзлые, сами окоченевшие. В общежитие завалятся и ко мне: «Мамочка, горяченькое есть?». Зинаида Борисовна за всех переживала и думала о своих сыновьях, которые в это время были на линии фронта.
Не пощадила судьба Зинаиду Борисовну и в этот раз. На фронте погибают двое сыновей. Материнское сердце надрывалось от душевной боли и страданий.
Изучая фотоархив семьи Шавкун, мы натолкнулись на фотографию, где Зинаида Борисовна запечатлена вместе с женой старшего сына Бориса Надеждой и их сыном Леонидом.
Из переписки 1979 года Зинаиды Борисовны Шавкун и Марии Степановны Шалыгиной узнаём, что сын Борис очень болел и был прикован к постели. Об этом очень печалилась Зинаида Борисовна, что подорвало и её здоровье. В последние годы З.Б.Шавкун проживала в Тбилиси, об этом она сообщает в своих письмах.
8 августа 1980 года Зинаиды Борисовны Шавкун не стало.

Друзья, сподвижники и соратники
Жизнь Ивана Петровича Шавкуна и его супруги Зинаиды Борисовны, которые посвятили себя служению народу, боролись за их права и свободы, неразрывно была связана с рабочим классом. Эти революционеры не только занимались просветительской деятельностью, но и организационной работой, поэтому их друзьями и соратниками были достаточно известные в истории революционного движения люди. Некоторые имена уже были упомянуты в работе.
Активный участник революционной борьбы Бабенко Михаил сидел в Екатеринославкой тюрьме вместе с И. П. Шавкуном. После освобождения из заключения он вместе с женой и детьми был направлен на лечение в Ливадию, где снова встретился с И. П. Шавкуном. Бабенко М. похоронен в городе Днепропетровске. Его жена Окунь В. похоронена в Москве.
Рихтерман Евсей Григорьевич, большевик с 1886 года. Имел политическую связь с И. П. Шавкуном. Работал вместе с В. И. Ленином. Имел 8 лет каторги. Судился Одесским военным судом за работу в подпольном Комитете большевиков. Умер в 1956 году в Переделкино, под Москвой, в интернате старых большевиков. Награждён орденом Ленина.
Ведерников Алексей Степанович, политическая кличка «Сибиряк», был вместе с И. П. Шавкуном в ссылке в селе Казачинском Енисейской губернии до 1917 года. О товарищеских отношениях свидетельствует сохранившаяся в семейном архиве Шавкун записка. После освобождения был начальником штаба Красной гвардии. Умер после тяжелой болезни. Похоронен А. С. Ведерников в Москве на Ваганьковском кладбище рядом с Бауманом.
В ссылках супруги встречали больных товарищей с этапа, помогали, чем только могли. Видели и смерть товарищей. Из писем Зинаиды Борисовны, мы узнали, что Лебедева Ада была арестована белыми. Её казнили — сняли голову. Заслуженной революционеркой была Маргарита Гаптимурова. Николаева Клавдия Ивановна после освобождения работала секретарём профсоюза.
После смерти Ивана Петровича Зинаида Борисовна осталась одна с четырьмя детьми, без средств к существованию. Пришлось пережить много трудностей. Затем вышла замуж за товарища Ивана Петровича по Вологодской каторге Якова Семеновича Турчина. Яков Семёнович отбывал там 10-летний срок.
Совместных детей у Зинаиды Борисовны и Якова Семёновича не было, но он помог поднять четырёх детей Зинаиды Борисовны.
З.Б.Шавкун пишет в письме: «Яков Семёнович Турчин 1887 года рождения, семьи не имел. Очень много оказал мне и моим детям помощи. Устроил в общежитие политкаторжан. Похороны мужа провел с товарищами, что я бы не осилила. Это был настоящий товарищ, человек большой души. Он нас навещал, проявлял большую заботу. Он решил в память своего друга посвятить себя воспитанию его детей. Это был с его стороны большой подвиг. В 1926 году мы расписались».
Из писем также мы узнаём, что революционер Яков Семёнович Турчин много тяжёлого пережил во время каторги. Освободился в 1917 году и сразу устроился работать на завод. Родители умерли, остались три сестры, которым он помогал. Сам он одессит. Решил с сестрами выехать в Читу, с Читы в Москву. В Москве поступил на завод Дзержинского, где занимал должность начальника цеха. Яков Семёнович отличился в годы Великой Отечественной войны, выполняя задания для фронта. За это был награждён двумя медалями за доблестный труд, медалью Ленина, у него много грамот за выполнение плана и денежных поощрений. Много труда отдал Родине, за что после выхода на пенсию в 60 лет ему была назначена пенсия Союзного значения.
Верный друг семьи Яков Семёнович Турчин умер 1 марта 1982 г.

Заключение
Изучая и сопоставляя материалы к своей работе, мы ещё раз утвердились в мысли, что события, происходящие в истории нашей страны, делают люди. В годы испытаний и лихолетья судьба страны и отдельного человека ещё больше переплетается, ни один её житель не остаётся равнодушным к тому, что происходит вокруг него.
Работа дала многое: научила работать с архивными документами, интернет-ресурсами, обобщать и анализировать полученные из разных источников сведения. Мы пришли к мнению, что молодое поколение, должно знать историю своей семьи, изучать события и факты, происходящие в стране.
Данная работа учит бережно относиться к своим истокам, хранить память о своих предках, и только в этом случае каждый сможет понять, насколько каждый из нас сопричастен с историей своей Родины.
Важным моментом нашего исследования является то, что мы открыли ещё одну страницу из жизни семьи одного из участников Невельской наступательной операции — гвардии рядового Шавкуна Юрия Ивановича, погибшего в боях за освобождения города Невеля в годы Великой Отечественной войны.
В ходе нашего исследования мы нашли предполагаемого родственника — внука И.П.Шавкуна и З.Б.Шавкун, сына Бориса Шавкуна и его жены Надежды — Леонида Борисовича Шавкуна. Он запечатлён на сохранённой в семейном архиве фотографии 1965 года. По установленным нами сведениям, он в настоящее время проживает в г. Москве. Нами написано ему письмо, но пока ответа мы не получили. Но надежда есть, что именно этот человек -потомок семьи Шавкун, которая является предметом нашего исследования уже не первый год. Если этот факт подтвердится, значит, наша работа найдёт своё продолжение.

Источники

  1. Архив семьи Шавкун
  2. Архив ЦАМО, фонд 33, опись 686844, ед. хранения 1637
  3. Головков Г. З. Вехи обоюдного насилия власти и революции.// Россия и современный мир, 2006. — №1.
  4. Нефедов С. А. Истоки 1905 года: «Революция извне»? // Вопросы истории, 2008. — №1.
  5. Семёнов Г. Г. Наступает ударная /Г.Г.Семёнов М., 1970/
  6. Тютикин С. В. Первая революция в России: взгляд через столетие — 2004. — №6.
  7. Фонд музея МОУ СОШ №1 им. К. С. Заслонова г. Невеля

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс