Войну забыть нельзя…

Жизненный путь ветерана Великой Отечественной войны Шарандо Григория Семёновича

Автор: Титова Марина, 8 класс, МОУ СОШ №2 г. Невеля имени Н.И.Ковалёва
Руководитель: Цветкова Марина Николаевна, педагог дополнительного образования
2015 год

Холодный снег не занесёт
Той памяти, друзья,
Забыть на свете можно всё
Войну забыть нельзя…
И.В.Виноградов, участник партизанского движения на Псковщине, журналист

В мае 2015 года отметили знаменательную дату — 70-летие Победы в Великой Отечественной Шарандо Г.С Невельвойне. О событиях тех лет мы знаем из учебников истории, художественных произведений, документальных и художественных фильмов. Однако сейчас у нас есть ещё возможность узнать о событиях тех грозных лет из уст очевидцев, людей, которые всё видели своими глазами, кто вынес тяжесть войны на своих плечах, кто пережил горечь утрат и радость освобождения, окончания войны. Мы видим, что осталось в живых совсем немного ветеранов Великой Отечественной войны, к сожалению, поредели ряды тех людей, кто в праздники стоял в первой шеренге на Центральном воинском захоронении с орденами и медалями на кителях. Кого-то уже с нами нет, другим сложно прийти по причине возраста и состояния здоровья. Но нам посчастливилось познакомиться с человеком, которому его 88 лет — не помеха для прихода в школу для встречи с ребятами. Это ветеран Великой Отечественной войны, коренной невельчанин Шарандо Григорий Семёнович.

В 2013 году Григорий Семёнович Шарандо побывал у нас, в средней школе №2, с рассказом о своей юности и молодости, выпавших на военные годы. В ноябре 2014 года для продолжения разговора в гости сходили к нему мы.

Оказалось, что живёт он недалеко от центра, 10—15 минут пешком по улице Ленкоммуны. Два часа беседы с ветераном пролетели незаметно.

Родился и вырос Шарандо Григорий Семёнович в Невеле. Дом родителей был расположен в районе улицы Ленкоммуны, недалеко от родного места проживает он и сейчас. До войны родители имели 6 десятин земли и занимались сельским хозяйством. Так жили до 1938 года, потом всех единоличников обложили налогом, поэтому пришлось пойти в еврейский колхоз «Нацментруд». Отец ухаживал за племенными лошадями, ездил в Калинин на соревнования. В семье Семёна Ивановича и Анны Терентьевны было 6 детей, одни мальчики, поэтому маленький Григорий помогал матери выполнять женскую работу по дому. Воспоминания о довоенном детстве очень светлые: ребятишки ходили встречать коров, помогали родителям в огороде. Из развлечений — парк, расположенный на улице Ленкоммуны, в котором до войны была танцплощадка, стадион, спортивные площадки, красивая берёзовая роща. Парк всегда был в ухоженном состоянии: регулярно убирался, дорожки были посыпаны песком.

В 1-й класс пошёл в 1934 году. До войны Григорий Семёнович учился в еврейской школе, в Шарандо Г.С Невелькоторой все преподаватели были евреями. Первая школа была расположена там, где сейчас находится многопрофильный техникум, четвёртая школа — на площади. Самые яркие школьные воспоминания — это баталии в снежки, которые мальчишки соседних школ устраивали каждую зиму. К началу войны, в 1941 году Григорий окончил 7 классов. «О начале войны мы узнали по радио, — вспоминает ветеран, — но нам, мальчишкам, представить было трудно, что это такое. Мы видели, как посерьёзнели мужчины, как часто стали плакать матери и бабушки, но не очень задумывались над этим. Нас не слишком даже огорчало то, что уходили на фронт наши старшие братья и отцы, для нас война казалась интересным, захватывающим приключением. По-настоящему мы познали её во время бомбёжки города, когда увидели первые разрушенные дома и первых погибших людей. И вот тогда нам впервые стало страшно. Очень скоро немцы заняли наш город. Многие его жители успели уйти. Нам идти было некуда, и мы остались „под немцем“, как тогда говорили. Был и холод, и голод, и расстрелы родных и знакомых, и помощь партизанам. Это особенно было опасно — при малейшем подозрении в связи с партизанами немцы расстреливали целые семьи».

Отца на войну не забрали по причине состояния здоровья и возраста. Ему дали землю, всей семьёй стали сажать много картошки, зерна. Была корова, лошадь, гуси, куры. Удивительно, что немцы ничего не тронули, приходили только за курами, мать ловила и отдавала сама, потому что боялась за сыновей.

Григорий Семёнович с братьями жил с родителями до тех пор, пока не стали местных жителей отправлять в Германию. Мать, испугавшись за сыновей, (Григорию в 1943 году было уже 17 лет), отправила Григория и Алексея к своей сестре в Трехалёво в надежде, что немцев в такой глуши нет.

Однако и в деревне братьям не удалось спрятаться, их немцы повели в штаб за 3 километра. ПокаШарандо Г.С Невель немец их вёл, Алексею удалось убежать, он попытался его позвать, поискать, но потом сказал Григорию, чтобы он в штабе не говорил о сбежавшем брате. Григорию было сделано предупреждение: или его расстреливают как партизана, или он соглашается вступить в специальный отряд из русских добровольцев, помогающих фюреру. Ему пришлось сделать вид, что его всё устраивает, так как была надежда потом сбежать при первом удобном случае. Его подстригли, накормили, а затем отправили к месту сбора таких же, как он, бедолаг. На улице вечерело, Григорий рискнул пройти мимо пункта сбора и тихонько вышел на большак, а потом припустил бегом. По дороге встретил три мотоцикла с колясками, у немцев была форма полевой жандармерии, однако на него не обратили внимания.

Домой возвращаться было нельзя, поэтому Григорий нашёл брата Алексея и они вместе направились в партизанский отряд, который находился неподалёку. Передовая в то время находилась в районе деревни Сенютино. Партизанский отряд попал в 153 запасной полк, Григорий был в числе других добровольцем записан в ряды Советской армии.

Он, недолго думая, направился к одному из командиров с просьбой взять его в действующую армию. На вопрос: «А сколько же тебе лет, паренёк?» — он, не моргнув глазом, ответил, что уже исполнилось 18, хотя ждать этого нужно было ещё почти год. Командир с сомнением посмотрел на юношу: невысокий, худой, но потом махнул рукой — какие уж богатыри могли быть на оккупированной территории?! Так и оказался Григорий Шарандо рядовым Красной Армии. Мать плакала — уж больно жалким выглядел её сын в форме не по росту, да и страшно было за мальчишку: ни опыта, ни мудрости солдатской, а только огромное желание гнать фашистов как можно дальше с родной земли.

А вскоре был первый бой. А потом он уже и сосчитать не мог, в скольких сражениях, больших и малых, участвовал, сколько километров прошёл по своей и чужой земле. Хорошо помнит Григорий Семёнович бой под Пустошкой, в котором получил своё первое ранение. Солдаты знали, что против них выступают части генерала-предателя Власова, а для советских воинов было негласное правило: власовцев в плен не брать. И те знали про такую установку, поэтому сражались отчаянно, ибо терять им было нечего. Вот и в том бою небольшой кусочек земли переходил то в руки наших солдат, то к противнику. На помощь стрелковым немецким частям подошли танки, но и это уже не могло остановить наших солдат: медленно, но неуклонно те оттесняли неприятеля всё дальше. Григорий в пылу очередной атаки даже не понял, что произошло, боль не сразу почувствовал, только удивился тому, что почему-то не может двигаться вперёд — не идут ноги. И только спустя несколько минут стал понимать, что ранен в ноги, и испугался: неужели без ног остался? Ранение, действительно, было серьёзное — множественное осколочное. Кости затронуты не были, однако осколков было много, некоторые из них так и остались неизвлечёнными. Следующие 7 месяцев Григорию Семёновичу пришлось провести в госпитале, расположенном в городе Рыбинске Ярославской области. В это время ему исполнилось 18 лет.

Весной 1944 года снова попал на фронт. Его полк стоял в обороне в Прибалтике. Потом началось Шарандо Г.С Невельнаступление, на поезде были переброшены для форсирования реки Одер. Участвовал в уничтожении Оппельской группировки противника. Фашисты цеплялись за каждый дом, за каждый клочок земли, не желая сдаваться и мириться с уже очевидным бесславным концом. И 19-летнему солдату казалось иногда, что выжить в этом обоюдном шквале огня невозможно, но кончался один бой, начинался другой, а он по-прежнему был жив. Правда, лёгкое ранение в голову он всё-таки получил, но не пожелал даже на время покидать поле боя.

В 1944—1945 годах воевал в Прибалтике, участвовал в освобождении Праги. Победу встретил в Чехословакии, в Карпатах. Григорий Семёнович вспоминает, как много было у всех радости при этом известии — все пели, плясали. И плакали о тех, кто не дожил до этого дня.

Всем раненым было предложено остаться пока в Германии, всех расселили по квартирам. Летом и осенью 1945 года вместе с другими солдатами Григорий Семёнович убирал в Германии урожай. Потом всех погрузили на поезд и повезли в Австрию. Из Вены переправили в город Кречет, а уже оттуда всех по очереди отправляли в Россию.

Когда Григорий Семёнович вернулся домой, то был счастлив от того, что родители живы, воевавшие братья тоже вернулись живыми, хотя и перенесли тяжёлые ранения, воевали на передовой (брат Виктор был пулемётчиком). Мама была набожная, она говорила, что вымолила своих сыновей.

Когда становился на учёт в райвоенкомате, то там сказали, что вернулся рано, повоевал немного, поэтому Григорий снова должен служить в армии.

После войны до августа 1948 года служил в Днепропетровске в железнодорожном батальоне. В это время начальство предлагало остаться служить дальше, чтобы получить воинское звание и стать кадровым военным. Однако Григорий Семёнович решил, что будет возвращаться домой. А от предложения быть военным отшутился тем, что боится сделать что-то не так, а его расстреляют. В Днепропетровске подполковник был земляком, очень уговаривал и обещал помогать. Потом Григорий Семёнович частенько вспоминал, что в этот момент мог изменить Шарандо Г.С Невельсвою жизнь, и до сих пор есть сожаление о том, что упустил возможность попробовать себя в дальнейшей военной службе. Всю войну и послевоенную службу был оптимистом, много шутил, ладил со всеми. Теперь считает, что лёгкий характер во многом помог на войне.

Г.С.Шарандо домой вернулся с двумя медалями «За отвагу», а позже к ним добавились орден Отечественной войны 1 степени и многочисленные юбилейные медали.

В 1948 году в 23 года Григорий Семёнович теперь уже насовсем возвращается в Невель и начинает свою трудовую деятельность. Он был завскладом по заготовке льносемени, проработал там год и был отправлен в Сходню, в Подмосковье, учиться на сырьёвщика (работа со шкурами, пушниной). Год отработал по этой специальности и перешёл на мебельную фабрику, где его трудовой стаж — 34 года, на заслуженных отдых вышел в 1986 году. На фабрике он был столяром, сборщиком мебели.

В свободное время никогда не скучал, его увлечениями были футбол, шахматы. Он играл в сборной города по футболу, в это время в команде было три брата Шарандо. Также участвовал в турнирах по шашкам и шахматам, играл в городки на первенство мебельной фабрики.

С будущей женой Антониной Ивановной Хазовой познакомился в Невеле, она всю жизнь проработала в торге. В 1950 Григорий Семёнович женился. В семье родилось две дочери. Галина заболела в детстве, имеет инвалидность и требует ухода. Лариса с золотой медалью окончила среднюю школу №1, в настоящее время живёт и работает в Санкт-Петербурге, регулярно 2 раза в месяц приезжает в родной дом к отцу и сестре.

После смерти жены (Антонина Ивановна умерла в 75 лет) уже 14 лет Григорий Семёнович сам ведёт домашнее хозяйство: убирает, готовит, занимается огородом. Рассказывает, что до сих пор работает как молодой, сам делает грядки, выращивает все овощи. Особый предмет его гордости — цветы. С весны до глубокой осени они окружают его дом. А на подоконниках в доме — горшки с комнатными цветами, за которыми тоже ухаживает сам.

Н.В.Жильцова в статье «Работа не в тягость, а в радость» («Невельский вестник» от 27 августа Шарандо Г.С Невель2010 года) пишет: «Сторонний наблюдатель никогда не догадается, что в этом доме живёт очень пожилой мужчина, да ещё с дочерью-инвалидом детства. Дом, надворные постройки, палисадник, сад и огород в таком идеальном порядке, что хорошая хозяйка позавидует. Впрочем, и сам Григорий Семёнович Шарандо в свои 84 года полон сил и здоровья, выглядит замечательно. Но самое главное, он с удовольствием выращивает на своём огороде картофель, огурцы, помидоры. Соседи удивляются урожаю, который из года в год обильный, несмотря на погоду. Заготовки на зиму Григорий Семёнович тоже делает сам. С равным усердием заботится он и о цветах. С ранней весны до поздней осени в его палисаднике цветут и благоухают тюльпаны, нарциссы, жасмин, розы, георгины… Но Григорий Семёнович не жалуется ни на преклонный возраст, ни на погоду, не сетует на судьбу вообще. Он рассказывает о своём хозяйстве с любовью и неподдельным восторгом».

В феврале 2011 года в «Невельском вестнике» была опубликована статья «С юбилеем, ветеран!», рассказывающая о его 85-летии. «Мне грех жаловаться на жизнь, — сказал он. Сейчас для нас, ветеранов Великой Отечественной войны, государство делает всё, чтобы мы ни в чём не нуждались, да и районные власти не забывают и приглашают на все праздничные мероприятия. Вот и нынче буду рад со всеми отметить День Защитника Отечества, а 9 Мая — 66-ю годовщину Великой Победы».

На праздник Победы всегда приходит со своими цветами. Охотно участвует во всех мероприятиях, на которые приглашает районный Совет ветеранов, он хороший рассказчик, а если его просят выступить, готовится тщательно. Во время нашей встречи Григорий Семёнович рассказал о том, что ему было доверено выступить на митинге 9 Мая от имени ветеранов. Многие эпизоды своей военной биографии Григорий Семёнович помнит до мельчайших деталей, потому что «войну забыть нельзя»…

И всё же оптимизм — главное качество этого замечательного человека, ему удалось не растратить его и к своим 88 годам. Сейчас может ещё и сплясать, а до 80 лет ездил на лыжах и на велосипеде. Несмотря на прожитые годы, Григорий Семёнович по-прежнему бодр и подтянут. По его словам, секрет хорошего настроения очень прост — не сидеть без дела. Он любит собирать грибы, ловить рыбу, с азартом играет в шахматы.

Удивительно, что человек, столько переживший, прошедший войну, остался весёлым и добрым. Он удивительно гостеприимен. И мне после знакомства с Григорием Семёновичем хочется с восхищением сказать о нём: «Это удивительный человек!»

Сколько бы лет ни прошло, у этих людей навсегда запечатлелись в памяти те далёкие грозные события, что пришлось им пережить в 1941—1945 годах прошлого века. Так уж их судьба сложилась, что именно на их долю пришлась горькая чаша войны. И они её выпили всю, до дна, мужественно и гордо, не перекладывая на чужие плечи свою тяжкую ношу. Эти воспоминания будят в них прежние чувства — от первоначальной растерянности и даже страха за будущее страны до восторга от мощи и непобедимости Советской Армии. Они видели смерть, они знали страх, они изведали горечь поражений и радость побед. Они — солдаты Великой Отечественной войны — навсегда вошли в историю своей страны.

Такими словами начинается статья «Взрослел мальчишка на войне…» о Шарандо Григории Семёновиче в Историко-документальной хронике Псковской области «Книга Памяти», томе 23, заключительном, вышедшем в 2007 году. Вошло его имя и в книгу «Солдаты Победы». А я сегодня с гордостью могу сказать, что мне посчастливилось узнать Григория Семёновича лично, и теперь я многое могу рассказать о нём другим.

Источники:

  1. Архив Министерства обороны. Наградные листы.
  2. Архив пенсионного фонда. Копия трудовой книжки.
  3. Единая учётная карточка участника войны Шарандо Григория Семёновича.
  4. Книга Памяти. Псковская область. Историко-документальная хроника. Том 23-й, заключительный. Псков, 2007 год.
  5. Материалы личного архива семьи Шарандо.
  6. Материалы школьного музея. Интервью с Г.С.Шарандо.
  7. «Невельский вестник» от 27 августа 2010 года. «Работа не в тягость, а в радость», Н. Жильцова.
  8. «Невельский вестник» от 18 февраля 2011 года. «С юбилеем, ветеран!»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс