Разрушение крестьянского уклада в 20-е годы

Где нам теперь найти таких Барановых?

Хорошо известно, что в двадцатые годы прошлого века классовая борьба в России была в самом разгаре. Такие сословия, как помещики, чиновники царской полиции, офицеры Русской армии, купцы, кулаки и другие были лишены гражданских прав, имущества, свободы, а порой и жизни.
Из современных публикаций, рассекреченных архивных документов выясняется, что под «горячую» руку зачастую попадали и те, кто тяжёлым трудом наживал своё состояние и никакого отношения не имел к так называемым эксплуататорским классам.

Удивительная и трагическая судьба постигла большую и трудолюбивую крестьянскую семью Барановых из Колпино Володарской волости Невельского уезда. По решению ОГПУ и местных властей братья Барановы были объявлены даже не кулаками, а помещиками и выселены из уезда. Абсурдность и несправедливость действий власти в 1926-1927 годах по отношению к этой семье легче понять из их заявления псковскому губернскому прокурору.
«Псковскому прокурору
от Ивана, Егора, Тимофея и Петра Ивановичей Барановых,
хут. Колпино Володарской вол. Невельского уезда, Псковской губ.
Заявление
13 сентября к нам явилась комиссия в составе Невельского УЗУ (уездное земельное управление. К.В.), председателя Володарского ВиК, Председателя Лепповского с/с и произвела тщательную опись имущества на предмет конфискации, а нас самих выселения из нашего хутора. Как опись, так и самое выселение считаем неправильным по следующим основаниям: Наш отец Иван Баранов происходит из кр-н дер. Богданово быв. Трехалёвской вол. ныне Усть-Долысской вол. Невельского уезда и не имея возможности прокормить свою семью отец уехал в Ленинград, где в течение нескольких лет занимался извозным промыслом, ломовым извозчиком-одиночкой. Приехавши из Ленинграда в 70-х годах прошлого столетия (имеется ввиду 19 век. – К.В.) отец вместе с братом Петром, нашим дядей, имея всего около двух дес. надельной земли в дер. Богданово стали брать исполу (с половинной части всего урожая) небольшие фольварки в разных местах Невельского уезда, а именно фольварик Рябчики, потом Ломы и наконец Горки. Наконец по купчей крепости (договор купли-продажи. – К.В.) от 17 ноября 1884 года наш отец совместно с братом Петром Барановым купили через посредничество Московского Земельного Банка фольварок Вариамполь-Колпино в размере 190 десятин разных угодий. Затем позже Пётр Баранов уступил нашему отцу свою часть земли в Колпине-Вариамполь и таким образом наш отец оказался владельцем всех 190 дес. земли. Сейчас в нашем использовании имеется 32 дес. пашни и 16 дес. покоса. Всего 48 десятин на 16 едоков. Работали мы все вместе … и все землевладельческие орудия оставались в общем пользовании и кроме этого наша семья живёт очень дружно между собой.
В этом году, когда мы оканчивали постройкой два дома, перешли бы на новое жильё Тимофей и Пётр Барановы с 7-ю душами, причём на долю каждого из них приходится по 12 дес. земли. Всё это говорит о том, что мы крупными земельниками не являемся. Единственным основанием к выселению крупно-земельников являются кабальные отношения с окружающим населением, как это видно из ст. 2-й постановления Президиума ЦИКа СССР от 20 марта 1925 года. Из излагаемых документов видно, что Иван Баранов считается честным человеком, в антисоветском не замешан…. Иван Баранов был делегатом на Волостной Съезд Советов 22 ноября 1922 года с правом решающего голоса. Иван Баранов состоял сельским исполнителем на дер. Марьино, Чухново, Колпино и Прихабы с 1-го августа 1924 года по 30 ноября 1924 года. Иван Баранов в 1925 году состоял членом с/с (сельского совета. – К.В.), как избранный на перевыборах в 1925 году.
Останавливая внимание на этих документах можно видеть, что наша семья пользуется доверием окружающего населения, ибо в противном случае Иван Баранов не был бы избран ни в члены с/с, ни сельисполнителем и ни делегатом на волсъезд. Уже одни эти документы говорят, что как с политической стороны, ибо если бы я был не благонадёжен в 19 и 22 г.г., то не получил бы удостоверение за №2189 и не был бы членом Волостного съезда с решающим голосом (удост. №1160). Я был благонадёжен, что даже в годы обострённой классовой борьбы нас никто не считал не только за крупно-земельников, но даже за кулаков, так и наше экономическое положение не выходило из рамок трудового крестьянства. Обыкновенно население на тех лиц, с которыми оно связано кабальными сделками, сердито, озлоблено и конечно не пустит ни в сельсовет, ни в исполнители своих врагов. Даже, если бы и выбрали таковых, то вышестоящие органы не утвердили бы таких выборов. Это говорит за то, что в политическом и экономическом отношениях мы благонадёжны.
Далее к заявлению прилагаем:
Копию приговора от 16 февраля 1925 года, данного нам от 12 деревень окружающих нас – в этом приговоре указано, что мы занимаемся исключительно земледелием, обрабатываем землю личным трудом, с населением живем хорошо, в эксплуататорских замашках не замечены.
Приговор от 17 сентября 1926 года, под которым имеются подписи 135 человек Лепповского с/с и который удостоверяет, что мы рядовые землеробы, что знают они нас, как уроженцев данной местности, как и в старое время так и сейчас у нас самих хорошие отношения с крестьянством, что мы не являемся эксплуататорами населения, работаем сами, земля приобретена через банк, путём закабаления себя.
В заключение, на наше заявление в Лепповский с/с о выдаче нам удостоверения о наших отношениях с окружающим населением на расширенном заседании Лепповского с/с от 19 сентября с.г. после выступления 15 гр-н из разных деревень – 123 голосами из 126 присутствовавших на заседании при 3-х воздержавшихся было вынесено постановление о том, что мы братья Барановы являемся тружениками – крестьянами, происходим из трудовой семьи, что всё приобретено личным трудом нашей огромной семьи. Отношения с населением хорошие.
Из всего этого ясно, что мы не подходим по §2 постановления ЦИКа СССР от 20 марта 1925 года, т.к. не только отношений кабального характера не имеется, но даже наоборот все приложенные документы говорят о противоположном.
Вряд ли нужно говорить, что никакой описи имущества в 1918 году у нас не было, да и быть не могло, т.к. указано выше в 1918-22 годы самой острой классовой борьбы, никто даже и не думал причислять нас к врагам трудящихся, а наоборот избирали даже делегатами на Волостной съезд с правом решающего голоса. Как и всему крестьянству, так и нам революция принесла облегчение, мы после Революции улучшили хозяйство, завели 5-типолье, построили 2 дома, развели скот и т.д. Имея 14 рабочих рук на 48 дес. земли не приходилось прибегать к наёмному труду, за исключением пастуха, к тому же мы имеем земледельческие машины: как-то жатку, косилку, которые приобретены через Невельское УЗУ в рассрочку. 21 сентября с.г. у нас изъято всё имущество, при чём нам дали 14-дневный срок для выселения и из копии акта мы узнали, что выселяемся на основании Постановления Псковского ГИКа от 19 августа с.г. по протоколу №22 и постановлении Невельского УИКа от 20 сентября с.г. по протоколу №12. На основании изложенного просим Псковского Губпрокурора о принесении протеста на постановление Псковской Губер. Комиссии по выселению быв. помещиков на предмет отмены постановления от 19/\ЛИ-26г. о выселении нас.
Просители: Егор и Пётр Барановы, а за нас расписался И.Баранов, Тимофей Баранов».
Уездное Земельное Управление сообщило помощнику прокурора по Невельскому участку 14.02.1927г.:
«Изъятое у них имущество обратно им не возвращалось, потому что остаётся в силе постановление Псковской губернской комиссии по выселению бывших помещиков от 19 августа 1926 года – о выселении Барановых.
Жалобы Барановых на якобы неправильное изъятие у них имущества неосновательны, потому что все сельскохозяйственные машины и другие сельскохозяйственные принадлежности имелись до 19 февраля 1918 года. А потому на законном основании подлежат изъятию.
Что касается жалобы Барановых на неправильное их выселение, то в Невельской Камере Пом. Прокурора имеется Постановление Уполномоченного ОГПУ по Невельскому уезду от 26 июня 1926 года, которое послужило основой выселения Барановых из коего можно полностью усмотреть справедливость этого выселения».
Невельский помощник прокурора Хомутов сделал окончательный доклад прокурору Псковской губернии 14.02.1927 г.
«Доношу, что ко времени издания закона о социализации земли у гр-н Барановых было в наличии: лошадей – 6 штук, а коров – 21 штука (ещё раньше у Барановых было лошадей – 12 и коров 40 штук), т.ч. Уземуправлением при выселении было взято за основание имевшееся у Барановых до 19.02.1918 года число скота, а именно коров – 21 шт., лошадей – 6 шт. и на основании этого изъято: лошадей 6 штук, коров – 13, бык – 1 и тёлок – 3, таким образом, Барановыми после издания закона о социализации земли было продано 4 коровы, так что имеется на лицо обесценивание национализированного имущества.
Из акта от 10-го февраля сего года Пред. Лепповского Сельсовета Володарской волости, выбывшего на место видно, что все изъятые у Барановых постройки за исключением одного амбара и 2-х домов приобретены таковыми до революции, а потому, безусловно, подлежат изъятию, что же касается 2-х домов и одного амбара, то таковые Барановыми приобретены за счёт обесценивания национализированного имущества, как то: коров, как указывалось выше, и также другого мелкого инвентаря, а потому также подлежат изъятию.
Кроме того, доношу, что Барановы из пределов Псковской Губернии выселены и изъятое имущество уже реализовано».
(Орфография сохр. Госархив в г. Великие Луки Ф.Р-908, оп. 3, д. 26.)
В итоге, потеряв всё: землю, дома, скот, сельхозмашины и инвентарь, невельские труженики – братья Барановы с семьями, убыли куда-то в Белоруссию к своим родственникам. Вероятно, сегодня их потомки укрепляют продовольственную безопасность братской республики.

Публикация В. Колондука.
«Невельская жизнь» № 12 (50), декабрь 2007 г.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс