Столыпинская реформа на Невельщине

Как же проходила реформа в Витебской губернии, в частности, в Невельском уезде?

Петр Аркадьевич Столыпин (1862-1911) был масштабным государственным деятелем, министром внутренних дел. Он был автором и инициатором реформы, которую называют «столыпинской».Петр Столыпин Столыпинская реформа позволяла крестьянам выходить из общины на хутора и отруба, а также переселяться на другие земли. Таким образом Столыпин предполагал избавить крестьян от малоземелья и дать возможность вести сельское хозяйство на основе частной собственности. У реформы было много противников. Самоотверженная деятельность Столыпина не находила отклика в высших кругах российской общественности и у многих политиков. Столыпин понимал, насколько опасно его положение, но ставил перед собой цель – сделать все возможное для укрепления российского крестьянства. Буквально за два дня до смерти он завещал похоронить себя там, где будет убит. Убийца не заставил себя ждать. Столыпин был смертельно ранен эсером Д.Г. Богровым.
Как же проходила реформа в Витебской губернии, в частности, в Невельском уезде? Для осуществления реформы были созданы землеустроительные комиссии, которые помогали крестьянам в переселении, размежевании угодий и в покупке земель через Крестьянский банк. К 1916 г. было составлено более 4 миллионов размежеваний.
В 1910 г. членом Невельской землеустроительной комиссии был назначен Георгий Митрофанович Садовский, молодой человек, окончивший университет и уже успевший обзавестись семьей. Вместе с женой и детьми он переехал в Невель. Много лет спустя, в эмиграции Садовский написал воспоминания о своей жизни в Невеле, которые назвал «Счастливые годы».
Главным землеустроителем в Витебской губернии был Константин Иванович Шашковский. Он и подбирал кадры для работы в уездных землеустроительных комиссиях.
Получив назначение, Садовский первым делом отправился в «лучший шапочный магазин Зеленова, на углу Замковой улицы (в Витебске)» и приобрел «форменную фуражку: темнозеленая, со светло-зеленым бархатным околышем, с гербом Витебской губернии». Перед отъездом в Невель Садовский получил напутствие Шашковского, чиновника с большим опытом: «Вы все хотели идти в деревню, работать для бедняка <…>, устраивайте деревню, создавайте крестьянина-собственника… Вам много придется объяснять, доказывать явную для крестьянина пользу… Настоящий народ уважает твердую, справедливую власть. Мы будем создавать твердую основу для нашего государства – русского крестьянина-собственника… У нас для этого все есть: земля здесь – надельная и Крестьянского банка, куда помещики продают свои имения; безграничная земля там, в Сибири, в алтайских степях, на Кавказе, в Туркестане, громадные кредиты, целые армии агрономов, мелиораторов, землемеров… Одно меня беспокоит – хватит ли времени закончить Великую земельную реформу…». Предостерег Шашковский и от коррупции: если крестьяне будут что-то приносить: яйца, сметану и пр., всегда следует отдать им деньги и никогда ничего не забирать даром. Только таким образом можно завоевать доверие крестьян.
Садовский получил подъемные и отправился в Невель, где нанял квартиру. Подъемных хватило на переезд и покупку мебели на все семь комнат. В Невеле Садовский принял присягу: «Когда я стал произносить обещание «служить без лести и без страха», то я вспомнил своего деда и тогда твердо решил быть таким, как он, – «стоять за правое дело до конца!» После присяги последовали визиты ко всей администрации Невеля и в казначейство, где Садовский должен был получать жалованье.
Как проходила реформа? Землеустроитель ехал в деревню или вызывал ее вместе с сельским старостой в волостное правление и лично старался склонить домохозяев к добровольному соглашению на выдел хутора, предупреждая, что, согласно закону, выделяющийся может получить свою часть и без согласия деревни. Комиссия выдавала новым хуторянам планы, в которых указывалось точное количество разных видов земли (пахотной, под покосом, выгоном и пр.) Этот план выдавался хозяину под расписку без всякого денежного сбора. «План, – пишет Садовский, – изготовлялся в губернской чертежной на прекрасной матерчатой кальке и разрисовывался соответствующими красками согласно угодий земли.» Крестьяне получали от комиссии деньги на перенос построек, строительный лес, черепицу на крышу и право на агрономическую помощь. Переселенцам оплачивалась дорога, правительство ассигновало большие средства на устройство переселенцев, медицинское обслуживание и общественные нужды, на прокладку дорог.
Первым Садовский посетил село Карулино, куда были вызваны четыре деревни. Крестьяне деревни Прибылкино решили всем миром выйти на хутора и получили документы. Их подписи заверял волостной писарь. Чтобы поставить печать, он каждый раз поджигал бумажку, печать покрывалась сажей, и оттиск был хорошо виден на бумаге. После окончания процедуры Садовский произнес речь: «Вот вы получили от землеустроительной комиссии документы, по которым вы можете со своей землей делать что угодно: хотите – продадите, хотите – заложите, хотите – кому угодно завещаете. Каждый из вас теперь полный хозяин на своем хуторе. Но не для того вам бесплатно работали, чтоб вы свою землю бросили, а чтоб завели на ней такое хозяйство, чтоб хватило и семью прокормить, и налоги внести, и детей в школу послать. Каждому из вас <… > комиссия назначила в помощь деньги <…>: такому-то столько, такому-то безвозвратное денежное пособие, а таким-то из казенного леса по столько-то бревен на поправку старых домов.» Крестьяне из другой деревни стояли тут же и все слушали, а потом один из них прямо заявил: «Уж если такие права теперь вышли, что каждый хрестьянин может свою землю на футор вырезать, то чего там канителиться, – идем все на футора. Сегодня один хочет футор иметь, – мы переделим полосы, а через год другой полезет за футором, так, значит, опять бегай по полю с шестом, переделяй <…>. Да его высокородие правильно объяснил, что здря у нас в полосах земля пропадает, – одних меж наберется более сотни, а клади на межу хоть одну четверть, так с одного надела надо полдесятины выключить. <…> Надо нам клевер сеять, коров кормить, а то у нас от быдла ни молока, ни навоза, – стоят целую зиму в холодных хлевах, колючую осоку жрут, – откуда жиру набраться, недаром наших коров «тасканками» зовут, потому что их весной за хвост таскают – на ноги ставят, а то сами, бедные, на ногах держаться не могут… Пиши, ваше высокородие, – единогласно приговариваем идти на хутора.»
Таким образом, первое дело нового землеустроителя оказалось удачным. Реформа продолжалась, несмотря на убийство Столыпина.
Садовский был человеком думающим, болеющим за свое дело, верящим в него. Обладал он и несомненным даром слова. Его наблюдения дают представление и о жизни деревни, и о крестьянской психологии: «<… > В разговорах с крестьянами я многое выяснил — что они хотят, о чем мечтают. Положительно все толковали о собственной земле, с завистью поглядывая на помещичью и казенную землю, как смотрит голодный на горячий и вкусный пирог, но никто даже намеком не проговорился, что хочет силой, «нахрапом», завладеть чужой землей, а только высказывали пожелание — «хоть бы Хрестьянский банк скорее скупил и нам бы продал…». Многие и уезжали. Наверное, в Сибири есть целые деревни, где живут потомки выходцев из Невельского уезда. Вот как пишет об этом Садовский: «И, удивительно, многоземельные деревни стремились за землей в Сибирь; сотни ходоков отправил я по бесплатному билету в город Енисейск, где устроились первые переселенцы из Невельского уезда. Такие деревни не хотели никаких «прирезок», а мечтали о шестидесяти десятинах на брата.» Однако далеко не всем удавалось устроиться в Сибири так, как они мечтали. К 1914 году назад вернулось более 10% переселенцев.
Отношение крестьян к столыпинской реформе было двояким: с одной стороны, реформа воодушевляла, крестьяне становились собственниками земли, с другой стороны, если в дело вмешивался Крестьянский банк, они фактически были арендаторами, поскольку обязаны были выплачивать банку проценты. После смерти Столыпина возникло много моментов, осложнявших реформу. Она так и не была доведена до конца. После 1917 года началась социализация земель, т.е. обобществление, колхозное строительство и т.д.

Л. Максимовская
«Невельская жизнь» №7(102) июль 2012 г.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс