Чернецовский музей

Александр Гаврилович Желамский

Первым мотивом к созданию Чернецовского музея (открыт 21 августа 1997 года) явилось желание сохранить воспоминания о некогда знатной деревне, являвшейся до 1917 года центром одноимённой Чернецовской волости, в которой на 1906 год было 63 деревни с населением около четырёх тысяч Александр Гаврилович Желамский Чернецово Невельский райончеловек.
О великолепном Чернецовском храме, о Чернецовской школе, в которой до войны было почти девятьсот учеников и в которой «крепко учили», часто вспоминали люди старших поколений. Да и самому помнится мощёная гладким булыжным камнем главная улица деревни, её большие красивые дома, традиционный для Чернецова праздник «Борисов день», отмечавшийся 6 августа, на который съезжались гости из соседних деревень и больших городов, особенно из Ленинграда.
Достопримечательностью нашего края была и дворянская усадьба «Канашово». Последний хозяин этой усадьбы А.Е.Жуковский, являясь Председателем Невельской уездной земской управы, много сделал для развития земской жизни, для становления, как он говорил, «Общественного дела». В усадьбе Канашово, а, значит, и в Чернецове бывали Константин Случевский, Великий князь Владимир Александрович, известные представители русской культуры.
Жителям Чернецовского края и особенно – деревни Чернецово был свойственен некий задор, кураж. Действительно – они построили красивейшую в Полоцкой Епархии церковь, держали лихих коней и устраивали конные бега, любили пображничать и попеть красивые песни, но одновременно проводили сельскохозяйственные выставки, на которых демонстрировали свои достижения в крестьянских трудах.
Немного найдётся в России деревень с памятником царю, а в Чернецове, в ограде церкви, стоял памятник Александру Второму.
Музей пейзажного наследия Окоём фото Чернецово Невельский районДо недавнего времени в деревне можно было услышать воспоминания о красоте Чернецовского дома Михаила Аникеевича Шалыгина, (стоявшего на месте нынешнего полусгоревшего клуба), равного которому по архитектурным формам не было даже на усадьбе Жуковских.
О кураже чернецовцев напоминает и так называемая подмуровка (каменная кладка у уреза воды напротив церкви), на которой один из жителей Чернецова (Егор Степанович Гультяяев?) собирался поставить дом над водой, как в Венеции.
Примечательным явлением истории Чернецовского края является сословие так называемых путно-панцирных бояр, о которых мы будем говорить на этой конференции. Оно появилось здесь, в порубежье Великого княжества Литовского и Польши с Московским государством. Тогда Чернецовская и Гультяёвская волости входили в Великое княжество Литовское и составляли вместе Истецкое войтовство путно-панцирных бояр.
Наконец – Великая Отечественная война. В эти годы погибло на фронте, пропало без вести, расстреляно фашистами во время оккупации (июль 41-го – ноябрь 43 года) 297 жителей Чернецовского края – мужчин и женщин, стариков и детей.
Все упомянутые – и благодатные, и горестные страницы истории нашего края отражены в меру моих сил и возможностей в экспозициях Музея.
Музей пейзажного наследия Окоём фото Чернецово Невельский районВ эти годы я получил много интересных писем от нашего земляка, ветерана Армии, авиатора, полковника, участника Великой Отечественной войны Желамского Николая Терентьевича. Вот какими мыслями он делился со мной на своём 95-м, как оказалось – последнем году своей жизни:
«У меня сохранилась в памяти Чернецовская церковь. Тогда Чернецовцы не поскупились и как следует выложились на это памятное строительство… . В моей памяти Чернецовская церковь стоит молодо, сверкая белизной, взывая к уважению местного и приезжего населения. Хотелось бы, чтобы такая призывность истекала из всех сооружений Чернецовья. …Всякий раз, когда я пишу Вам письмо, я мысленно прохожу от того места, где стоял дом Михаила Аникеевича, далее по мосту через Ущанку на всю глубину Чернецова… На протяжении всей жизни этот путь сопровождает мои воспоминания о своей юности. Такова притягательная сила малой Родины».
Надеюсь, что за 19 лет своего существования и мой Музей внёс свой вклад в воспитание и укрепление любви к своему Отечеству (об этом лучше всего говорят отзывы посетителей). Сегодня у нас нет ни многоголосной Чернецовской школы, ни Канашовского парка, ни звонкого колокола на Чернецовской церкви, и только в Музее можно ощутить глубокое дыхание прошлого и пробудиться к размышлениям о будущем.
За эти годы в Музее побывало много школьников из южных районов Псковской области, из других районов и городов России. По его материалам написаны десятки исследовательских работ, доложенных на школьных и студенческих научных конференциях.
Краеведение в узком смысле является важным, но не единственным направлением Чернецовского ОкоемМузея. Об этом говорит само его название – в 2007 году он получил государственную регистрацию, как Музей пейзажного наследия. Чтобы объяснить неизбежность и оправданность такого названия надо ещё раз обратиться к нашей недавней истории.
Сразу после революции, в 1918 году, Чернецовская волость была переименована в Канашовский сельский совет. С этого времени началась полоса многочисленных административных перестроек. К Канашовскому сельсовету на некоторое время  присоединялись Гультяёвская и Шалаховская волости, Язненский и Фенёвский сельсоветы. При этом население края возрастало до 16-ти с половиной тысяч человек (1923 год). Такие присоединения ещё имели определённый а, может быть, и глубокий смысл, так как эти территории  взаимосвязаны – и географически, и исторически (в этом ареале жили и путно-панцирные бояре), но в 1960-м году административные перестройки возобновились с новой силой. Канашовский сельсовет был упразднён, его территория вошла в состав Усть-Долысского сельсовета. И это решение самым негативным образом повлияло на судьбу Чернецовского края.
Музей пейзажного наследия Окоём фото Чернецово Невельский районЕсли до 1960 –го года Чернецовский край, хотя и под другим названием (Канашовский сельсовет), продолжал существовать как самостоятельный административный субъект Невельского района и России, то теперь он полностью утратил свою, если так можно выразиться, независимость и самостоятельность. В те же годы все многочисленные колхозы края были слиты в один Усть-Долысский совхоз и Чернецово получило «почётный статус» второго его отделения.
Итоги таких перестроек плачевны. Сегодня на пространстве бывшей Чернецовской волости числится 13 деревень, а постоянно проживающих не наберётся и трёхсот человек. Люди разъехались – на центральную усадьбу совхоза, в ближайшие города – Невель, Великие Луки, Псков, а больше всего – в одну из самых «центральных усадеб» современной России – Петербург. В итоге пришли в полное запустение и разорение все замечательные достижения прошлого – и Чернецовская церковь, и Канашовский усадебный парк, не стало и совхозной, построенной государством сельскохозяйственной инфраструктуры – ферм и кузниц, зернотоков и сенных сараев.
На нашей земле был успешно реализован утопический,т.е безместный проект, имевший целью отрыв человека от земли. И эта «работа планового характера» продолжается – в последние годы в Чернецове закрыты школа, медпункт, клуб, библиотека.
Так что – как-бы успешно ни собирать предметы, представляющие историческую ценность (в этом первая, собственно музейная, краеведческая задача) надо думать о становлении жизни в данном нам «варианте природы». История не может быть сводима лишь к перечислению событий и даже – к открытию музеев, она должна соотноситься прежде всего с судьбой определённого на земле места – и небольшого, как Чернецовский край, и большого, как Россия.
Осуществляя европейский цивилизационный проект с его идеей прогресса, предполагающей вечный переход  «от низшего к высшему», мы всё время «вытаскивали» деревню из этого «низшего», из «мрака невежества». Наша деревня всё время куда-то «ехала» – то к одному, то к другому «светлому будущему». Так и разъехалась.
Музей пейзажного наследия Окоём фото Чернецово Невельский районИз таких размышлений и проросла идея пейзажного наследия. Всё, сотворённое, построенное нашими предками стёрто у нас с лица земли, а природа ещё существует, хотя и не совсем здорова. Так что надежды на будущее следует связать не с внедрением на нашу почву новых теорий прогресса, а с переходом к соприродному развитию, к развитию, основанному на возможностях нашего природного наследия. А понимание природы начинается с восприятия пейзажа.
Будучи всегда большими материалистами, мы не верили в возможность познания мира через его созерцание, через те чувства, которые он у нас вызывает. Теперь пришло время поверить, что этот мир не только научно (объективно?) исследуется, не только измеряется, оценивается и продаётся – он ещё и чувствуется. И такое чувствование позволяет заново открыть знакомое пространство жизни, а сегодня это главное, так как пренебрежение к пейзажу было и продолжает оставаться основной причиной его разрушения.
В нынешней географии велик интерес к информации о природе, накопленной за пределами науки – в литературе и искусстве. У Максимилиана Волошина, например, находим одно из лучших определений пейзажа : «Пейзаж – это лик родной земли, лицо матери. От созерцания этого лица в душе поднимается тоска, жалость, нежность, та надрывающаяся и безысходная любовь, с которой связано чувство Родины». На таком понимании пейзажа Музей и пытается решать свою первую главную задачу – возделывание соприродного мирочувствования и любви к Родине.
В русском языке было, да ещё и есть, хорошее слово «Окоём» (око – глаз, ём – иметь), которым обозначалось всё то, что открывается взору человека. И это слово введено в название Музея – для Музей пейзажного наследия Окоём фото Чернецово Невельский районсохранения памяти о смыслах русского языка.
«Всё, что пережито землёй, отражено в пейзаже», говорил М.Волошин. Для посвящённого в жизнь природы специалиста пейзаж может сказать очень многое об истории и строении земли – недаром ещё в Евангелии от Луки сказано: «Неразумные ! не Тот же ли, Кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее?».
Экспонатами пейзажного раздела Музея являются фотографии, карты, схемы пейзажных обстановок, есть и живописные работы художников из нашей деревни (Наташи Желамской, Лены Николаевой). В Музее демонстрируются наиболее достопримечательные пейзажи – урочища нашего края, которые могут и должны стать нашими национальными символами. Интересны сами названия (имена) наших пейзажей – урочищ : Дедовы камни, Каменные нивы, Звонцы, Козельи горбы, Чёртовы мосты, Перекопы. Топонимика края «зашкаливает» своей загадочностью : Уща, Рущера, Исцо, Жадро, Уричи, Рамуси, Неведро, Спастер..
В отличии от Европы в России каждая крестьянка Агафья хорошо понимала и чувствовала, что этот мир не создан нами, а получен в дар – от Бога или от Природы (это уже другой вопрос). Поэтому русская традиция не приемлет идеологии переделывания и покорения природы. Она сложилась на почве оправдания миропорядка, на вере в его Божественное предопределение. Наш крестьянин не стремился к покорению природы, к господству над ней – он приспосабливался, приноравливался к месту и облагораживал его. И это был по-настоящему экологический императив жизни на земле.
Русская идея согласия с природой подтверждается и научными  представлениями о том, как устроена земная поверхность. Она иллюстрируется в Музее многочисленными примерами топообразов земель, или архитектурных стилей местностей, которые являются своеобразными текстами – заповедями нашей земли. Они из века в век предлагают нам пути земле – и жизнеобустройства в родном пейзаже. Приводятся примеры по Поозерью, Смоленской, Вологодской, Рязанской областям, по Дальнему Востоку. И все они говорят о том, что в самой природе земли есть своя культура, выраженная в закономерном чередовании возвышенных, сухих и сырых местоположений, в ритмах природной дренажной сети. И наша задача состоит в том, чтобы прочесть эту культуру земли и приспособиться к ней без особых и коренных её изменений. Как наиболее любимые нами мелодии песен «вытекают» из 111ритмики стихотворного текста, так и культурный ландшафт может появиться только при внимании к пластике земной поверхности.
Только таким путём, то-есть без насилия над природой, можно создать и крупную контурность полей, столь необходимую для освоения земель некоторых регионов (в Музее приводятся такие примеры по землям в долине реки Амур). Словом, нашим проектом в будущее является разнообразие наших земель, их внутренняя культура и организация, т.е. все то, что названо мною пейзажным вектором развития (все экспозиции на отмеченную тему являются авторскими, они были созданы в предыдущие годы моей непосредственной работы по специальности – геоморфологии. Многие из этих разработок опубликованы в научных изданиях)
Нельзя не сказать об одной «странной» закономерности нашей деревни. Она состоит в том, что, несмотря на все перестройки число домов в Чернецове за все эти годы не уменьшилось, а увеличилось – как говорится, «не благодаря, а вопреки». Это произошло и происходит главным образом за счёт дачников, постоянно обновляющих родительские дома, строящих и покупающих новые, за счёт переезжающих на постоянное жительство в деревню пенсионеров.
Конечно, освоение деревни дачниками никоим образом нельзя назвать возрождением деревни. Это всего лишь болеутоляющее средство, которое продлевает жизнь деревни и переформатирует её в какое-то новое неизвестное пока состояние (сегодня дачники являются основными работодателями в деревне). И всё же это говорит о том, что память о земле, о родине (родиночувствие), а в этом и состоит фото Чернецово Невельский районвесь «пафос» Музея пейзажного наследия, не прошла, не исчезла и в нынешнее технократическое время, она сохраняется у нас, в России, на каком-то глубоком генетическом уровне.
Удивительно, что при ответе на вопрос петербургских социологов «Что больше всего объединяет сегодня русских?» большинство опрошенных респондентов – жителей мегаполиса(!) ответило – «русские просторы». И это вселяет определённые надежды.
Надо сказать, что и среди посетителей Чернецовского музея преобладают горожане, приезжающие в родительские дома.  Они кровно связаны с нашим краем и неизменно проявляют большой интерес к его истории
С нашими дачниками, имеющими, как выясняется, широкие международные связи, часто приезжают в деревню их знакомые из разных городов и стран. Как правило, все они приходят в Музей и очень удивляются, что у деревни была такая большая и сложная история, оставляют очень позитивные  отзывы. Таким образом в Чернецовском Музее побывало много гостей из стран СНГ (Белоруссия, Узбекистан) и дальнего Зарубежья (Черногории и Сербии, Германии, Франции, Италии, Швейцарии, Китая, США).
208Сегодня в Чернецове 100 домов, но зимой 70 из них стоят пустыми. Летом население края возрастает в два или три раза. Среди жителей городов стало модным «вырываться» в деревню и среди зимы в дни новогодних и иных праздников. Всё это говорит о том, что в городах ещё жива генетическая память о малой родине. Живёт и интерес к земле предков, хотя в последние годы появляется несколько иное – тревожное – отношение к деревне среди горожан: «Здесь чистый воздух, река, озеро, хорошая природа. И пока всё это существует мы будем сюда приезжать». По поводу таких концептов (как выражаются современные философы) можно заметить, что в них проявляется идеология некоего внешнего восприятия и отношения к миру, а нам нужны ориентиры для постоянной (и зимой, и летом) жизни в данном нам варианте природы. Чернецовский Музей предлагает такие ориентиры и тем отличается от традиционных краеведческих музеев.
В России существовала интересная традиция – в тяжелые и смутные времена происходил исход «в пространство степной воли», как писал А.Панарин, в таёжные тупики – для божественных созерцаний и обретения Благодати с последующим возвращением в греховный социум и очищение, просветление его на основе новообретённого его понимания и восприятия. Ныне, в эпоху агрессивного Евростиля, нам вновь нужен исход «в пространство степной воли» – в мир деревни.
Выражаю признательность всем, кто в эти годы и словом, и делом помогал Чернецовскому Музею: Главе Невельского района в 90-е годы Владимиру Трофимовичу Юшкевичу, Инне Николаевне 400Репниковой, безвозместно передавшей Музею грамоту Священного Синода с благословением старосте Чернецовской церкви панцирному боярину Якову Смарыге, Виктору Гавриловичу Желамскому, составившему Книгу памяти Чернецовского края, Инне Алексеевне Жуковской, открывшей для нас фотоархив по усадьбе «Канашово» и Чернецовской церкви, корреспонденту «Невельского вестника» Вере Даниловне Стригуновой – автору первой публикации о Чернецовском Музее (1997-й год), Председателю правления общественного движения краеведения «Невельский край» Игорю Михайловичу Снеткову, В.М. Русановой, Н.Б. Русановой, В.П. Королёвой, Л.С. Куксенко, М.Л. Петрович, А.А. Лысенко, С. Гультяеву, И.М. Гультяевой, В.Р.Падзерину
Благодарю уважаемых гостей конференции, откликнувшихся на наше приглашение и готовых выступить на заданную тему, также как и пришедших на конференцию «коренных и приезжих» жителей нашего края.
Надеюсь, что эта встреча поможет нам лучше понять сложную, противоречивую и поучительную историю Чернецовского края – маленького уголка России.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс