Эхо «золотого века» на невельской земле

Автор: Царинкова Валерия, 11 класс МОУ СОШ №1
Руководитель: Курочкина Л. В., руководитель клуба
«Проба пёрышка» МОУ СОШ №1

2016 год

Изящный век давно ушёл…
Но душам время не помеха
И памяти любви большой.
Они ушли. Осталось эхо…
(Л. Курочкина)
Мы назвали нашу работу «Эхо „золотого века“ на невельской земле». Отголоски того блистательного времени мы до сих пор ощущаем в нашем краю. В первой половине 19-го века, «золотого века» литературы и искусства, общество Невельского уезда передавало из уст в уста историю любви представителей богатейших и известнейших семей, — Стефании Радзивилл и Льва Витгенштейна, самых крупных землевладельцев уезда. Они были приближены ко двору, общались с известными представителями русской культуры того периода, такими, как А. С. Пушкин, В. А. Жуковский, К. Брюллов. Такова наша гипотеза. И мы постараемся подкрепить её фактами.
Образ Стефании, притягательный и неуловимый, история любви детей из враждующих семей, Стефания Радзивилл-Витгенштейн. К.Брюловзагадочный образ Льва Витгенштейна, сына героя войны 1812 года и помилованного царём декабриста, недолгий срок их совместного счастья не могли не привлечь внимание современников. И в наше время эхо этой давней истории то и дело будто слышится сквозь века.
Пришло время пролить свет на эту волнующую историю.
Мы хотели бы донести до наших современников историю, которая так волновала умы и сердца в прошлом, тем самым открыть ещё одну страничку истории невельского края, связанную неразрывно с историей и культурой страны в целом.
В ходе исследования мы обратились к литературным источникам: воспоминаниям Долли Финкельмон, внучки М.И.Кутузова, и светской дамы А. О. Россет, книге «Истории невельской жизни», материалам несвижского архива Радзивиллов, художественным произведениям 19-го века и современных авторов.
Исследуя литературные источники и документы периода «золотого века», мы провели историческую параллель и связали судьбы известных людей и художественные произведения с историей и культурой нашего края и невельского общества, обобщили разнообразный и разрозненный материал по выбранной теме.
В 17-м веке Невель был типичным частновладельческим городом. Польский сейм пожаловал литовскому гетману Янушу Радзивиллу «староство Невельское с замком и городом в вечное и потомственное владение». Известно, что в присутственных в Невеле местах висели портреты князя Гиеронима Флориана Радзивилла и его жены. Род Радзивиллов — княжеский род глубокой древности. В Речи Посполитой они занимали очень высокое положение, строили замки, содержали регулярное войско. Самые крупные замки Мирский и Несвижский.
Несвижский замокПоследней из Радзивиллов владелицей невельских земель была княжна Каролина Эмилия Луиза Валерия Стефания Радзивилл, единственная дочь князя Доминика Радзивилла. А последним владельцем невельских земель в мужском поколении был князь Доминик Радзивилл — отец Стефании. В 1812 году Доминик примкнул к Наполеону. Александр I объявил прощение сражавшимся на стороне Наполеона тем, кто сложит оружие. Но Доминик остался при французском императоре. В 1813г. был смертельно контужен и скончался.
Мать Стефании Теофилия Моравская имела скандальную известность в свете и не занималась дочерью. Поэтому пятилетнюю Стефанию взяла на воспитание троюродная сестра её бабушки — вдовствующая императрица Мария Фёдоровна. Стефания воспитывалась в Екатерининском институте в Петербурге. Она оказалась самой богатой невестой Европы. Её муж был вправе рассчитывать на наделы в Литве и Белоруссии общей площадью свыше миллиона гектаров. Когда княжна Стефания вышла замуж за Льва Витгенштейна, то в 1828 году Витгенштейнам стали принадлежать невельские деревни — Великое Село, Заситино, Залоги, Осетки, Каменьки, фольварк Доминиково, имение Топоры.
Стефания Радзивилл осталась в памяти современников не только как одна из самых богатых Стефания Радзивилл-Витгенштейн. А.Брюловженщин России «золотого века», но и как известная красавица, образ загадочный и неуловимый.
С нашим краем связана и судьба старинного германского рода Витгенштейнов. Самым известным представителем рода, пожалуй, был граф Пётр Христианович Витгенштейн — российский генерал-фельдмаршал. Среди его многочисленных владений были и земли в Невельском уезде. В 1812г. имя его было на устах у простого народа и аристократии. Он получил почётное прозвище Герой Петрополя после побед под Клястицами (74 км. от Невеля) и Полоцком. Таким образом, ещё и военная карьера связывает его с нашим краем.
Сын фельдмаршала Лев Петрович тоже был офицером, быстро поднимался по служебной лестнице, стал флигель-адьютантом Александра I, ротмистром государевой свиты. Общаясь с декабристами, был среди вероятных исполнителей теракта — Александра I должны были убить на балу. А. С. Пушкин когда-то прочёл Витгенштейну своё стихотворение «Кинжал». Его строки декабристы и взяли на вооружение.
Царь учел весомые заслуги Петра Христиановича и способствовал тому, чтобы следственный комитет принял оправдательное решение по отношению к его сыну: «Высочайше повелено не считать прикосновенным к делу». Николай I проявил великодушие, и сын командующего остался в его свите флигель-адъютантом.
История любви — это всегда прекрасно и сложно. В этой истории удивительным образом скрестились амбиции и судьбы двух дворянских родов, любовь и рок, смерть и воинская доблесть.
Фрейлина Александра Россет познакомила свою подругу с графом Львом Витгенштейном. Молодые люди, встречаясь на балах, подружились.
Императрица Мария Федоровна очень переживала, чтобы Стефания не отказала Льву, поскольку уважала Витгенштейна-старшего, хотя император был против их брака. А красавица Стефания была завидной невестой. К ней многие сватались. Стефания писала своей подруге: «Представь Людвиг Витгенштейнсебе, дорогая, однажды мы поехали в Архангельское к Юсупову. На другой день я возвратилась к себе, моя комната убрана розами, и записка: «Княжна, позвольте мне принести к вашим ногам свое сердце и все, что я имею». Я ответила: «Князь, благодарю вас за розы, но не могу принять ни вашего сердца, ни ваших роз». (Среди многочисленных владений Юсуповых было и имение в Усвятах).
Лишь граф Витгенштейн сумел понравиться ей. А. Россет так описывает тот момент, когда она поняла, что Стефани приняла предложение Льва Витгенштейна: «Первого января, в день бала… она была в белом платье, а на шее был розовый боа; я заметила, что этот боа очутился в шляпе Витгенштейна. Значит, слово навеки было дано.»
Свадьба состоялась в апреле 1828 года в церкви Зимнего дворца. Посаженной матерью выступала сама Мария Фёдоровна, а посажённым отцом Великий князь Михаил Павлович, брат императора. Граф Велеурский (Виельгорский), гофмейстер, композитор, чьи романсы исполняются до сих пор («Любила я», «Давным-давно») был шафером. Император не явился на церемонию венчания из-за участия графа Витгенштейна в заговоре декабристов. Этим сильно обидел молодых. А.О.Россет в своём дневнике так описывает свадьбу: «Свадьба была назначена в присутствии императорского дома и всех фрейлин, которые были все в белом, и невеста в белом кисейном. Потом накинули на нее великолепный салоп на чернобурой лисице, покрытой белым атласом, и в четвероместной карете, синей, обитой желтой материей, поехали в церковь.» В архиве Радзивиллов в Вильнюсе есть документ — так называемое письмо Марии. Это поздравление Теофилии Моравской со свадьбой её дочери от некой высокопоставленной дамы на французском языке. У нас имеется копия микрофильмированного документа.
После свадьбы молодожёны поселились в доме Гурьева на Фонтанке, который мебелировалСтефания в свадебном платье известный мастер Гамбс. Как вспоминает Александрина Россет, всё было устроено по последнему слову французской моды для гостей, но Стефания сама предпочитала простую пищу и была скромна в быту: «Повар был француз, но для Стефани готовили щи или борщ, жареный, картофель с луком, яичницу, варенье.» Они открыли дом, взяли ложу во французском театре. В своём доме они давали небольшие балы. Лето проводили в усадьбе Дружноселье, где Лев Петрович выстроил новый деревянный усадебный дом, зиму — за границей. Молодые были счастливы и полны надежд. Стефани родила дочь Марию. Затем они поехали во Флоренцию, где она родила сына Петра. Там доктора объявили, что у нее чахотка. В последние дни короткой жизни молодая мать кашляла и слабела. Однажды вечером она принарядилась — была в розовом капоте, покрытом кружевом, закашлялась и сказала мужу: «Луи, сделайте мне гоголь-моголь» и спокойно заснула, склонив голову на плечо любимого. Её подруга пишет: «И как короток был век этого милого существа! ….» По завещанию она оставила мужу все свое огромное состояние, по 10 000 служанкам и подруге, бриллианты свои она завещала дочери Марии.
Из дневника Александрины Россет: «В отчаянии отправился бедный вдовец с двумя детьми, Машей и Петром. Дети не чувствовали, чего лишились, и ласкали неутешного отца, когда он заливался горькими слезами.» Имение Дружноселье стало последним приютом Стефании. Лев заказал А. Брюллову проект костёла-усыпальницы для любимой жены. Мы и сейчас можем найти остатки имения Витгенштейнов в Гатчинском районе. Узкая аллея в окружении вековых лиственниц выдает дворянскую усадьбу. Среди заглохшего парка вдруг возникает здание необычной круглой формы. Даже в полуразрушенном состоянии оно поражает своей величественностью и теплой аурой на фоне окружающего запустения. Это надгробие красавицы Стефании.
Лев Витгенштейн большую часть жизни жил за границей, где приобрёл графство Сайн — бывшее родовое поместье Сайн-Витгенштейнов, и до конца дней тосковал по Стефани. После его смерти сын Петр получил право на владение литовскими и белорусскими поместьями, потом его наследницей стала сестра. Муж Марии был канцлером Германии. По российскому закону 1887 г. иностранцы, имевшие владения в Российской империи, должны были либо принять российское подданство, либо продать владения. Эти обстоятельства заставили семейство Гогенлоэ-Шиллингфюрст, которое не могло изменить подданство, продать российские владения. Среди них и невельские поместья.
А.С.Пушкин был знаком со Стефанией, танцевал с ней на балах. А. Россет пишет в дневнике: «Я сказала в мазурке Стефани: „Выбери Пушкина“. Она пошла. Он… прошелся с ней по зале, потом я его выбрала.»
В своём стихотворении «Паж или пятнадцатый год» (1830г.) поэт называет её богиней, «варшавской графиней», дивится её красоте и уму:
Вели она — весь мир обижу,
Пройду от Стрельны до Парижу
Один, пешком иль на коне…
Стефания интересовалась политикой, литературой, знала пушкинского «Онегина». Разговор А. Костел Святой СтефанииС.Пушкина со Стефани на балу: «Они медленно плыли в танце по бальной зале посольского особняка на Дворцовой. Давала небрежный вечерний прием с танцами Элиза Хитрово-Тизенгаузен, «урожденная княжна Кутузова-Смоленская», как она любила тщеславно подписываться всюду, упоминая имя великого отца своего — полководца М. И. Кутузова.
— Вам, должно быть, радостно оттого, что увидите Париж, Рим?
— Нет, вовсе нет, Александр Сергеевич. Но и на месте не сидится. Как Вашему Евгению! — ответила графиня.»
Известный поэт и переводчик 19 века, автор романса «Вечерний звон» Иван Иванович Козлов посвятил Стефании стихотворение, в котором будто бы написал её портрет: красавица с «младенческой душою, участница в чужих бедах»:
Твоя безоблачная младость
Цветет пленительной красой;
Ты улыбаешься, как радость,
Ясна и взором и душой.
Нельзя не упомянуть о Д. Фикельмон, ведь именно благодаря её салону и воспоминаниям мы многое узнаём об известных людях того времени. Дарья Федоровна, (Долли), была внучкой Михаила Илларионовича Кутузова. Вышла замуж за австрийского посла графа фон Фикельмона. В 1829 г. их семейство разместилось в роскошном особняке на Дворцовой. Она открыла салон, куда стремился попасть весь цвет Петербурга: поэты, музыканты, художники. Любимцем салона оказался А.С.Пушкин. Здесь хорошо знали Стефанию и её мужа. «Графиня Витгенштейн — высокая, стройная, с тонкими и нежными чертами, скромный, кроткий вид, бескрайне учтива, застенчива и очень молода…. Она — олицетворение душевной чистоты и счастья».
Наиболее многочисленные воспоминания о Стефании Радзивилл оставила её подруга Александра Осиповна Россет. Она знала Стефани с детства по Екатеринискому пансиону. Воспоминания Россет — один из важнейших и интереснейших документов русской истории.
Вот некоторые штрихи к портрету Стефании, согласно её дневнику.
На церемонии по случаю окончания института благородных девиц. «Императрица сама… раздавала медали. Стефани Радзивилл получила вторую золотую. … Начальница повезла нас в Зимний дворец, где нас представили как будущих фрейлин императрицы Александры Федоровны.»
Александрина узнала, что Стефанией интересовался офицер, который постоянно старался проезжать мимо дачи императрицы. «Это граф Луи Витгенштейн». «Какой он красавец!»
Таким образом, благодаря дневникам А. Россет, перед нами живой образ Стефании.
Россет знала также и о семейной легенде Радзивиллов, которая гласила, что призрак дамы в чёрном появляется в Несвижском замке, предвещает смерь представителям рода Радзивилл, видящим её. Считалось, что отец Стефании незадолго до смерти видел чёрную даму и погиб в 27 лет. Видела даму и Стефания, и умерла в 22 года…
Образ Стефании Радзивилл-Витгенштейн был известен нам долгое время лишь со слов современников. И все-таки не оставила нас прекрасная Стефания. Символично, что ко дню свадьбы Стефании и Льва, к 185-й годовщине, впервые был представлен публике её портрет работы К. Брюллова из частной коллекции. Потом в замке Шиллингсфюрст была обнаружена миниатюра — портрет Стефании работы А. Брюллова. С братьями Брюлловыми семью Витгенштейн связывала дружба. В США в частной коллекции хранится портрет Стефании в свадебном платье кисти неизвестного художника. Итак, образ прекрасной Стефании стал проявляться из небытия.
Такая резонансная история не могла быть неизвестной и неинтересной невельскому обществу. Дом в ДружносельеЭто, конечно, только наша гипотеза, но мы постараемся привести доводы в её пользу. Землевладельцы Невельского уезда являлись просвещёнными людьми, многие служили в столице, общались с представителями высшего общества.. Например, герои и участники Отечественной войны 1812 года могли интересоваться историей Стефании и Льва, так как Л. Витгенштейн был сыном прославленного фельдмаршала. Приведём лишь некоторые имена:
— Вилинбахов Иван Афанасьевич (1794—1828) — государственный деятель, герой Бородинской битвы, Вилинбахов Петр Афанасьевич (1786-..?) — уездный предводитель невельского дворянства.
— Жуковский Михаил Степанович — владелец имения Канашово, государственный деятель, участник антинаполеоновских походов, друг А. Грибоедова.
— Потёмкин Александр Михайлович — герой Бородино. Владелец 5 тысяч десятин земли в Невельском уезде. В Усвятах по наследству от матери Татьяны Васильевны Потёмкиной, (Юсуповой во втором браке) получил имение. Его мать была женой князя Николая Борисовича Юсупова, одного из самых богатых людей своего времени. Князь входил в круг московских знакомых А. С. Пушкина. Александр Сергеевич общался и с их сыном — Борисом Николаевичем, братом А. М. Потёмкина по матери, который, по свидетельству А. Россет, делал предложение Стефании Радзивилл. На улице Миллионной в Петербурге в доме А. М. Потёмкина собиралось высшее общество, в том числе и царская семья, значит, и фрейлины императрицы.
Мы не можем на сто процентов подтвердить нашу гипотезу, но напрочь опровергнуть её тоже нельзя. Значит, она имеет право на существование. Кроме того, эхо «золотого века» в нашем крае звучит и поныне. Прекрасной Стефании посвятили свои стихи и романсы наши современники. Это ли ни доказательство нашей гипотезы.
«Лишь след остался от нея…» — написала литературовед С. Макаренко в своём стихотворении про нашу героиню. След… А это для истории уже немало.
Мы обобщили и проанализировали разрозненную информацию и постарались донести до современников историю, которая могла волновать умы и сердца наших земляков в прошлом, тем самым, открыв ещё одну страничку истории нашего края. Мы также хотим привлечь внимание общественности к проблеме сохранения разрушающихся «дворянских гнёзд» в Дружноселье, Канашове, Усвятах, мест, которые не только являются памятниками архитектуры и паркового искусства 19 в., но и хранят память о прошлом, о людях и событиях.
Не осталось материального следа той эпохи в наших краях, лишь только «эхо» блистательного века всё ещё улавливается теми, кто интересуется историей и культурой родного края. Но теперь, как мы полагаем, оно будет звучать громче, подкреплённое нашим повествованием, и обязательно найдёт отклик в сердцах наших современников.

Литература:
1. Брокгауз и Ефрон; ОИ; Сытин. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. Ч.4, — М., — 1840; т. 2, — М., — 1991.
2. Герои Отечественной войны 1812 г. — М., — 1999. — С. 380.
3. Гоголь Н. В. О поэзии Козлова / Гоголь Н. В. Полн. собр. соч., т. 8, — М.-Л., — 1952.
4. Дурново Н. Д. Дневник. //Знамя, — 1987, — №8, — с. 169.
5. Иванов Е. П. Сборник документов и материалов по истории Псковского края (9 — 20 вв.). — Псков, — 2000.
6. Колондук В. Ю. Истории Невельской жизни. — Великие Луки: ООО «Великолукская типография», 2014.
7.История русской литературы XIX века. Библиографический указатель, под. ред. К. Д. Муратовой, — М.-Л., — 1962.
8. Коздов И. И. Полное собрание сочинений. — С-Петербург: Издание А. Ф. Маркса, — 1892.
9. Лит. Национальный исторический архив республики Беларусь. Фонд 1430, опись 1, ед. хр. 54150. Минск.
10. ЛГИА, фонд №1280 — «Радзивиллы, князья», ЧАСТЬ 2 1529—1922 гг. Свидетельство о рождении кн. Стефании Радзивилл. 1810 г., пол., лат., д. 10, Д. 204 Письмо Марии.
11. Макаренко С. Воспоминаний свиток длинный…, — 2003.
12. Невельская старина. Сост. Л.М.Максимовская, — СПб.: Акрополь, — 1993.
13. Основные ревизские сказки по Витебской губернии. Национальный исторический архив Беларуси в г. Минске. Проект ХРОНОС. на 2-х доменах: www.hrono.ru и www.hronos.km.ru,редактор Вячеслав Румянцев.
14. Пушкин А. С. Полное собрание сочинений. — М., — 1967.
15. Розов Н. Г. Дворянские усадьбы. Ожерелье псковской земли. — Великие Луки: изд. –во С. Маркелова, — 2011.
16. Смирнова-Россет А. О. Дневник. Воспоминания. — М.: Наука, — 1989.
17. Соколов П. П. Воспоминания. — Ленинград, —1930, — с. 49.
18.Список землевладельцев Невельского уезда. / Памятная книжка Витебской губернии на 1878 г., — Витебск, — 1878, — с.332—339.
19. Турчин В. С. Портретист Петр Соколов 1791–1848. / Русский камерный портрет. — М., — 2003, — С.8.
20. Фикельмон. Д. Дневник 1829—1837. Весь пушкинский Петербург, — 2009.
21.Филиал Псковского областного государственного архива. Великие Луки. Фонд 784, опись 1., ед. хр. 4. Дело «Невельское рекрутское присутствие».
22. Чижова И. Б. Блистательный Петербург в акварелях Соколова. — СПб., — 1999.
23. Наследство княжны Радзивилл. [Электронный ресурс] — URL: http://news.tut.by/culture/323193.html
24.http://pushkin.niv.ru/pushkin/vospominaniya/vospominaniya-83.htm

О, как пленительно и близко…
(Л. Курочкина)
О, как пленительно и близко
Порой то, что было не с нами.
Мерцает в дымке серебристой
За вдаль ушедшими веками.
Вот тонкий профиль среди строчек
И стих в альбом прекрасной даме.
Высокий стиль, летящий почерк…
Как жаль, что было то не с нами!
И загнан конь лишь взгляда ради,
Одной улыбки лишь той самой,
Чей профиль на полях тетради,
Кому свой пылкий стих писал он.
Её рука в перстнях дрожала,
Платок из кружева роняя…
А зала вся в свечах, сияла,
Его надеждой награждая.
Любовь ему дороже жизни.
И секундант шаги считает…
Честь — никому, а жизнь — Отчизне
Готов отдать и милой даме.
Раскрыт рояль, колдуют звуки
В душе, в ночи прелестной майской.
Танцуют вальс, целуют руки…
То было в жизни, а не в сказке.
О, как непостижимо близко
Та быль, похожая на сказку!
«Век золотой» в сердца проник к нам,
Как ностальгия о прекрасном.
«Она была обаятельна редкостно, умна, добра и столь невинным казался сам её возраст и её лицо, всегда озарённое мягкою, чуть печальною улыбкою, что невозможно было никак и вообразить, что к своим 20 с небольшим годам Стефани, как называли её в свете и при Дворе, изведала и поняла сердцем своим такое, что и не приснилось бы и в страшном сне самому искушённому мудрецу и сердцеведу»
(С. Макаренко «Небрежный образ для романа»).

К портрету Стефании Радзивилл–Витгенштейн
(Лариса Курочкина)
Перчатки, веер, шелест платья,
Вуали дым, и туг корсет…
Из прошлого вдруг показался
Загадочный её портрет.
Аксессуары и предметы —
Изящества ушедший век.
У ног влюблённые поэты,
И в обществе велик успех.
Но так сияюще печальны
Под веером ресниц глаза!
Хранят следы какой-то тайны
И глубоки, как небеса.
Как красота её бездонна,
Так же безмерна и печаль.
Она как светлая мадонна
Средневекового холста.
Эта прекрасная полячка
Слыла любимицей двора,
Обворожительно прекрасна,
Любимой фрейлиной была.
Но отчего глаза-озёра
Полны печали неземной,
Предчувствий смутных и укора?
Ей было не понять самой.
Что предназначено судьбою? —
Любовь как вспышка, малый срок.
И не вольна она собою,
И краток век, и горек рок.
Et rose, elle a vécu Ce que vivent les roses: L’espace d’un matin. (Роза, она прожила столько, сколько живут розы: одно утро.)

Она была роза (Посвящение Стефани Витгенштейн)
Л. Курочкина
Она была роза — само совершенство.
Какая-то тайна среди лепестков.
Чистейше нежна и без тени кокетства —
Небесное чудо средь прочих цветов.
О, хрупкая роза в жемчужинах утра!
Росинки, на свежих дрожа лепестках,
Шептали о счастье. Но грусть почему-то
Она источала совсем не цветка…
Она была роза… Как век её краток!
Всего одно утро. И лишь аромат
Остался божественный в памяти сладок.
Ей место всегда было лишь в небесах.
Умильно таинственна тихая прелесть —
Так с кроткой улыбкой увяла она.
Она была роза, которой не встретить!
О, редкая роза, тиха и бледна.
Она была роза…
Романс
Роза ли, душа ли…
А мелодия нежна.
Роза на рояле…
С ним сегодня лишь луна
В сумеречной зале.
И летят в подлунный сад
Среброкрылым звуком
Его сердце и душа,
И любовь, и мука.
Вдаль, туда, за грань стекла,
За иные грани!
Так пронзительно светла
Песнь его печали.
Так хрупка, как зыбкий свет…
Тихо свечи гаснут.
Стих рояль. А сердце — нет.
Звуков след остался.
Ведь рояльную струну
Наполнял он светом,
И казалось: всё верну
Силой чувств и сердца…
Равнодушная луна…
В опустевшей зале
Властвует всем тишина,
Жестока ли, нежна ли.
И лучом обнажена
На плече рояля,
Беззащитна и нежна
Роза ли, душа ли…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс