Еврейская община в Невеле: от прошлого к настоящему

Автор: Абакарова Виктория, 11 класс МОУ СОШ №5 г. Невеля
Руководитель:
Аршинова В. Н., учитель истории МОУ СОШ №5 г. Невеля
2014 год

Мир вместе с обществом, окружающим нас, сегодня очень разнообразен. В основном мы живем, не задумываясь, кто и как живет рядом с нами. Долгое время Невель был городом с преобладающим еврейским населением. Для того чтобы пополнить знания о своей малой родине, мы должны знать и помнить историю жизни евреев в Невеле. Актуальна эта работа тем, что только зная и уважая культуру народов, живущих рядом с нами, прививается и воспитывается истинная толерантность каждого из нас.

От прошлого к настоящему
Проблема, обозначенная в названии исследования, изучается достаточно широко, поэтому существуют разнообразные печатные материалы (книги, рукописи, интернет-ресурсы), с многими из которых я познакомилась в процессе своей работы. Немаловажными для меня стали и личные беседы с членами еврейской общины и представителями еврейской национальности.
Проанализировав прочитанную литературу, я выяснила что численность еврейской диаспоры в Невеле с момента начала переселения в Невельские земли, т.е. с середины XVII века по 1916 г. постоянно увеличивается до 14000 (72,5%) человек. За период 1765—1850 гг. еврейское население Невеля возросло почти в десять раз. Это было связано с правительственной политикой, которая предписывала выдворение евреев из сельских местностей и насильственное их переселение в города. Рост численности с 1850 по 1916 годы связан преимущественно с природным приростом, который обуславливался нововведениями энергичных молодых докторов Юдина и Скачевского, что привело к резкому снижению смертности, особенно среди детей. По переписи 1920 года численность евреев по отношению к 1916 году уменьшилась, что связано с эмиграционным процессом, но по прежнему составляла более половины населения. Перед Великой Отечественной войной еврейское население насчитывало 3176 человек, то есть более 60%. Таким образом, мы видим, что 2 века еврейское население в Невеле было преобладающее. Это отложило отпечаток на все стороны жизни города: на хозяйственную, духовную и на внешний облик города.
Проиллюстрировать занятия еврейского населения можно с помощью записи в дневнике великого князя Николая Павловича, впоследствии царя Николая I, проезжавшего по Белоруссии в 1816 году (Невель был уездным городом Витебской губернии): «Здесь евреи все: купцы, подрядчики, арендаторы, мельники, перевозчики, ремесленники». [7] Более подробную картину о занятиях невельских евреев в конце XIX века даёт Менахем-Мендель Хейн, сын Невельского раввина Переца Хейна и сам раввин.
Торговлей занималось до 400 еврейских семей.
Особенно большое внимание и во всей литературе о Невеле, в воспоминаниях уделяется М.В.Юдинаеврейской культуре, её духовности. В конце жизни великая пианистка Мария Вениаминовна Юдина, родившаяся и выросшая в Невеле, писала «о еврейском быте в маленьком городе, о дивном сиянии свечей в пятницу в каждом самом бедном доме, не утратившем духовной связи с сокровищницей Ветхого Завета, Праотцами и Пророками, о юношах в длинных лапсердаках, опускавших глаза при встрече с любой женщиной из семей „хасидов“, то есть именно наиболее одухотворённой ветви израильского народа». [1]
По словам Л. В. Пумпянского (1891—1940), одного из основателей Невельского научного общества «еврейская культура есть главным образом религиозная духовная культура». [1] И эта культура прививалась с самого раннего детства, с самого раннего детского уровня памяти шло осознание себя среди людей в своём городе, себя — как части своего народа, себя — говорящим на родном языке. Подтверждением этого служат воспоминания философа М. И. Кагана о Невельском детстве.
В этом особом еврейском просвещении и лежит понимание того, почему простые, необразованные люди, как, например, балаголы — извозчики-евреи проявляли наличие духовного интереса и могли вести рассказы о Толмуде, а мальчишки жалели своих сверстников — русских, что они не знают библейские рассказы, и у них нет тех героев-предков, которые есть у еврейских детей. [1]
Культурная жизнь евреев в начале XX века в Невеле была очень насыщенной, в достаточной степени автономной, отличалась характерной духовной наполненностью.
В двадцатые годы XX века в Невеле работал еврейский клуб имени Гроссера, еврейский драматический кружок, театр, еврейская библиотека, две еврейские школы 1-й ступени.
В конце 30-х годов были разрушены почти все синагоги. Еврейское образование стало нелегальным, но не прекратилось.

Бахтин Гутман Гурвич Пумпянский Каган Невель
Довоенный Невель был в основном еврейским городом.
О количестве жертв в Невеле во время оккупации в разных источниках даны разные цифры. В книге Альтмана И. А. «Жертвы ненависти» указано, что в двух гетто были расстреляны 1200 и 200 евреев. В других источниках можно встретить цифру 800 человек. Из них, по спискам музея истории Холокоста, известны около 400 имен. Из публикации «Голубая дача. Памяти жертв Невельского Холокоста» известно более 1000 фамилий.
В Невеле на месте захоронения поставлен памятник, посвящённый жертвам Холокоста. Первый создавался сразу после войны в 1947 году, и нес на себе отпечаток советской идеологии. Мемориал на Голубой Даче, открытый 16 июня 2004 года, включает в себя еврейскую символику — кованый семисвечник — менору, высотой более двух метров и памятные обелиски — Гранитные камни с высеченными на них поминальными строками на иврите и русском языке. (Автор — кузнец-художник Леонид Ржевский). Эти памятники создавали евреи: первый — вернувшиеся в Невель из эвакуации и фронтовики, уволенные из рядов Красной Армии после окончания войны, второй — современная еврейская община, на свои средства. [9]
К нашему времени еврейская культура угасла. Исчезновение еврейской культуры в городе, входившем в черту оседлости, — это результат не только бегства и гибель тысяч евреев в момент Великой Катастрофы, так евреи называют геноцид 40-х годов, но и государственной политики Советского государства: атеизм, сворачивание курса на развитие национальных языков и культур. Особого размаха с конца 40-х годов национальная нетерпимость достигла в отношении представителей еврейской нации.
В Невеле и по всей Псковской области не осталось еврейских школ и синагог, не слышна еврейская речь. И только рисунок Бржушкевича Казимира Эдуардовича, сделанный им по памяти в 2004 году для книги Людмилы Мироновны Максимовской «Ключи от старого дома», дает нам представление о том, как выглядела одна из еврейских синагог в Невеле в 20-е годы XX века. Да язык города вобрал в себя и ныне различимые еврейские интонации и вкрапления, заметные теперь только учёному — лингвисту. [3]
Но невозможно полностью искоренить народ там, где он жил веками. Так с конца XX века начала возрождаться еврейская община. О её деятельности в настоящее время я узнала от Лилии Михайловны Креславской, 1948 года рождения. Она — координатор Великолукского еврейского благотворительного центра.
В 1990-е годы из Невеля выехало около 100 евреев в Израиль, Германию.
Сейчас община состоит из 50 человек. Основная работа благотворительного центра помощь пожилым людям, пережившим войну, продуктами, медикаментами и делами по дому, М.И.Каганобщение, сопровождение по общественным участкам. Спонсорами являются Международные организации. По программе «Сорель» был организован проект помощи Израиля.
В 2011 году Псковскую область посетила передвижная «синагога на колесах» из Москвы. Возглавлял делегацию сын главного раввина Берл Лазара. Они посетили мемориал на Голубой даче, встретились с членами общины. Для евреев Невеля это было приятным общением.
До последних лет было принято в Невеле собираться в одном доме и отмечать праздники с соблюдением всех традиций. В конце декабря 2013 года Великие Луки являлись организаторами и спонсорами праздника Ханука, где встретились невельская и великолукская общины.
Живут ещё в Невеле родственники тех, кто похоронен на Голубой даче, в чьих жилах течёт кровь героев-предков, которыми так гордились еврейские мальчишки.

Праздники и традиции
Из разговора с Л.M. Максимовской и прочтения её книг, а также от Л. М. Креславской мне удалось узнать о некоторых еврейских традициях.
Суббота — обязательный выходной день. Летоисчисление идёт по календарю от сотворения мира.
Сегодня люди живут, лишь придерживаясь основных традиций, поздравляя друг друга с праздниками, несмотря на то, отмечаются ли они или нет.
Одной из старинных традиций народа считается благотворительная помощь. О том, как это осуществлялось в начале XX века, мы узнаем из воспоминаний М. В. Юдиной. Здесь же узнаём о мистическом еврейском числе — 18. Это отражение области знаний в еврейской культуре гематрия: каждому слову — числовое значение. 18 — хай — живой. Если Бог спас человеку жизнь, то ему надо давать в общину жертву — цдака — с числом 18 (18—180—1800).
Л. М. Максимовская рассказала о празднике Пурим. Пурим — это еврейский праздник, который больше всего напоминает карнавал. Он падает на четырнадцатый день месяца Адар — по григорианскому календарю обычно в феврале или в марте. Праздник посвящен знаменитому избавлению персидских евреев от своего угнетателя Амана. Пурим — праздник, любимый и детьми и взрослыми. Мудрецы заповедали обмениваться подарками, организовывать пышные застолья и пили вино. Народная традиция добавила костюмированные представления и карнавалы… Слово «Пурим» образовано от слова «пур», означающего жребий. Жребий является проявлением воли Создателя, его результат не предсказуем… Понадобилось много «случайных» совпадений, в результате которых еврейский народ был спасен, а его враг посрамлен.
Л. М. Креславская дала информацию о двух праздниках — Ханука и Песах. Восемь дней Хануки начинаются 25-го кислева. «Во время Второго Храма греческие завоеватели издали указы, направленные на искоренение еврейской веры, уничтожение тех, кто изучает Тору и исполняет ее заповеди. Они также наложили руки на богатство евреев и на их дочерей, задавив тяжелым гнетом. Враги прошли в Храм, разрушили во многих местах его стены и осквернили его святыни. Сжалился над народом Бог их отцов, избавив его от гнета захватчиков…» В этот праздник люди зажигают свечи в память о чуде свечей Меноры и о чуде победы.
На время Песаха еврейский дом очищается от хамеца — изделий из дрожжевого теста и всего, из чего оно может быть сделано. Маца (хлеб бедности), которую евреи на протяжении семи дней праздника едят вместо хлеба, служит напоминанием о выборе, который сделали отцы, оставляя «дом рабства» (Египет), об их поспешности — тогда даже тесто не успело закваситься… В первую и вторую ночь Песаха вся семья собирается за праздничным столом. Читают Агоду — повествование об освобождении. Каждый из участников трапезы выпивает четыре бокала вина (или виноградного сока), ест мацу. …В установленные моменты все одновременно едят мацу и горькую зелень. Каждый должен почувствовать горечь рабства и величие освобождения… [8]
Изучив историю основных еврейских праздников Херум, Ханука и Песах, я пришла к выводу о том, что еврейский народ через эти традиционные праздники передаёт поколениям свою древнюю историю. Это сплачивает нацию. Я не нашла им аналогов в русских праздниках.
Самой молодой традицией евреев города Невеля является День Памяти жертв Холокоста 6 сентября. Каждый год в этот день на мемориале Голубая дача проходит памятный митинг, возложение цветов и игрушек к могилам, читается кадиш — молитва о погибших. Но приходят сюда и в другие дни, и, конечно же, в их традиционный поминальный день 9 ава (5 августа).
В традиционной кухне отсутствует свинина. Блюда евреев нашей местности: фаршмак, штрудель — рулет с изюмом, орехами и корицей, нудол — домашняя лапша, печеночный паштет, гефилтефиш — фаршированная щука, циммес — сладкая морковь, тушеная в молоке, латкис — драники, грибенес — утиные или гусиные шкварки, кнейдлох — бульон с клоцками, тейглах — конфеты из теста. Праздничными блюдами считаются начиненная шейка птицы (начинка: лук, шкварки, мука, перец, жир, соя), лейких (пирог на простокваше со сливой или сливовым вареньем), гоментаги (для Пурима).
Изучив историю развития еврейской общины в Невеле, я выяснила, что до 1941 года население города состояло преимущественно из еврейского народа. Я убедилась, что в период царской России еврейская диаспора, составляющая более 70% населения, играла ведущую роль в развитии не только торговли и ремесла, но и духовной жизни. Об этом свидетельствуют воспоминания и наличие большого количества синагог, еврейских школ.
Культурная жизнь евреев в начале XX века была очень насыщенной, отличалась характерной духовной наполненностью. В период с 1918 до конца 30-х годов численность еврейской диаспоры уменьшилась, но по-прежнему составляла более 50%. Это время оставило неизгладимый след во всей культурной жизни города
Война изменила облик города, фактически убрав основную массу населения евреев, а вместе с ними ушли те своеобразные черты, которые приносил этот народ в жизнь Невеля. Но и сегодня оставшаяся часть населения евреев старается поддерживать традиции своего народа, хранить память о прославивших их и погибших.
Таким образом, мы видим, что наличие черты оседлости оказалось счастливым обстоятельством для маленького провинциального города Невель.

Литература:
1. Казюлин Н. Невель. Биографический словарь. — Великие Луки: Великолукская городская типография, — 2004.
2. Кокарева С. О. Витоль Н. Ф. Холокост в Себеже и Невеле: сравнительная характеристика. (рукопись
3. Максимовская Л. М. Наш город Невель… Еврейский Невель конца XIX — начала XX вв. в мемуаристике. (рукопись)
4. Максимовская Л. М. Ключи от старого дома. — СПб.: Лема, — 2012.
5. Максимовская Л. М. Голубая дача. Памяти жертв Холокоста. /Невельский сбор¬ник. Выпуск 9. — СПб.: Акрополь, — 2004.
6. Невельская старина. Сост. Л.М.Максимовская, — СПб.: Акрополь, — 1993.
7. http://www.votpusk.ru/country/dostoprim_info.asp?ID=7493
8.http://www.calend.ru/holidays/0/0/509
9. http://www1.yadvashem.org/yv/ru/index.asр- музей Яд Вашем

Приложения:

Из воспоминаний раввина Менахема-Менделя Хейна, сына Невельского раввина Переца Хейна о занятиях невельских евреев в конце XIX века: «Братья наши зарабатывали у крестьян соседних деревень, будучи в большинстве своем лавочниками всякого рода, а некоторые находили заработок в пустом воздухе, покупая и продавая все, что попадало им в руки. Было и несколько крупных купцов, торговавших кожей, овчиной, щетиной, льном и тому подобными товарами — это были типичные местные занятия. <…> В руках наших братьев в городах были многочисленные шинки и корчмы. <…> Ремесленники были: плотники, портные, сапожники, шапочники, кузнецы, но среди наших братьев ты не нашел бы строителя, который умел бы тебе построить дом. <…>
Значительному числу хорошо жилось от рыбы, которую они в больших количествах ловили в огромных озерах, окружавших город. <…>. Большинство рыбаков занималось снабжением рыбой Витебска; зимою оборот достигал тысяч рублей. В те дни еще не было в городе железной дороги, вся торговля с Витебском велась на возах.
Днем и ночью по царской дороге из Невеля в Витебск тянулись длинные караваны возов на лошадях, тяжело нагруженных всевозможными грузами». [1]

Воспоминания философа М. И. Кагана (1889—1937): «Детство я провел в Невеле, где поселились мои родители, когда мне шел второй год. Первые определенные воспоминания у меня начинаются с трех лет: свершается обычный в еврейской религиозной семье обряд первой стрижки волос мальчика. <…> В синагоге я бывал с самого раннего детства, но с трех лет помню свою определенную связь с синагогой, не только с той, где трижды в день — утром, вечером и после заката — молятся, но, главным образом с той, где днем мальчики — от 5 до 16 лет — учатся у раби — еврейского учителя еврейским знаниям. Настойчивое мое желание стать школьником исполняется, с трех лет отроду я становлюсь хедерником. Школа находится в синагоге за домом моих родителей. Занятия идут с 8—9 часов утра до 7—8 вечера. Большую часть времени младшие дети играют, никто из взрослых играми не руководит. <…> Взрослые в это время в другом углу были заняты изучением того или иного теологического трактата.» [1]

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс