О чем рассказал старый дом…

Исследование жизни и быта невельчан начала XX века на примере частной жизни семьи Скачевских

Автор: Храбрый Максим, 9 «А» класса МОУ «Гимназия г. Невеля»
Руководитель: Петрова О. В., учитель русского языка и литературы
2014 год

Ничего не боялся я столько,
как жить в городе без истории,
преданий и памятников.
А. Григорьев.

Дом… Словарь С. И. Ожегова дает нам такое определение: «Жилое здание, свое жильё, а также семья, люди, живущие вместе, их хозяйство». Много это или мало? Какие тайны хранит старый дом? Я задавался такими вопросами, бывая в гостях у Михайлова Ивана Петровича. Он живет в городе Невеле, на улице Ломоносова, дом 21. Этот дом отличается от соседних домов и по архитектуре, и по тому, что находится в глубине от дороги. Такая своеобразная городская усадьба…

Я узнал, что это дом легендарного земского доктора В.П.Скачевского, первого главного врача Невельской земской больницы. И стены старого дома по улице Ломоносова хранят историю не только семьи Скачевских, но и помнят историю города. Каждое деревце на участке, каждый изразец на печи могут нам рассказать о ней.

Источники и историография

Скачевский Валентин Павлович

Скачевский Валентин Павлович

Надпись на больнице «Земская больница 1915 год»… О том, что такое земство, какое отношение оно имеет к медицине, я узнал из Викепедии. Мемориальная доска на нашей больнице посвящена замечательному хирургу В.П.Скачевскому. О нем я узнал, прочитав статью Л.М.Максимовской «Петербургские Встречи (разговоры с О.В.Скачевской)». В ней — фрагменты биографии Валентина Павловича и воспоминания его дочери о Невеле. Именно на эти воспоминания мы и будем опираться в своей работе.

Биографию В. П. Скачевского обобщила выпускница МОУ СОШ №1 М. Алиева в своей научно-исследовательской работе «В.П.Скачевский».

Статья В. П. Скачевского о лесной школе В.И.Преснякова в Невельском сборнике дает представление о В.П.Скачевском, как об исследователе и человеке, который занимался наукой. А статья «Светлый уголок. Заметки В. П. Скачевского» в газете «Молот» от 2 августа 1920 г. говорит нам о нем, как об очень душевном и тонком человеке.

«Невельское детство. Воспоминания Д. С. Переверзева» опубликованы в Невельском сборнике N13. Они о впечатлениях о Невеле, родительском доме, оставшихся в душе внука знаменитого доктора.

Есть книги, повествующие о Невеле начала 20 века. Петкевич Т. В., наша землячка, рассказывает о нем в своей книге «Жизнь — сапожок непарный». «Последний более или менее подробный очерк невельской истории был опубликован в 1925 году невельскими учителями, и выросло целое поколение горожан, для которых Невель был городом без истории, точнее, история его началась с 1917 года».

Однако ни в одной из этих книг не проведена параллель между предметами домашнего обихода и историей города, частной жизни невельчан. «Невельскую тему» начинает известный краевед, директор Музея истории Невеля Л. М. Максимовская в книге «Ключи от старого дома». В ней автор повествует о своем родительском доме на берегу реки Еменки. И через историю своей семьи, своего Дома — об истории Невеля тоже. История семьи Людмилы Мироновны интересна и многогранна. Прочитав книгу, узнаешь о жизни невельчан и судьбе страны. Конечно, быт семьи Скачевских порой разительно отличался от быта «простых» невельчан. Но суровый 20 век отразился в судьбах всех семей. Наша работа — небольшой вклад в описание жизни Невеля начала 20 века.

Некоторые факты биографии первого земского доктора В. П. Скачевского

Родился Валентин Павлович Скачевский в 1883 году в Тамбовской губернии, городе Борисоглебске (ныне это Воронежская область). Учился он великолепно и окончил гимназию с золотой медалью. В совершенстве знал несколько языков, с детства свободно владел французским и немецким языками, виртуозно играл на фортепьяно. После гимназии молодой Скачевский поступил на медицинский факультет Московского университета. Валентин Павлович избрал совсем нелёгкую профессию хирурга. В 1911 году его оставляют в ординатуре профессора Спасо-Кукоцкого для усовершенствования в выбранной профессии. В это же время Скачевский встречает молоденькую девушку из многодетной семьи. В 1910 году в молодой семье рождается первый желанный ребёнок — Оленька, Ольга Валентиновна Скачевская.

Дом по улице Ломоносова, 21 (бывшая ул. Спасская, потом Бебеля, Сталина)

Дом № 21 по улице Спасской (Ломоносова)

С 1913 г. вся жизнь и работа Валентина Павловича Скачевского была связана с городом Невелем и невельчанами. Валентин Павлович в 1915 году начал строительство своего собственного дома по улице Ломоносова д. 21. (До этого времени семья снимала этаж дома по ул. Рошаля). «Архитектура нашего дома настолько отличалась от невельской, что девочки у меня спрашивали: «Твой папа граф или князь?», — вспоминала дочь Валентина Павловича, Ольга Валентиновна.

Валентин Павлович построил свой дом с балконом на втором этаже. Соседями Скачевских издавна была семья Файнштейнов (дом №23 по ул. Ломоносова) Во время Великой Отечественной войны их дом был разрушен. Соседи оказались в буквальном смысле слова на улице. Валентин Павлович отдал второй этаж своего «замка» для восстановления соседского дома. И сейчас этот «второй» дом благополучно стоит на своем фундаменте, в нем живут внуки тех Файнштейнов, Борис и Михаил.

В.П. Скачевский с детьми

В.П. Скачевский с детьми

Обстановка в доме Скачевких, по воспоминаниям детей, была довольно скромная. В гостиной стоял рояль около окна, на котором всегда лежали великолепные атласы издательства «Маркс», также располагались два плюшевых кресла, шкаф из красного дерева, красивый торшер и на полу шкура медведя. Рояль в доме не стоял без дела. Валентин Павлович Скачевский очень любил серьезную музыку, в доме было много нот, он часто играл на рояле. На первом этаже дома Скачевских слева была детская, гостиная, справа — кабинет самого Валентина Павловича. Из гостиной на север была дверь в столовую. За кабинетом Скачевского была веранда. В настоящее время планировка дома в целом сохранилась. Те же высокие потолки и светлые окна, широкие двери и необыкновенная атмосфера.

В детской находились постели детей, книжный шкаф и письменный изрезанный пероточинным ножом стол с двумя ящичками, который делили на троих Ольга с братьями Иго­рем и Олегом. Из мебели сохранился стол из красного дерева, стулья и журнальный столик. Глядя на них, мы можем окунуться в ту атмосферу, которая окружала семью земского доктора. Конечно, в других семьях, скорее всего, такой шикарной мебели не было. Но игрушек у ребят совсем не было, даже кукол маленькая Оленька делала себе сама. Зато во дворе была огромная куча песка. Там рыли ходы, туннели, строили замки. Велосипед был один на всех — трехколёсный.

Скачевская Ольга Валентиновна

Ольга Валентиновна Скачевская

Мы задались вопросом, почему обстановка в доме знаменитого врача была более чем скромная, и у детей не было дорогих игрушек. Возможно, Скачевский не хотел, чтобы его дети отличались от других детей из простых семей. А возможно (так утверждали современники) Скачевский часть своей зарплаты тратил на содержание больницы.

В Музее истории Невеля хранятся вещи из дома Скачевского. Конечно же, это печные изразцы. «В доме, где топятся печи, особенные ощущения тепла и уюта, — пишет Л.М.Максимовская, — что за город без печей!».

В экспозиции музея мы также обнаружили предметы домашнего обихода начала 20 века. Вполне возможно, что именно такие вещи имелись и в семье Скачевского. Это вязаное покрывало, блюдо, деревянная чернильница, патефон, спиртовка, самовар, спиртовой утюг, подсвечник.

За тем, чтобы все в доме Скачевских было в порядке, следила немолодая женщина — их домработница Маша. Машенька «вышла в люди» в 6 лет. (Конечно же, мало какие невельские семьи могли иметь домработниц, в этом, возможно, очередное отличие быта данной семьи). Ольга Валентиновна рассказывает, что к Маше начал свататься извозчик Кривенко. Она вышла за него замуж, но через три месяца вернулась, сказав: «Я не могу там жить. Они матом ругаются и у них воши».

Гостеприимный дом Скачевских

Скачевский Олег Валентинович 1938 авг

Олег Валентинович Скачевский 1938 август

Скачевский был гостеприимным человеком. В его доме всегда кто-нибудь жил. Домовая книга пестрит записями о прописке всевозможных людей: врачей, учителей, библиотекарей, учениц, и даже электромонтер был прописан в доме по ул. Ломоносова. Для всех были распахнуты двери гостеприимного дома Скачевских: для врачей, которые приезжали в Невель работать, и для людей, волею судьбы оставшихся без крова. Ольга Валентиновна посмеивалась, что из-за папиного гуманизма ей пришлось учиться и музыке, и живописи. Пианист Швайнович приходил обучать Оленьку музыке. Таким образом Скачевский помогал ему пережить тяжелые времена. Рафаэля Буйницкого пригласил в качестве учителя рисования. Платой был хлеб и горячий кофе. Кроме того Скачевский покупал у художника картины по символической цене — по два рубля за шедевр.

Участок дома (около 30 соток) наклонно спускался к реке. На реке была купальня, но Валентин Павлович ее разобрал и оставил только кладки, к которым причаливала лодка. Лодочные прогулки были любимым развлечением доктора. «Трижды в день на реке мылась посуда с мылом и песком. Там же полоскались пеленки, белье. Мыльная вода уплывала вниз по течению», — вспоминает Л. Максимовская о своем детстве. [IX] «В городе было большое количество фруктовых садов, в озерах и реке водилось много рыбы. Невель был городом яблок и рыбы», — о том, каким был город, Ольга Валентиновна писала в письме к Людмиле Мироновне Максимовской от 2 марта 1997 года. [1] «В Невеле сейчас любить нечего. А Вы себе не представляете, какой это был город!». Вот об этом городе начала 20 века мы попытались рассказать в своей работе.

Невель — «земной рай»

Мария Вениаминовна Юдина, известная пианистка, уроженка Невеля, вспоминает: «Вокруг Невеля был так называемый „озерный край“…мы поистине выросли в земном раю, сад наш спускался к Еменке, мы купались, плавали, гребли, не боялись ничего…» [2]

Скачевский Игорь Валентинович

Игорь Валентинович Скачевский

В своих воспоминаниях внук Скачевского Дмитрий Переверзев рассказывает об обычной рыбалке «в здешних незабвенных краях». Потом «чистим рыбу прямо со своих кладок на речке. Готовую рыбу надо присолить и спрятать под под. Завтра будет уха. Смех смехом, а иногда это было и первое блюдо, и второе…» [3]

«В Невеле была масса частных лодок, горожане по выходным любили отдыхать на озерах и реках. После войны лодок стало меньше, и на озере была организована лодочная станция с большими железными неуклюжими лодками. Лет двадцать назад мы с братом Игорем посетили могилу отца (В. П. Скачевский похоронен на Троицком кладбище), брали лодку на этой пристани и прошли на Плисское озеро; до войны там на одном из островов было любимое место пикников для горожан, остров был зеленый, кудрявый, полный деревьев и цветов. После войны он опустел».

Участок Скачевских до сих пор спускается к реке. Сохранились ивы, посаженные доктором Скачевским. Елизавета Константиновна не позволила спилить их. Елизавета Константиновна Суратова, главный врач санэпидстанции, — вторая жена Скачевского. Ольга Вениаминовна Петрова, мой классный руководитель, помнит суровую неразговорчивую женщину, всегда одетую в темное, всегда одну с неизменным спутником — черным псом Верным. Она казалась таинственной графиней из соседнего особняка. Все там было по-иному: особенный дом, необычные цветы в палисаднике, отсутствие грядок в огороде и легенды о знаменитом докторе.

ВП Скачевский 193_август

В.П. Скачевский во дворе дома

Ольга Валентиновна вспоминает: «Папа так любил цветы. Он выписывал их по каталогам из всех цветоводств. В цветнике было много роз, замечательная сирень, такой я больше никогда не видела. Для Игоря предназначалась персидская, такой уже нигде не найдёшь, для Олега — белая, а для меня он посадил изумительный куст лиловато-розовой сирени с огромными кистями. В нашем саду росли и великолепные подснежники. Это насто­ящие подснежники, они пробиваются свёрнутым листочком прямо из-под снега». [4] Эти подснежники много десятков лет каждую весну радовали жильцов старого дома. А в те времена, когда невельчане еще не отгораживались двухметровыми заборами, редкий прохожий не останавливался полюбоваться огромной поляной весенних цветов. Это «сцилла сиберека» — так называются нежно — голубые цветы. А посредине двора росла даже агава.

Во дворе дома до сих пор находится яма, а над ней провалившаяся крыша. Это погреб. Холодильников в то время еще не было, поэтому погреб помогал хранить продукты и запасы. У Л. Максимовской мы читаем: «Холодильника в доме не было до 70-го года, рассчитывали зимой на морозы, а на лето был выкопан глубокий погребок, где чудесно сохранялись все продукты. Летний борщ из погребка был вполне съедобной температуры, так что от него не стыли зубы. После обеда надо было кому-то из детей спускаться в погреб с остатками борща и прочим». [5]

Валентин Павлович и Вера Алексеевна Скачевские 1937

Валентин Павлович и Вера Алексеевна Скачевские 1937 год

«Земной рай» родительского дома, «дивный свет» матери вспоминает Ольга Валентиновна. И еще одну деталь невельского быта: «Замечательные баранки в Невеле пекли еврейские женщины. Делали тесто, лепили баранки, опускали в кипяток, потом пекли. Продавали на связке из мочала. Хлеб подовый мы тоже покупали в еврейской семье. Когда его пекли, на под клали кленовый лист, и каждая буханка на обороте имела отпечаток кленового листа». [6] Хлеб был основным блюдом даже в семье знаменитого доктора. Эти воспоминания — тоже из книги Л. М. Максимовской.

Л. Максимовская рассказывает о своем невельском детстве: «Газ появился в 1965 году. Это было большое счастье. До этого обходились керогазом. Надо было ходить в керосиновую лавку». До сих пор люди, родившиеся в середине прошлого столетия, употребляют в речи слово «керосинка», имея в виду место, где раньше находился этот магазин. Естественно, и в семье Скачевских пища приготавливалась исключительно на керогазе.

Вроде бы «зажиточный дом» — дом Скачевских. Но некоторые детали говорят о том, что бытовые условия не очень отличались от быта «рядовых» невельчан. А жители Невеля начала 20 века жили не очень богато. Приведем впечатления о Невеле из воспоминаний Тамары Владиславовны Петкевич: «Помню озеро, домик в центре города… Такая нищета… Такой нищеты я не видела даже на Севере …но будучи взрослой, проезжая через Невель, всегда выходила на несколько минут из вагона поезда и любовалась резными деревянными тростями, которые продавали на вокзале. Осенью к поездам выносили яблоки, сливы, клюкву, раков и жареную рыбу».

Земская больница — детище В. П. Скачевского

Старшая медсестра Аня и В.П. Скачевский

С 1913 г. вся жизнь Валентина Павловича Скачевского была связана с городом Невелем и невельчанами. Здесь были его друзья, семья, а самое главное то, ради чего он жил — земская больница. По делам больницы часто приходилось бывать Скачевскому в Ленингарде. Как вспоминает одна из его сотрудниц С. С. Максимовская, каждый раз, когда поезд подъезжал к Невелю, Валентин Павлович выходил в тамбур и шептал: «Миленькая моя, как же я тебя люблю, как я соскучился». Это он о больнице, здание которой можно было увидеть из окна подъезжающего к Невелю поезда. Ольга Валентиновна пишет: «Больница была его детищем, для которого он не жалел ни сил, ни времени, ни своих собственных средств, постоянно оплачивая то дрова, то мелкий, текущий ремонт, то ещё что-то». Валентин Павлович Скачевский отстроил больницу на пятьдесят коек за два года. В 1915 году больницу заселили, набрали персонал. А работников для больницы Валентин Павлович готовил сам в краснокрестной школе (так называлось Невельское медицинское училище до Великой Отечественной войны). Чистоте Валентин Павлович уделял особое внимание. Был беспощаден к виновникам беспорядка. «Чистоту в больнице проверял белоснежным носовым платком — проводил им по стенам и подоконникам. И не дай Бог, где грязь или пыль увидит — такой выговор всем устроит!» — вспоминает Василий Матвеевич Матвеев. Скачевский специально совершал прогулки по городу и когда замечал акушерок, работающих в огороде или в саду, то есть имеющих дело с землёй, выговаривал им, считая, что акушерка должна иметь идеально чистые руки.

Скачевский тесно общался со своим бывшим однокурсником Петровским, который достаточно рано стал профессором. Петровский в медицинской среде пользовался большим авторитетом, работал в большой петербургской больнице. Матвеев Василий Матвеевич рассказывал весьма забавную историю: «Бывали такие случаи, когда Валентину Павловичу требовалась авторитетная оценка его решения, и он, естественно, отправлял больного в Санкт-Петербург к Петровскому, предварительно написав на обрывке края газеты предполагаемый диагноз. Представьте себе такую картину: большая, солидная петербургская больница, длинные очереди людей, ждущих приёма. А тут вдруг приходит старушка с обрывком газеты в руках и без доли смятения в лице, направляется в кабинет без очереди к самому Петровскому!» Валерий Михайлович Василевский, в настоящее время главный врач Невельской центральной районной больницы, рассказывая об этих эпизодах, с горечью улыбается: «Представляете, чтобы обычного человека из провинции приняли в элитной клинике в Санкт-Петербурге, достаточно было „направления“ на клочке бумаги! Сейчас же для этого нужно пройти уйму инстанций и оформить кучу бумаг».

Научно-практические статьи Валентина Павловича печатались во многих медицинских изданиях. Не раз приглашался Скачевский на консультации в другие города. И все же главные заботы, время, труд Скачевского принадлежали невельчанам. Свободного времени у него не было. Утром больница, потом поликлиника и снова больница, вечером медицинское училище, ночью — экстренные вызовы. И так ежедневно.

Катаклизмы истории. Беззащитный Дом

Дом Скачевских Невель

Дом по ул. Ломоносова сегодня

Но перед катаклизмами истории Дом Скачевских оказался беззащитен. В 1930 году Валентин Павлович попадает в Смоленскую тюрьму. Почти год он отсидел в одиночной камере, ожидая расстрела. Каждую ночь не спал и слушал, у какой камеры остановятся солдатские сапоги — значит, отсюда и поведут какого-нибудь несчастного на расстрел. Из Смоленска запрашивали Невель: можно ли расстрелять Скачевского, а из Невеля отвечали: некем заменить. Василий Матвеевич Матвеев (он исполнял обязанности главного врача) на всех допросах отвечал, что Валентин Павлович — глубоко порядочный человек. Это и спасло Скачевского. Много лет прошло с тех пор, но традиции, заложенные старшим поколением, которое так достойно представлял Валентин Павлович Скачевский, живут в делах сегодняшних медиков. Земской (теперь уже районной) больнице почти 100 лет. Мы встретились с главным врачом больницы Василевским В. М. Он рассказал нам, что обязанности главного врача со времен Скачевского очень изменились. Много времени отнимает административная деятельность. Валерий Михайлович отметил, что В. П. Скачевский до сих пор остается для всех невельских врачей примером истинного врача, хирурга «от Бога».

Я рад, что узнал историю замечательного Дома и историю жизни знаменитого доктора. Я понял, что значит Дом в жизни человека. Дом — это крыша над головой, ощущение тепла и уюта, защищенность. Дом — это твоя история и история твоей родины. Перед самой смертью Валентин Павлович попросил дочь принести его любимые подснежники из сада, но когда увидел их, то никакой радости это не вызвало, он безразлично повернулся к стене. Скачевский знал, что умирает, что больше не увидит своего Дома. 7 мая 1956 г. Скачевский умер в своей больнице, той, которую создавал своими собственными руками. Она стала ему вторым Домом.

О чем же рассказал старый дом? О семье первого земского доктора Скачевского, о судьбе отдельных невельских семей, о некоторых предметах обихода начала 20 века. Эти вещи поведали нам о жизни невельчан того времени и о том, каким образом в истории одной семьи отразилась история страны.

Прошло столетие… А Невель и по сей день остается «земным раем». Невельчане по-прежнему ездят на рыбалку, правда, теперь уже на моторных лодках. Изразцовые печи сменили газовые котельные, холодные погреба — дорогие холодильники. Изменилась архитектура частных домов. Но по-прежнему цветут подснежники во дворе старого дома, шелестят листвою серебристые ивы над Еменкой…

«Печиной» называют невельчане дом и землю, на которой он стоит. О печине пекутся, к родной печине привязано сердце. Эти строки звучат в книге Л. М. Максимовской. Благодаря ей и Музею истории Невеля, сохраняется история моего города. Города, который я люблю. И я «пекусь» о том, чтобы не забывали мы о своих корнях, о своих Домах, чтобы хранили воспоминания об ушедшем и передавали их своим детям и внукам. Мы должны беречь эти старые дома, помнящие начало 20 столетия — время расцвета городской культуры.

Литература:

1.Максимовская Л. М. Ключи от старого дома. — СПб.: Лема, — 2012.
2.Могилевкин М. И. Непростая, но счастливая судьба М. А. Генделевой. — [Электронный ресурс] — URL: www. nevel. ru.
3.Невельское детство. /Воспоминания Д. С. Переверзева. — //Невельский сборник. Вып.13. Отв. ред. Л.М.Максимовская — СПб.: Акрополь, — 2008.
4.Петербургские Встречи (разговоры с О. В. Скачевской). // Невельский сборник. Вып.3. Отв. ред. Л.М.Максимовская — СПб.: Акрополь, -1998. — стр. 154.
5.Петкевич Т. В. Жизнь — сапожок непарный. — СПб, — 1993
6.Скачевский В. П. Лесная школа В. И. Преснякова. //Невельский сборник. Вып.3. Отв. ред. Л.М.Максимовская — СПб.: Акрополь, -1998, — стр. 152..
7.Скачевский В. П. Светлый уголок. (Заметки) //Молот. — 2 авг. 1920 г.

Примечания:
[1] Петербургские Встречи (разговоры с О. В. Скачевской). — Невельский сборник. — №3. — стр. 154.
[2] Л. М. Максимовская. Ключи от старого дома. — С-Пб., Лема, 2012.
[3] Переверзев Д. С. Невельское детство. — Невельский сборник №13. — стр. 160
[4] Алиева М. В. П. Скачевский: Исследовательская работа на научно-практической конференции.
[5] Л. М. Максимовская. Ключи от старого дома. — С-Пб., Лема, 2012.
[6] Л. М. Максимовская. Ключи от старого дома. — С-Пб., Лема, 2012.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс