«Я тоже есть в истории России» (История местечка Дубокрай)

Автор: Коваленко Евгений, Давронов Руслан.
Руководитель: Желамская Л. К., учитель МОУ Леховская
СОШ Невельского района
2010 год

Дубокрай… История этого местечка в заповедном краю удивительна и интересна. Эта местность овеяна легендами и известна, пожалуй, всему цивилизованному человечеству.
Как самая древняя, как уникальная исторически, как самая загадочная. А вот у нас пока не очень велик интерес к этому уголку России. Наверное, потому, что мало чего осталось от необычного имения Дубокрай, когда-то одного из самых красивых, престижных и вожделенных для российского дворянства 18 века. Мы долго собирали материал и хотим рассказать нашим землякам, что, несмотря на современную заброшенность, наш Дубокрай ценен исторически, что здесь жили люди, сыгравшие не последнюю роль в истории России. В течение всего 19 века владельцами имения были Рокасовские, представители очень древнего дворянского рода. У нас бытует мнение, что Дубокрай — родовое имение Маршала Рокоссовского. Но, как оказалось, это разные ветви польской древней фамилии.

1. Дубокрай — поместье Рокасовских
Точной даты основания д. Дубокрай нет. Можно лишь с полной уверенностью утверждать, что оно существовало уже в петровскую эпоху. В царствование Екатерины 2 это поместье было на слуху у петербургской знати. Многие представители привилегированной верхушки положилиДубокрай Невельский район карта свой глаз на это место с красивым названием. Однако, досталось оно юному корнету лейб-гвардии конного полка Ивану Никитичу Рокасовскому, полковнику Козловского пехотного полка, отставному бригадиру. Иван Никитич женился на Шарлоте фон Альбедиль.
Он служил адъютантом у графа Потёмкина, фаворита Екатерины, и в этой должности принимал активное участие в подавлении восстания Пугачева, даже присутствовал при его казни.
Императрица щедро вознаградила верных ей дворян, подарив им самые лучшие имения. И. Михельсону досталось Иваново, а И. Рокасовскому — Дубокрай. К сожалению, биографические данные о Рокасовском скудные. Но щедрым даром царицы он занялся всерьёз и оставил своим сыновьям, Алексею и Платону, красивейшую усадьбу.
О происхождении и необычном названии местечка из уст в уста передавались легенды. «Имение создавалось ещё при Петре Великом, когда солдаты ещё служили по 25 лет, и строили его военные. И вот однажды помещик, проживающий в только что построенном доме, решил, что необходимо вокруг дома посадить деревца, чтобы его дети там играли. Послали одного крестьянина. Он пошёл по полям, по лугам искать дубки, высадил их на следующий день. А через годы дубки выросли большими. Крестьянин и помещик умерли, а дубы и их поросль образовали в деревне настоящий дубовый край. Так и стало это имение называться Дубокрай.» И, действительно, огромные дубы в самом сердце деревни, которым по 300—400 лет, стоят и поныне.
В 1845 году имение впервые подверглось ревизии. В ту пору им владели братья Рокасовские. Имение тогда состояло из фольварков Рудня и Дубокрай. Из всех строений наболее выигрышно смотрелся дворянский дом генералов. Он был выполнен в три этажа и одет в камень. Крыша из гонга. Это было самое дорогостоящее здание и по тем меркам оценивалось в 1500 рублей. К нему были пристроены три флигеля, общая стоимость которых составила 400 рублей. Амбар с каменным подвалом на 3000 четвертей хлеба, подвал емкостью до 3000 ведер и погреб для картофеля «вытянули» на 600 рублей. Конюшня, скотный двор из четырех отделов также были сложены из камня, и каждый из них стоил 500 рублей. Скотный двор из дерева — 40 рублей. На учет были взяты пуня, амбар, ветряная мельница, каменная винокурня, ледник… Общая инвентарная стоимость 1410 рублей.
К имению была приписана корчма в деревне Фролово для приезжих из Велижа и Невеля. Такой постоялый дом двор находился и в деревне Шарлотово на Белорусском тракте.
Фольварк Дубокрай состоял из 21 деревни. Фольварк Рудня — из 11 деревень. В них проживало 542 ревизских души и 535 лиц женского пола. Им принадлежало 11218 десятин земли, 274 лошади, 445 коров, 809 голов мелкого рогатого скота. Доход от фольварка Рудня за 1844 год составил 5399 рублей, а расход — 3860. Тягловых дворов — 155. В Рудне была корчма, две мельницы на Ловати и винокуренный завод. По имению протекало 8 рек: одна большая Ловать и другие — малые её притоки. Озёр насчитывалось пять.
Таким было имение Дубокрай при братьях Рокасовских: Алексее Ивановиче и Платоне Ивановиче. С 1850 года Дубокрай остается во владении Платона Ивановича Рокасовского. А после его смерти во владение имением вступают баронесса Александра Васильевна, вдова, и барон Алексей Платонович, корнет в запасе. Но в 1900 году Алексей Платонович продает Дубокрай за 3300 рублей разбогатевшему крестьянину — латышу И. Гаймину. Это была крайне невыгодная сделка для Рокасовского. Почему же он продал его так дешево? Ходили слухи, что последний из баронов страдал пагубной страстью — карточной игрой. И большую часть платы за имение составила выплата картежного долга. По сути дела, он просто проиграл его в карты. Так не совсем красиво закончилось владение баронов Рокасовских имением Дубокрай.

2. Родом из Дубокрая
Имение Дубокрай стало известно всей России благодаря, прежде всего, тем людям, которые стали знаменитыми и нужными в государстве в 19 веке. Они увековечены на страницах Русского биографического словаря, в архивных документах Российской империи.
А). Алексей Иванович Рокасовский
Родился в 1798 году в отцовском имении Дубокрай, в ту пору входившем в состав Городокского уезда Витебской губернии. В 1811 году стал воспитанником Петербургского Института Корпуса путей сообщений, в котором уже в августе следующего года «по успехам в науках» был произведен в прапорщики, имея от роду 14 лет! В 16 лет получил чин младшего офицера и назначен инженером 3 класса в штат 10 округа путей сообщения с оставлением в Институте при генерале Бетанкуре в качестве репетитора. В 1814 году был утвержден в звании инженера с производством в поручики, а чуть позже обзавелся чином капитана.
В 1819 году инженер — капитан Алексей Иванович отбыл в Нижний Новгород, чтобы возглавить там работы по устройству Нижегородской ярмарки. По завершению их осенью 1822 года прибыл в литовский город Каунас для производства изысканий под постройку водяного канала между Неманом и Балтийским морем. Выбран был наивыгоднейший проект. На постройку искусственного сооружения было отпущено 11979 рублей. В 1829 году польские повстанцы учинили полнейший разгром водного канала. Чтобы восстановить его, потребовались новый проект на реставрацию и новые, в более крупном масштабе, ассигнования– 32654700 рублей! Все эти расчеты производил сам Рокасовский Громадность расходов озадачила министра финансов Егора Канкрина, и он распорядился создать государственную комиссию по оценке убытков, которая работала до 1842 года. Комиссия сочла возможным открыть водное сообщение и рекомендовал на должность заведования им Рокасовского.
В 1839 году он получил новую должность — Управляющий Департаментом Искусственных Дел.
В 1843 году его производят в генерал — лейтенанты. Возглавлял работу многочисленных комиссий, в задачу которых входили разработки проектов важных государственных объектов. Ему же пришлось председательствовать по принятию мер к прекращению холеры. За усердие в этой работе Алексей Иванович получил орден Белого Орла. В 1848 году как сенатору ему был предложен пост председателя учебного комитета «для сосредоточения в нем направления умственного образования и наблюдения за его ходом по ведомству путей сообщения».
Умер Алексей Иванович Рокасовский 1 мая 1850 года в Петербурге. У него было трое детей. Два сына: Алексей и Платон, названный в честь старшего брата, и дочь. Про Алексея и дочь сведений нет, а вот судьба Платона оказалась весьма трагичной. Платон Рокасовский — младший в звании майора Преображенского полка был адъютантом императора Николая Первого и очень этим званием гордился. Женился по любви и на представительнице очень древнего боярского рода Софье Сабуровой. Жили они в квартире Зимнего дворца, т.к. адъютант должен был всегда быть близ царя. Окна квартиры выходили на Миллионную улицу и зимнюю Канавку., где и стояла Первая рота его полка.
Платон быстро продвигался по карьерной лестнице. Но вот в его личной жизни было не все гладко, он очень любил свою жену. А она была дамой недалекой и ветреной, по словам современников. Кокетничала со всеми его друзьями, носила вызывающие наряды с глубоким декольте. И, по-видимому, не любила мужа. Была с ним грубой даже при посторонних. Платон понял, что они не подходят друг другу. Но было одно НО. Он не мог развестись с женой, потому что по законам в случае развода он должен был уволиться из полка. Этот замечательный человек был очень несчастен.
«Однажды утром его охватило такое отчаяние, что он взобрался на подоконник окна своей квартиры и полосонул себя по горлу бритвой. Окно было открыто, и он упал со второго этажа вниз на тротуар Зимней Канавки. Когда солдаты подбежали к нему, он был уже мертв.»
Так глупо закончилась жизнь Платона Алексеевича Рокасовского.
Б). Платон Иванович Рокасовский фон Врангель
Родился Платон Иванович Рокасовский в 1799 году в имении Дубокрай Городокского уезда Генерал губернатор П.РокасовскийВитебской губернии. Его род происходил от Врангелей и вел свое начало с 1219 года от Тука Вранге, начальника Ревельского гарнизона. В 16 веке род распался на 20 самостоятельных ветвей. Шведскими грамотами 1653г. и 1680г. три представителя рода были возведены в баронское достоинство. В 1764 г. род баронов Врангелей был записан в Эстляндский матрикул и пятую часть дворянских родословных книг Витебской и Санкт- Петербургской губерний. В 1865 году за Врангелями признан баронский титул в России. Платон Иванович Рокасовский принадлежал к Витебской ветви баронов Врангелей.
Платон и Алексей получили домашнее образование, живя в имении Дубокрай. А в 1810г. Платон был определён в число сверхштатных воспитанников Петербургского института корпуса инженеров путей сообщения. Отлично выдержав 16 июля 1812 г. выпускной экзамен, произведенный в прапорщики, он был оставлен при институте для дальнейшего обучения в офицерских классах. Окончив полный курс наук института, получив чин поручика, Платон становиться репетитором в институте. Но уже в 1816г. молоденького поручика переводят в свиту Его Императорского Величества по квартирмейстерской части. А 30 августа того же года, уже в чине штабс-капитана, он приступает к производству топографической съемки в Петербургской губернии. В 1823г. капитан Платон Рокасовский получает свою первую награду- орден Св. Владимира 4 ст. В 1827 году уже полковник Рокасовский становится начальником топографической съёмки Гродненской губернии и причисляется к Генеральному штабу. Карты её будут востребованы строителями Петербургско- Варшавской железной дороги. Вся его дальнейшая судьба связана с военной и политической деятельностью.
14 апреля 1829 г. командированный во Вторую турецкую армию, он принял участие в осаде Силистрии, а 30 мая этого же года в сражении при Кулевче, участвовал в переходе армии через Балканы, в делах при Ямболи и Сливне и в занятии Андреаполя. За участие в боевых действиях в сентябре 1829 г. ему был вручен орден Св. Анны 2 ст., а в декабре того же года Корона на этот орден.
24 мая 1830г. полковник Платон Рокасовский переводиться в отдельный Кавказский корпус и продолжает участвовать в различных боевых действиях на Кавказе. Причем за храбрость, проявленную в момент сражения 13 октября при Асекупсе, получает орден Св. Владимира 3 ст.
В 1831 г. последовало новое назначение — комиссар по проведению в Азиатской Турции новой границы с Оттоманской империей, а затем с 1832 г. он уже командующий отрядом войск, собранных для охраны русской границы то набегов лезгин. За действия на Кавказе Рокасовский удостаивается ещё одного высочайшего благоволения. Он награждается золотой шпагой с надписью «За храбрость» и орденом Станислава 2 ст. со звездой за храбрость.
Однако в сентябре 1833 г. его переводят исправляющим обязанности начальника штаба отдельного корпуса с юга на восток, в Оренбург. Здесь он встретил свою будущую жену, Александру Кузьминскую. Она была дочерью полковника Василия Кузьминского, выходца из мелкопоместного дворянства, служившего в Оренбурге. Её мать Елизавета Камаева происходила из татарской семьи и родилась в Сибири. Многочисленные картины и портреты маслом, изображали госпожу Кузьминскую, как очень красивую девушку.
Они поженились в 1835 г., и на следующий год у них родился первый сын. Платон Рокасовский немедленно нанял английскую и французскую гувернанток для сына. Молодая мама, которая была на четырнадцать лет моложе своего мужа, стала изучать французский под присмотром гувернантки-француженки. В то время в России считалось неприличным неумение говорить по-французски.
Однако губернатор Финляндии князь А. С. Меньшиков, являвшийся тогда весьма влиятельной фигурой при царском дворе, решил начать реформирование верховного управления Финляндией. У него возникла мысль об отделении гражданского управления этой окраиной от военного. В 1847 г. военное управление было поручено графу Муравьёву, а генерал Рокасовский 18 января 1848 г. становится его помощником и вместе с семьёй переезжает в Гельсингфорс. В Финляндии он покупает два поместья — Дегёре около Гельсингфокса и Кирьёла около Выборга.
Тем временем в 1854 г. началась Крымская война. В этих условиях, 22 февраля военный министр сообщил, что руководство всеми войсками и крепостями Великого Княжества Финляндского возложено императором на генерал-лейтенанта Рокасовского. В начале марта Николай І сам посетил Финляндию, чтобы ознакомиться с настроением её населения накануне предстоящих боевых действий. Он не был здесь с 1833 г. В высочайшем рескрипте от 12—24 марта на имя Рокасовского отмечалось: «Посетив Финляндию в начале сего месяца, Я был глубоко тронут радушною встречей всех сословий любезно-верного мне Великого Княжества. В общей их преданности нашел Я самый утешительный отголосок Моему искреннему к ним расположению».
По просьбе Рокасовского рескрипт был напечатан в газете «Северная пчела»
Барон Рокасовский добросовестно исполнял временно возложенные на него обязанности генерал-губернатора и командующего войсками. Однако, как он сам лично считал, качеств выдающегося государственного мужа, необходимых в условиях продолжающейся войны, у него было не достаточно. Поэтому Рокасовский в декабре 1854 г. поставил перед своим руководством вопрос о своём желании «отчислится от должности».
В результате 6 декабря 1854 г. на пост генерал-губернатора Финляндии был назначен граф Панорама Финскаго заливаФредерик фон Берг, который, собственно, и заменил князя Меньшикова. Рокасовский же получил новое назначение в качестве члена Государственного Совета и поэтому покинул Финляндию, переехав в Санкт-Петербург. В период кратковременного руководства Финляндией П. И. Рокасовский успел приобрести расположение финнов, особенно дворян, своим прямым и честным характером, добротой и необыкновенным спокойствием. При прощании ему был поднесён благодарственный адрес, и, кроме того, Финляндский сенат просил оставить его в числе финских граждан, возведя в звание барона. 14 января 1855 г. он с детьми и потомством был «высочайше пожалован» званием Финляндского барона и внесён в списки Финляндского рыцарского дома.
Именным Высочайшим указом, от 30 декабря 1854 / 11 января 1855 года, член Государственного Совета, генерал-лейтенант Платон Иванович Рокасовский возведён, с нисходящим его потомством, в баронское достоинство Великого Княжества Финляндского.
Род его внесён, 14/26 августа 1855 года, в матрикул Рыцарского Дома Великого Княжества Финляндского, в число родов баронских, под №37.
Деятельность Рокасовского в Государственном Совете оказалась непродолжительной. 23 марта 1857 г. он назначается членом особого комитета по делам Финляндии. Там тогда был поставлен вопрос о созыве заседаний нового сейма. Но сделать этого не удалось. Неудача приписывалась влиянию графа Берга. Тогда финляндские деятели более чем когда-либо, стали критиковать его, считая Берга «совершенно чуждым сеймовым настроениям». В то время как Рокасовского — наоборот всячески почитали, надеясь, что именно он и сможет стать преемником Берга.
Действительно, для усмирения вспыхнувшего в Царстве Польском мятежа Берг в конце 1861 г. был назначен наместником в Варшаву.
В результате 8 ноября 1861 г. генерал — губернатором Финляндии становился генерал от инфантерии кавалер ордена Св. Александра Невского Платон Рокасовский.
11 декабря 1861 года вечером Гельсингфорс с большим восторгом встречал нового генерал-губернатора. Финны торжествовали. Все улицы города были заполнены ликующими толпами людей, население также организовало в его честь факельное шествие.
Когда императору Александру 2 доложили о впечатлении, произведённом новым генерал-губернатором, он сказал: «Дай бог, чтобы такое настроение оказалось прочным!» Видимо, в это время царь особенно интересовался ходом дел в Великом Княжестве.
Назначение барона Рокасовского всех удовлетворило. Истинный джентльмен с весьма основательным военным образованием, он соединял в себе большую начитанность с осведомлённостью в различных областях знаний. Он свободно говорил на немецком, французском, английском языках, хорошо владел польским. К тому же обладал ещё качествами любезного хозяина и его дом был очень гостеприимен. Здесь, фактически, группировалась вся «аристократия ума» Финляндии.
Хотя образование и воспитание баронессы Александры Рокасовской, дочери неизвестного полковника из Оренбурга на границе с Азией, совершенно отличалось от образования и воспитания её мужа, они оказались счастливой семейной парой. Баронесса Рокасовская следовала инструкциям своего мужа и вскоре хорошо овладела премудростями придворного этикета и успешно справлялась с обязанностями жены русского аристократа и важного должностного лица, каким был её муж. Спустя тридцать лет с начала семейной жизни она хорошо говорила по-французски и стала одной из известных хозяек салона Петербурга и Гельсингфорса.
Как жена генерал-губернатора Финляндии она отказывалась принимать участие или давать разрешение на использование своего имени любому благотворительному обществу, в которых женщины высшего света принимали самое живое участие. С незапамятных времён весьма часто случалось, что эти общества управлялись бесконтрольно, и средства, собранные на благотворительные цели, пропадали. Гордясь своим именем и репутацией, барон Рокасовский не хотел, чтобы имя его жены оказалось связанным с разными слухами о нелицеприятном использовании общественных средств. Баронесса никогда не подвергала сомнению властное желание своего мужа. По его настоянию она полностью доверила образование детей французской и английской гувернанткам и учителям.
Более того, на одном из приёмов в Зимнем дворце барону Рокасовскому было позволено представить свою супругу императору Николаю I. Тогда же баронесса была представлена и наследнику — будущему царю Александру II, и его жене Великой княгине Марии Александровне. Цесаревне понравилась баронесса и они начали переписку. Их обмен письмами продолжался почти тридцать лет. Саму же Александру Рокасовскую считали в обществе умной, осведомлённой и внимательно следившей за политикой. 11 июля 1862 года «всемилостивейшим раскриптом» и алмазным знаком к ордену Св. Александра Невского было отмечено 50-летие службы барона в офицерских чинах. Финляндцы же почтили его обедом, не имевшим характера обыкновенных официальных приёмов.
Всё это происходило в условиях уже подготовки к открытию сейма. Рокасовский вёл это дело весьма умело, учитывая настроение общества, и опасался возможных последствий разгорающейся политической борьбы, которая тогда начала активно развиваться.
Одновременно, как губернатор, он предпринимал все необходимые меры к ослаблению последствий постигшего край в 1862 — 1863 гг. страшного голода, но также он организовал и сбор средств в помощь пострадавшим от пожаров в 1862 году в Петербурге.
Тем временем 17 июля 1863 г. для участия в открытии финляндского сейма в Гельсингфорс со всей семьей и царским двором прибыл Александр 2. На церемонии открытия царь выступил с речью на французском языке, который активно использовался в международной политике. Визит императора показал, что Финляндия стала частью Российской империи, но со своей конституцией, управлением, сводом законов, денежной единицей, почтой, телеграфом и таможней.
Население Финляндии торжествовало. Улицы Гелисинфорса были украшены флагами и вензелями российского царя. Вечером был произведен салют, а во дворце генерал-губернатора барон Рокасовский дает бал в честь Александра 2. Согласно придворному этикету он был открыт полонезом, и ведущей парой были царь и баронесса Рокасовская. За ними следовали барон Рокасовский с императрицей и придворные.
Чтобы стать полноправным генерал-губернатором, Рокасовскому потребовалось 13 лет! Он был Могила Платон Иванович Рокасовский Ниццаочень любим финнами. Они исходотайствовали ему финское гражданство с возведением в звание барона и внесением в списки Финляндского рыцарского дома. Жители страны Суоми видели в нем истинного русского интеллигента. Он знал много языков, в том числе и финский, и добился того, чтобы финский язык наряду со шведским стал государственным. Указ об этом был издан Высочайшим постановлением 1 августа 1863 года.
Финны ценили барона также за то, что он создал в их стране демократический орган самоуправления — сейм. При нем была открыта первая в их стране железная дорога от Гельсинфорса в Тавастгус. Были у него и заслуги по оказанию помощи голодающим. В 1864 г. он нашел деньги и построил первую русскую школу в Финляндии с двумя отделениями — для мальчиков и для девочек. Содействовал строительству первого русского театра в Гельсинфорсе.
Однако, барон Рокасовский был категорически против проявления финляндского сепаратизма в отношении России. Несколько принятых им постановлений (ходатайство 1863 г. о восстановлении названия г. Вааса; сооружение мемориала о поражении русских войск от шведов; недопустимость публикации антирусских статей и др.) поколебали его положение. Он выступал против независимости Финляндии от России, против новой Конституции.
Непрочность своего положения Рокасовский почувствовал уже в начале 1864 г. Вскоре началось сильное движение, направленное именно против него. 19 апреля 1866 г. Рокасовский был уволен с должности генерал — губернатора и командующего войсками Финляндии. Финский сенат передал ему обращение от всех провинций края, где высоко оценивалась его служба на благо Великого Княжества и заверялась вечная преданность ему «благодарного населения Финляндии». «…барон Рокасовский был наилояльнейший и вместе с тем самый любимый их русских генерал-губернаторов…».
После выхода в отставку Рокасовский со своей семьей совершил поездку за границу. Последние свои дни он провел во Франции в городе Ницца. 18 марта 1869 г. он скончался от сердечного приступа. Здесь же состоялись его похороны. Они прошли на русском кладбище. На могиле установлена большая квадратная надгробная плита, выполненная из мрамора.
О бароне Платоне Ивановиче Рокасовском много говорили и в 20 веке вот по какому случаю. Дело в том, что в 1867 году в Академии художеств демонстрировалась картина «Барон Платон Иванович Рокасовский фон Врангель», написанная художником Константином Маковским, вероятно, к 50-летию служебной деятельности генерала. История этой картины полна приключений. До 1942 г. она хранилась в Москве. В1930-е годы, когда стали формироваться фонды художественного музея Чечено-Ингушской АССР, многие музеи отправили туда свои картины. Среди полотен оказался и портрет Рокасовского. Однако, в декабре 1994г. во время штурма города музей был полностью разрушен. При разборе завалов весной 1995 г. было найдено около 200 картин, остальные же оказались утраченными. Тем не менее, картина «Барон Рокасовский» все же была обнаружена …на Дальнем Востоке. Варварски вырезанное из подрамника, полотно хранилось в непригодных условиях, отчего краска во многих местах потрескалась. Теперь это полотно храниться в одном из московских музеев.

3. Баронесса Александра Рокасовская (Кузьминская)
После смерти Платона Ивановича Рокасовского владение Дубокраем переходит к его вдове, баронессе Александре Рокасовской. Эта удивительная женщина всю свою жизнь посвятила очень важному для жены делу — соответствовать чинам своего супруга. И ей это удалось.
В 1842 году Платон Рокасовский женится на дочери генерал-майора Василия Ивановича Кузьминского, выходца из мелкопоместного дворянства, служившего в Оренбурге. Удивительной красотой покорила Александра сердце молодого человека. Ее мать — Елизавета Камаева — происходила из татарской семьи и родилась в Сибири. Многочисленные портреты, выполненные маслом, изображали госпожу Александру Кузьминскую как очень красивую девушку.
Через год у них родился первенец, Александр. Платон Рокасовский немедленно нанял английскую и французскую гувернанток для сына. Молодая мама, которая была на 14 лет младше мужа и недостаточно образована для светского общества, также занялась изучением французского языка. В 19 веке в России считалось неприличным неумение бегло говорить на французском. Кроме того, ей приходилось изучать придворный этикет. Этот брак можно было по праву назвать мезальянсом (то есть неравным браком).
За годы замужества Александра стала настоящей помощницей своему супругу, светской женщиной и настоящей баронессой. Хотя образование и воспитание баронессы Александры Рокасовской совершенно отличалось от образования и воспитания ее мужа, они оказались счастливой семейной парой. Рокасовская следовала инструкциям своего мужа и вскоре хорошо овладела премудростями придворного этикета. Успешно справлялась с обязанностями жены русского дипломата и важного должностного лица, каким был ее муж. Спустя тридцать лет с начала семейной жизни, она стала одной одной из самых известных хозяек в Петербурге и Гельсинфорсе.
Как жена генерал-губернатора Финляндии, она гордилась своим именем и репутацией, старалась поступать так, чтобы имя мужа не было запятнанным даже малейшим намеком. Она полностью доверяла Платону во всех вопросах, образование детей тоже было заботой Рокасовского. Учителей для семерых детей нанимал именно он. Говорили, что дети не особенно любили мать, вероятно, именно за ее старание быть светской дамой.
Как было уже упомянуто, Александра Васильевна была представлена императору Николаю Первому, наследнику — будущему царю Александру II, и его жене Великой княгине Марии Александровне. Цесаревне понравилась баронесса и они начали переписку. Их обмен письмами продолжался почти тридцать лет. Закончили они общаться только в 1880 году, когда императрица умерла. Саму же Александру Рокасовскую считали в обществе умной, осведомлённой и внимательно следящей за политикой.
После внезапной смерти Платона Ивановича в Ницце нужно было как-то распорядиться наследством, ведь завещания барон не оставил. Вопрос о наследстве оказалось решить непросто. Вдова наследовала седьмую часть состояния. Каждой из дочерей отводилась 14 часть, а оставшееся делилось между сыновьями. Вдова проявила активный интерес в этом вопросе. Прошло несколько лет до принятия окончательного решения. Ее любимцу Алексею и ей были выделены два самых крупных имения: Рудня и Дубокрай в Витебской губернии, а также поместье Дегёре в Финляндии. Конечно, это было несправедливо по отношению к другим детям, но авторитет баронессы был настолько велик, что никто не оспаривал это решение.
Решив проблему с наследством, баронесса Рокасовская по-прежнему живет в Петербурге, на Фонтанке, со своей младшей дочерью Верой. Главный интерес в жизни старой баронессы — ежедневные карточные игры с с друзьями ее возраста: принцем Мингрелии, бароном Тизенхаузен и дальней родственницей баронессой фон Альфтан. К старости характер ее стал диктаторским, просто невыносимым, любила она только своих двух болонок, часто ссорилась с окружающими.
Умерла Александра Васильевна Рокасовская в феврале 1896 года.
В браке она родила девять детей, двое умерли в младенчестве. А семеро выросли. Три сына: Александр, Алексей, Владимир; четыре дочери: Елизавета, Ольга, Александра и Вера.

4. Судьбы детей и внуков Платона Рокасовского
Интересны судьбы следующего поколения Рокасовских. К сожалению, о ком- то мы нашли только упоминание, а чья-то жизнь в полном объеме стала известна.
Итак, что мы нашли?
Старшая дочь, ЕЛИЗАВЕТА, рано овдовела и проживала с дочерью в Швейцарии.
Другая дочь, ОЛЬГА, была замужем, жила недалеко от Санкт-Петербурга, в Петергофе. Во время русско-турецкой войны она стала сестрой милосердия и с отрядом Красного Креста находилась в зоне боевых действий. Спасла жизнь многим солдатам.
АЛЕКСАНДР путешествовал по Европе.
ВЛАДИМИР служил губернатором Пензенской губернии, был очень занят на госслужбе и редко приезжал в Дубокрай. Это был ответственный и добросовестный человек. Во время русско-турецкой войны он, тоже офицер Преображенского полка, в звании есаула Эскорта Его Величества принял участие в компании, получил несколько наград за храбрость и стал адъютантом царя.
АЛЕКСЕЙ проживал в Дубокрае, был достаточно беспечным малым, женился на Елене де Грейв, дочери соседского помещика, но это его не останавливало, пристрастился к вину. В итоге в 1800 году он лишился родового имения Дубокрай, и покинул его, уже обедневшим. Жена Алексея умирает, оставив ему троих детей. Старший сын Алексей поступил в пажеский корпус, девочка Александра, названная в честь бабушки, училась в частной школе. Сам Алексей Рокасовский переезжает в поместье Григорово, которое принадлежало его жене и двум ее сестрам. Оно находилось в 30 километрах от Колпино, и Алексей общался с сестрой Верой. Он много пил.
Больше всего стало известно о младшей дочери Рокасовских ВЕРЕ, впоследствии ставшей баронессой Врангель-Рокасовской фон Гюбенталь.
Это была удивительная девушка. Судьба так сложилась, что на ее долю выпало много испытаний, несколько раз она почти погибала, но все равно стала счастливой и любимой.
Вера была в семье младшей. Проживая в Финляндии, имея русское имя, она почти не говорила по-русски. Родилась в Гельсинфорсе и воспитывалась английской гувернанткой. Высокая, стройная, она скорей была иностранкой, чем русской. Умела лихо ездить верхом, носила короткие волосы, и еще она курила в публичных местах сигареты, что было очень смело. Училась в Петербургской консерватории музыке. Жила с матерью, властной и деспотичной к старости. Самой близкой подругой ее была Нюся фон Врангель. После окончания Консерватории Вера не смогла стать ни великим дирижером, ни великим композитором. Она объясняла подругам, что по состоянию здоровья не может достаточно долго сидеть за роялем, а чтобы чего-то добиться, работать необходимо по 8 часов ежедневно. Получив диплом, она уже не могла жить с матерью и решила уехать. Но куда? В Дубокрае живет брат Алексей, в Рудне нет подходящего дома для жилья. И Вера снимает дом в поместье Пучково у Николая Шишко. Это всего в 8 километрах от Невеля. Дом стоял в пятистах метрах от дороги Витебск-Петербург, в имении располагались постройки, и Вера, большая любительница лошадей, стала держать повозку и лошадей. Весной 1891 года она переехала в Пучково. Ей уже 37! По русским меркам — старая дева. Она не могла принимать соседских помещиков, так как была не замужем. Очень часто болела и больше всего страдала от одиночества. Одиночество она чувствовала с того дня, когда умер отец. Вера прогуливалась после болезни, проводила время за роялем и читала книги, играла в бильярд.
Однажды к ней приехал Станислав Врангель, который был уже дважды разведен. Он увидел покинутую, больную и очень одинокую женщину. Визиты стали более частыми, а затем он сделал предложение. Мать Веры, братья и сестры были категорически против. Старше на много лет, разведен!!! Но Вера и Станислав полюбили друг друга и решили стать мужем и женой. Сразу после свадьбы они на поезде уехали в Ялту. 12 мая 1896 года у них родился сын — барон Карл Врангель-Рокасовский фон Гюбенталь. Жизнь в Ялте протекала весело, легко, интересно.
В 1913 году Станислав Врангель умирает от пневмонии в имении Колпино (Пустошкинский район). Вера успевает приехать к нему. «Мама вошла в папину спальню, опустилась на колени перед его кроватью и оставалась здесь, пока он не умер, держа его руку и тихо читая молитвы.»
Это произошло 13 января 1913 года.
А затем — революция, эмиграция.
Следы Веры Рокасовской затерялись бы, но в 1978 году в итальянском г. Вентимилья вышла книга барона Карла Врангеля-Рокасовского «Перед бурей». Благодаря этому произведению мы много узнаем о наших соотечественниках, земляках — представителях рода Рокасовских.

5. Дубокрай в XX — XXI веках
XX век изменил весь уклад русской жизни и облик дворянской России. В течение столетия произошло столько событий, каждое из которых кардинально меняло жизнь людей, окружающий мир. Не обошли и нашу землю эти изменения.
В самом начале XX века жизнь в Дубокрае и его окрестностях текла в привычном русле. Вот Дубокрай Невельский районтолько в 1900 году поменялся хозяин у имения. Им стал сравнительно небогатый латыш Галит, выкупивший дешево усадьбу у Рокасовского Алексея Платоновича. Семья у новоявленного помещика была большая, а все свои сбережения он вложил в покупку Дубокрая. Поэтому ему приходилось нелегко. В семье было четыре сына: Павел, Роберт, Андрей и Иван. Они арендовали озеро Сенницу у крестьян, часто ловили рыбу и продавали ее, чтобы заработать деньги. Как-то кормились, но содержать в надлежащем порядке огромную усадьбу были не в состоянии. Поэтому, когда в 1904 году приезжает покупать Лёховские земли у помещицы Патонши граф Кальвин (могут быть разночтения фамилии), Галит заключает с ним сделку и продает ему Дубокрай.
Кальвину очень приглянулась усадьба, и он решает здесь поселиться. Этого помещика хорошо запомнили старожилы как Дубокрая, так и окрестных хуторов. У «графов», как называли новых хозяев, был сын, небольшой совсем мальчик. Крестьянские детишки бегали к барскому забору, чтобы посмотреть на невиданное чудо: няня барчонка катает его по дорожкам парка, да не на чем-то, а на настоящем ослике! Это было чудо невиданное. Поэтому и запомнился последний владелец людям.
Но граф был очень интересным человеком сам по себе. Это был очень набожный человек. По праздникам помещик со всей семьей обязательно ходил в церковь. Дубокрайская церковь располагалась примерно в 500 метрах от усадьбы под д. Морозово (современная Беларусь) в местечке Погост. Красивая деревянная церковь стояла на высоком берегу оз. Сенница, была огорожена каменным забором, а с восточной стороны к ней, как и положено, примыкало церковное кладбище. Вид на большое и красивое озеро завораживал. Здесь, действительно хотелось молиться Богу и верилось в лучшее. Священником в начале 20 в. служил Игнатов Михаил Игнатьевич. К церкви вела прямая булыжная дорога шириной около 3 метров для удобного проезда карет. На обычную службу помещик приезжал на лошадях, а вот по большим церковным праздникам всегда ходил пешком. Это был достаточно помпезный выход. Перед Пасхой вся дорога от помещичьего дома до церкви увешивалась цветными фонариками в 3 ряда, они красиво сияли по вечерам. Когда семья выходила из дома, то их ждали крестьяне. Граф разбрасывал деньги и христосовался с людьми, правда, на расстоянии, близко к себе никого не подпускал. При приближении их к клиросу, все расступались, давая дорогу. Впереди и позади него шло много слуг. Они опрыскивали одеколоном проход для барина.
После службы так же торжественно семья помещика удалялась домой, а вслед за ними расходились и крестьяне.
Вообще церковь являлась центром всей, если так можно сказать, культурной жизни села. Это Дубокрай Невельский районбыла целая небольшая деревня. Здесь жили священнослужители, была школа при церкви, даже свой отдельный «святой» колодец. Здесь крестились, венчались и умирали. По правую руку от дороги в Рудню располагалось гражданское кладбище, которое существует и доныне. А под огромным дубом, между корней которого можно было провести здорового коня, находился склеп, в котором покоились члены семей владельцев Дубокрая. К сожалению, в 60-е годы 20 века это место было уничтожено, но старожилы помнят, что в склепе было много останков людей, как взрослых, так и детей.
Последний владелец имения оставил о себе добрую память. Он, конечно не дружил с крестьянами, но и не издевался над ними. Надо пояснить, что Дубокрай до революции никогда не был деревней для крестьян. Это была огромная усадьба помещика, и все постройки предназначались для удобства его жизни. А крестьяне селились вокруг или по хуторам, или же в окрестных деревнях. В течение всего года крестьяне этих деревень: Прудка, Погоста, Морозова, Хотешина, Ласкатухина, — а также хуторяне, живущие в округе, нанимались на работу в имение. Барин не обижал работников и неплохо платил им, а во время сенокоса и вовсе «по совести» поступал; 2 копны заготавливали барину, третью — себе, а какие эти копны по размеру — значения не имело. Но люди тоже уважали барина, не жульничали, старались все по справедливости делать. Ведь Кальвин много помогал крестьянам. Почему? Неизвестно. Но, если у кого корова пала, крестьянин подходил к забору усадьбы, вставал на колени под балконом и ждал, когда барин выйдет. Дождавшись, излагал свою беду. И ему всегда помогали, выдавали бесплатно корову со скотного двора. Помещик любил сам объезжать свои деревни, смотреть за порядком. При усадьбе была своя больница, и если кто из крестьян болел, то ему оказывалась медицинская помощь.
Наверное, граф действительно был рачительным хозяином, потому что не только сохранил имение, но и многое еще сделал. При нем был сохранен и благоустроен в европейских традициях огромный красивый парк. В центре его располагался господский трехэтажный дом с двумя балконами, обращенными на озеро и двумя — в парк. На границе парка стояли вековые дубы. Они и доселе четко обозначают границы парка. Кроме дубов в нем находились липы, клены, ясени, тополя, а по краю располагались заросли сирени, орешника, черемухи. Также аллеи парка украшали редкие в нашей местности ряды боярышника и барбариса. По всему парку были разбросаны клумбы с цветами. Со всех сторон усадьба была обнесена высокой оградой на прочном каменном фундаменте, за которую не было хода крестьянам. За рядом дубов к западу располагался сад, в котором рядами росли яблони, вишни и груши. Груши были настоящие, очень большие и сладкие. Они плодоносили ещё в довоенное время. С трех сторон сад был обнесен елками, защищающими его от холодных ветров.
В самой усадьбе помещались конюшни. Одна для элитных жеребцов, на которых осуществлялся выезд помещичьей семьи, а вторая для рабочих лошадей. Здесь же стояли подвалы, инвентарный склад, скотники. Остатки подвалов, устеленные камнем, сохранились до нашего времени. В самом парке была разбита пасека, меда собирали много, особенно ценного липового, потому что пчелам не приходилось далеко летать за нектаром.
За забором, в сторону озера, усадебные постройки продолжались. На берегу озера находился винокуренный завод, работа в котором велась в нескольких цехах. Спирт продавали по хорошей цене по всей округе. Рядом с заводом на берегу располагалась воловня. Там держали огромных волов — зависть всей округи, потому что они были огромны, ухожены и очень трудолюбивы. Их тоже продавали выгодно. А секрет их роста был прост: их поили бардой — густыми остатками от браги — и от нее волы росли в прямом смысле на дрожжах. Огромные каменные корыта всегда были наполнены питьем. Вода для спиртзавода подавалась от одного из прудов по водопроводу самокатом. Деревянные трубы диаметром около 6 см и сейчас находятся на глубине около 1,5 метра.
Вот такой ухоженной, богатой, прочной и была усадьба Дубокрай в начале 20 века, вплоть до революционных событий.
Наступил 1917 год. Имение было покинуто хозяевами, и, к сожалению, об их дальнейшей судьбе ничего не известно.
В 1917 году началось разграбление усадьбы. Оно было разорено демобилизованными солдатами старой армии: господский дом разворовали, а в 1918 году в деревне Дубокрай, куда переселились беднейшие крестьяне из окрестных хуторов и сел, была создана первая крестьянская коммуна в Городокском уезде. С этого же года Дубокрай входит в состав спиртсовхоза «Лёховский» и утрачивает свое главенствующее значение в округе. Население деревни растет, строится новая жизнь. От Лёхова подводится дорога, проводится электричество.
В 30-е годы было решено разобрать Дубокрайскую церковь и перенести ее в село Лёхово, приспособив под клуб. После завершения строительства клуба, в первую же ночь, новый клуб сгорел. Конечно, поджигателей не нашли, а под клуб приспособили здание Лёховской соборной церкви.
В довоенный период в Дубокрае еще сохраняются остатки прежней барской усадьбы. Во время Великой Отечественной войны Дубокраю повезло больше окружающих деревень, потому что он не был сожжен, в нем жили беженцы со всей округи. Расквартировывали семьи и в бывшем помещичьем доме, и в подсобных помещениях. А вот после войны трехэтажный дом был сожжен, от него остался только каменный остов. Это было настолько прочное сооружение, что даже после пожара не разрушилось, а простояло до 70-х гг. Оказывается, весь дом был опоясан специальной арматурой, состоящей из длинной и очень прочной металлической ленты и сцепки в виде засова. Такое здание разрушить крайне трудно. Но время и люди сделали свое дело. Сейчас на месте шикарной усадьбы только вросший в землю фундамент, сохранились остатки сараев, конюшни, погребов, воловни. Парк тоже сохранил свои границы и общую планировку, но детали планировки (дорожки, разбивку клумб, кустарники и пр.) утрачены. Сейчас в д. Дубокрай проживает 27 человек. Они бережно хранят память о прошлом деревни, но, к сожалению, их становится все меньше и меньше.
С начала 21 века учащиеся Лёховской школы создали на базе парка экологическую тропу, тем самым пытаясь как можно дольше сохранить былую красоту этой местности. Но умирают деревни, и, наверное, если мы не изменим отношение к своей земле, скоро некому будет рассказать, какой же это необычный уголок огромной России — наш Дубокрай.
В нашей работе мы продолжили тему по изучению истории Лёховской волости, начатую учащимися нашей школы. История Дубокрая, пожалуй, одна из самых интересных. Ведь, как мы выяснили, проживавшие здесь люди, представители славного рода Рокасовских, и с самими русскими царями знавались, и не последнюю роль в истории государства Российского играли. Да и сама усадьба представляет интерес как одно из дворянских гнезд нашей страны. Мы многое почерпнули для себя, узнали столько интересного из прошлого нашей малой родины, и где бы мы не жили в дальнейшем, нам эти знания помогут в жизни. Конечно, всей истории этого заповедного уголка мы не узнаем никогда, но и то, что мы осветили в данной работе, достаточно интересно для наших земляков. Практическое значение данная работа имеет для проведения уроков истории, краеведения, а также для внеклассных мероприятий.
Большую поддержку оказал нам Интернет, мы использовали рассказы старожилов, печатные публикации и материалы школьного музея.
Бытует мнение, что имение Дубокрай принадлежало маршалу Советского Союза К. К. Рокоссовскому. Однако, никаких сведений точных об этом мы не нашли. Во всех архивных документах фамилия владельцев имения только внешне созвучна маршальской, а в написании и ударении различается. Поэтому, мы склонны думать, что Рокоссовский не имеет отношения к Дубокраю. Возможно, это тема для еще одного исторического исследования.

Список литературы:
1. Врангель-Рокасовский К. С. Перед бурей (Настоящая картина жизни в России перед коммунистической революцией 1917 года). — Вентимилья, Италия, — Тип. Лигуре, — 1978.
2. Гришкина С. В гостях у баронессы. // На Невском (альманах) — январь 2005, — №1.
3. Казюлин Н. Д. Родом из Дубокрая. // Невельский вестник 2003, — 10 января, 16 февраля.
4. Овечкин Е. Наследие Врангелей на Псковской земле. //Псковская губерния, — 2009, — №№44—46.
5. Розов Н. Г. Пушкинские Горы /Розов Н. Г. Ожерелье Псковской земли. Дворянские усадьбы. — Псков, — 2005.
6. Национальный исторический архив Белоруссии. Минск. 1437, «Дело «Инвентарь имения Дубокрай» 1845г.
7. [Электронный ресурс] — URL: www// gerbovnik.ru
9. [Электронный ресурс] — URL: http://militera.lib/ru/memo/russian/shavelsku_gi/pre.html
10. [Электронный ресурс] — URL: http://www.histori.pu.ru/bibliot/novhist/momo/spb2005/002.htm
11. Информанты.
a. Аблицын Д. В., 1928г.р. д. Дубокрай.
b. Зимин Н. В. 1956 г.р. д. Лёхово.
c. Зимина В. М. 1906 г.р. д. Дубокрай.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс