Две судьбы – одна война

Клава Прядко и Соня Кутломаметова — две судьбы

Автор: Нечаева Ксения, МОУ СОШ №1 им. К.С.Заслова, 7 класс
Руководитель: Нечаева Т. А., заместитель директора по ВР МОУ СОШ №1 им. К. С. Заслонова
2018 год

Русский снайпер — это что-то ужасное,
от него не скроешься нигде!
В траншеях нельзя поднять голову.
Малейшая неосторожность —
и сразу получишь пулю между глаз.
(Из дневников офицеров вермахта)

Введение.

Война… На войне всегда очень страшно и тяжело. Даже самых опытных и обстрелянных солдат страх пробирает до костей, заставляя пересиливать все невзгоды и трудности суровых будней. Особенно тяжело на войне женщинам. Ещё в период 1941-1945-ых годов лётчицы, санитарки, зенитчицы, связистки, разведчицы плечом к плечу с мужчинами сражались на всех фронтах. Их имена навечно вошли в историю нашей Родины, их героизмом восхищались миллионы людей. Но особое внимание заслуживают женщины, волею судьбы освоившие одну из опаснейших и сложных военных профессий — снайпер.
10 ноября 2017 года в газете «Невельский вестник» я прочитала статью О. Г. Герасимовой «А нам остается память…», из которой узнала о снайперах 21 гвардейской стрелковой дивизии Клавдии Прядко и Соне Кутломаметовой. Истина о захоронении девушек восстановлена, но из бесед с поисковиками мы узнали, что многое еще не выяснено, особенно о Соне Кутломаметовой.
В школьном музее я нашла альбом «Женщины в солдатских шинелях. Выпускницы Центральной женской школы снайперской подготовки», и меня заинтересовал вопрос: каково участие девушек-снайперов в Невельской наступательной операции?
Вопрос об участии и роли женщин-снайперов достаточно подробно представлен в военной литературе, беллетристике, мемуарной литературе. В частности, в журналах «Огонек», «Работница», «Советский воин» конца 60-х — начала 70-х годов были опубликованы воспоминания девушек-снайперов: Л. Макаровой, Е. Никифоровой, С. Шляховой, А. Лобковской, Л. Артамоновой и некоторые документальные материалы.
О девушках-снайперах писал и К. Лапин в книге «Подснежник на бруствере». В повести рассказывается о выпускницах Центральной женской снайперской школы, прибывших на Калининский фронт. Книга документальная, представляет собой записки снайпера Любы Макаровой. Герои ее названы своими подлинными именами, многих читатель может увидеть на фотографиях, найденных в архивах.

  1. О Центральной женской снайперской школе.

В декабре 1942 года при Центральной Школе инструкторов снайперского дела ГУ ВВО НКО СССР впервые за всю историю военного искусства были сформированы курсы по подготовке девушек-снайперов для фронта. Комсомол страны по призыву ЦК направил на эти курсы 403 патриотки нашей Родины. Все они были добровольцами. На базе курсов в мае 1943 года была создана Центральная женская школа снайперской подготовки.
Из писем, которые хранятся в школьном музее, я узнала, что «…из разных городов приехали девушки-добровольцы, почти все они были комсомолки. Разные по образованию, национальности, возрасту (большинство 18—20 лет) они были одержимы стремлением — скорее на фронт».

Снайперы женщины
Чувство ненависти к врагу, огромное желание внести свой вклад в защиту Родины от фашизма помогло молодым патриоткам стойко переносить все тяготы сурового военного быта, привыкать и осваивать как необходимость, строгие требования военной дисциплины. Старательно овладевать военными и политическими знаниями.
В одном из писем Е.А.Сурниной, боевой подруги Клавы Прядко, которое она написала в школу №5, я прочитала: «В снайперской школе девушек очень хорошо подготовили к фронту. Мы научились метко стрелять в цель, маскироваться под окружающую нас местность. Это всё на фронте очень пригодилось. Я вот всё вспоминаю о наших командирах в школе. Как они старались нам втолковать, вложить в нас все свои знания. Может благодаря таким командирам я вот, например, сейчас и живу».
За отличные показатели в учебе курсантки награждались Почетными грамотами ЦК ВЛКСМ, именными винтовками, ценными подарками. Всего награждено Почетными грамотами ЦК ВЛКСМ — 113 человек, именными винтовками — 45 человек, среди них Клава Прядко, Саша Шляхова, Зина Попова, Нина Соловей, Тамара Константинова, Нина Мазярова и другие.

  1. Женщины-снайперы — боевое крещение.

На фронт девушки-снайперы уезжали подразделениями со снайперскими винтовками, в сопровождении командиров и политработников школы.
Летом 1943 года на фронт в 3-ю ударную армию прибыло 50 девушек-комсомолок, только что закончивших под Москвой Центральную женскую школу снайперской подготовки. После проверки меткости стрельбы и боевой подготовки, показавшей хорошие результаты, этой группе дано было наименование «Армейская женская рота снайперов», а командующий 3-ей ударной армией генерал-лейтенант Галицкий каждой девушке вручил снайперскую книжку, в которой записывались командирами и наблюдателями уничтоженные фашисты.
Боевое крещение получили девушки и открыли свои боевые счета в прославленной 21-ой гвардейской дивизии, которая после упорных боев занимала оборону в районе Птахинской высоты Калининской области.
Установлено, что девушки-снайперы уничтожили свыше 12 тысяч гитлеровцев. В каждом выходе Снайперы женщины«на охоту», в каждом бою и походе — подвиги юных патриоток. Бывали острые бои, в которых участвовали девушки-снайперы. Они своим прицельным огнем, а порой из автоматов, уничтожили многих гитлеровцев, счет которых никто не производил.
В обороне и в наступлении, в разведке и на марше — всюду необыкновенные солдаты проявляли лучшие черты советской молодежи: смелость и мужество, находчивость и стойкость, высокий моральный облик и веру в Победу. Попадая в тяжелую обстановку боя, девушки не теряли самообладания, всегда находили силы и шли впереди. А если выходили из строя командиры подразделений, поднимали солдат в атаку (Алия Молдагулова, Зина Попова, Вера Артамонова, Галя Кочеткова, Тоня Сазонова, Новокова, Зыкова и другие).
Отважные снайперы показали многочисленные примеры безграничной смелости, выдержки, выносливости, умело применяли хитрую смекалку в борьбе с врагом.
В августе 1943 года начальник политотдела 3-й ударной армии полковник Ф. Я. Лисицын сообщал командованию Центральной женской школы снайперской подготовки о первых успехах выпускниц: «Девушки — снайперы, обучавшиеся в вашей школе, 7 августа 1943 года вышли на „охоту“. К исходу дня 12 августа, за 6 суток, все… открыли личные счета, уничтожив 179 оккупантов. Первая открыла счёт ефрейтор Скрипочкина. Лучшие показатели имеют: ефрейтор Ускова, истребила 9 немцев, ефрейторы Болтаева и Голеня, истребили по 8, ефрейторы Жаркова, Макарова и сержант Крамерова — по 7, ефрейторы Скрипочкина, Шляхова, Крестьянинова и Обуховская — по 6, ефрейторы Прядко и Маринкина — по 5 немцев». Снайперы женщиныСохранилось письмо, которое Клава Прядко отправила с фронта своей «маме Кате», так девушки ласково называли Е. Н. Никифорову. «…Скоро будет 2 месяца, как я выполняю самостоятельные боевые задачи. Чувствую, что польза есть, и немалая. Со мной в группе Саша Шляхова, Клава Марийкина, Люба Макарова, Зоя Бычкова и Нина Обуховская. Живём мы дружно, и соседи у нас отличные — артиллеристы. У них очень хорошо поставлена разведка, они всегда знают, откуда возможно появление противника и подсказывают нам, как лучше выбрать направление „охоты“. В свободное время мы вместе с ними устраиваем вечера самодеятельности».
В ноябре 1943 года командование 3-й Ударной армии откомандировало девушек — снайперов в 46-ю Гвардейскую дивизию.
Особую отвагу Прядко проявила в бою при освобождении деревни Видусово в январе 1943 года. Батальон пошел в атаку. Прицельным огнем по вражеским пулеметным точкам наступление поддерживала рота снайперов. Начался рукопашный бой, и Прядко, а за ней и Шляхова кинулись в самую гущу схватки, увлекая за собой к вражеским окопам солдат.
Появились раненые. Девушки, не обращая внимания на свист пуль и разрывы мин, принялись оказывать им первую медицинскую помощь. Когда Саша перевязывала очередного бойца, осколок разорвавшегося снаряда ранил ее в ногу. Клавдия наложила бинты на рану, отвела подругу в санроту и, вновь вернувшись, стала выносить тяжелораненых с поля боя.

  1. Клава Прядко и Соня Кутломаметова — две судьбы.

При освобождении Невельского района погибли многие девушки-снайперы, некоторые из них остались на нашей земле навечно, среди них Клава Прядко и Соня Кутломаметова.
В декабре 1942 года, в составе первой группы девушек — добровольцев, Клавдия Прядко была принята в Центральную женскую школу снайперов. Окончила её в июле 1943 года. Вспоминает Клава Прядкобывший снайпер 21-й Гвардейской стрелковой дивизии 3-й Ударной армии Любовь Михайловна Макарова: «Клаву Прядко я в первый раз увидела в декабре 1942 года. Среди пёстрой толпы девушек, приехавших со всех концов страны в Москву учиться на Центральных женских снайперских курсах, выделялись две. Разговаривали они между собой по-украински, видно, знакомы были уже не первый день, да и чем-то походили друг на друга: обе белокурые, высокие, статные. Старшая по возрасту, это и была Клава Прядко…»
В школе Клава писем от родных не получала. В самом начале войны случилось непоправимое. Смертью храбрых пал муж Клавы, служивший на западной границе. В оккупации погибли все её родные. Через 5 месяцев занятия приближались к концу. На инспекторских стрельбах Шляхова и Прядко вышли победительницами. Одними из первых они получили в подарок от ЦК BЛКСМ именные снайперские винтовки. Радости и гордости девушек не было предела. На торжественном собрании по случаю окончания курсов Клавдия Прядко сказала: «Партия доверила мне с винтовкой в руках защищать наше Отечество. Дорогие товарищи, я буду беспощадна к врагам! Я обещаю, что на фронте первого немца убью пулей, которую беру с собою из школы».
И вот июль 1943 года. Первый выпуск отправлялся на фронт. В составе 50 девушек Клава Прядко была отправлена в запасной полк (Великие Луки), а затем — на Калининский фронт, в 21-ю Гвардейскую стрелковую дивизию. Путь от Москвы до Великих Лук казался нескончаемо длинным. На фронте коммунисты женской роты снайперов избрали Клаву Прядко своим парторгом. Уже через месяц пребывания на переднем крае Клава подала рапорт командиру 1-го батальона 59-го стрелкового полка 21-й Гвардейской дивизии с просьбой направить её в подразделение разведчиков. Она искала, требовала самого сложного боевого задания. В сборнике «Снайперы» в статье «От Великих Лук до Берлина» Ф. Лисицына мы читаем: «Клава объясняла подругам: «Девочки, у вас есть матери, мою же смерть некому оплакивать. Я должна, обязана уничтожить больше фашистов, чем каждая из вас». (И не знала Клава, что жива её мама, которую подруги отважного снайпера разыскали в 1968 году).
…Пришла зима 1943 года, а вместе с ней первые декабрьские морозы. Часть держала тогда оборону на Ленинградском направлении. С раннего утра до поздней ночи снайперы вели наблюдение за вражескими окопами.
В один из этих тревожных дней Прядко и Шляхова, сидя в засаде, уничтожили сразу нескольких вражеских солдат. Разъяренный противник открыл минометный огонь по окопу, где притаились девушки. Враг не жалел снарядов. Перед самой снайперской ячейкой разорвалась тяжелая мина. Находящегося вблизи бойца-разведчика убило… В журнале «Работница» в 1970 году было Соня Кутломаметоваопубликовано письмо с фронта снайпера Саши Шляховой — боевой подруги Клавы, датированное 29 февраля 1944 года: «… рано утром мы вышли на свой снайперский пост. Мы были втроём. Клава Прядко — в 20 метрах от меня справа; Соня Кутломаметова — слева. В те холодные декабрьские дни на некоторых участках фронта противник пытался прорвать нашу оборону. Ровно в 16:30 он начал обстреливать наш передний край из миномётов. Первая мина разорвалась неподалёку от Сони. Нас, меня и Клаву, толкнуло чувство, что Соню ранило и бросились к ней, но она уже бежала к нам. Я отбежала от своего снайперского поста не больше как на 2 метра. Вторая мина попала на то место, где лежала я, третья — прямым попаданием в Клаву… Клава упала…» так погибла на боевом посту Клавдия Георгиевна Прядко.
На околице деревни Мотовилихи Невельского района Псковской области, где росли две березки, хоронили мы свою старшую подругу. Слез не сдержали, когда гроб опустили в свежую могилу. Винтовочный залп в сторону врага, наш прощальный салют прозвучал гулко среди тишины. Над могилой мы поклялись отомстить врагу за раннюю смерть нашей славной Клавы Прядко.
Долго еще молча стояли мы у свежего холмика, навеки скрывшего от нас дорогую подругу».
Ефрейтор Клавдия Прядко истребила 42 фашиста. Командование 3-й Ударной армии посмертно наградило Клавдию Прядко орденом Отечественной войны II степени, который сейчас хранится в Центральном Музее Вооруженных Сил.
В одном из писем мамы Клавы Прядко, Дарьи Трофимовны, присланном в СОШ №5 2 мая 1973 года, читаем: «Сообщаю вам, что мне прислали из Москвы из Музея Советских Вооруженных Сил письмо с фотографиями Клавы и орден Отечественной войны второй степени, которым была награждена моя Клава. Пишут, что ко дню Победы орден выставлен рядом с фотографией Клавы и снайперской винтовкой в музее».
В 1968 году украинка Клавдия Прядко была перезахоронена на братском кладбище в деревне Чернецово рядом с боевой подругой по женской снайперской роте дочерью татарского народа Соней Кутломаметовой.
В письмах и воспоминаниях ветеранов Великой Отечественной войны, женщин-снайперов часто упоминается Клава Прядко как одна из отважных снайперов.
Что нам стало известно дополнительно о Клавдии Георгиевне Прядко?
Ответить на этот вопрос могут помочь материалы школьного музея МБОУ СОШ №5 им. В.В.Смирнова. В одном из альбомов «Выпускницы Центральной снайперской школы — Клава Прядко и Саша Шляхова» мы нашли переписку следопытов с родителями снайперов Саши Шляховой и Клавы Прядко.
Из письма Дарьи Трофимовны Прядко, написанного 16 ноября 1970 года, я узнала, что «когда Клава была маленькой, было очень трудное время: голод, карточная система, банды. Но люди боролись, выживали, и мы тоже, как все, жили, думали о лучшем. Училась в школе Клава хорошо, общительная, весёлая, она была заводилой и затейницей. В 7 классе ей поручили учить безграмотных взрослых с нашей улицы читать и писать. Окончив 8 классов, Клава уехала в город Лисичанск вожатой в пионерлагерь. Дети очень любили её, и когда она уехала в Киев работать в детдом, я получала много писем из пионерлагеря для Клавы. В Киеве она поступила в кружок — Ворошиловский стрелок, и после сама руководила этим кружком. В детдоме она работала до начала войны, а потом эвакуировалась с детдомом в Челябинскую область и оттуда ушла на фронт. С фронта я от неё получила всего два письма. Ответ на второе моё письмо она уже не получила, оно вернулась назад, а через несколько дней и извещение, что Клава погибла».
О Соне Кутломаметовой практически ничего не было известно. В архивах школьного музея в списках девушек-снайперов 59 Гвардейского стрелкового полка 21 Невельской гвардейской стрелковой дивизии мы смогли найти только год рождения снайпера — 1922.
На сайте «Солдаты Победы» читаем информацию: «Воевала в составе 153 армейского запасного стрелкового полка в должности снайпера армейской роты девушек-снайперов. Действуя в расположении 59 гвардейского стрелкового полка 21 гвардейской стрелковой дивизии в должности снайпера 7 стрелковой роты, в период с 6 по 15 ноября 1943 она довела свой боевой счет до 24 уничтоженных гитлеровцев. За проявленный героизм награждена медалью „За отвагу“ (04.12.1943). Умерла от ран 13.12.1943. Первичное место захоронения: Калининская обл., Невельский р-н, д. Мотовилиха».
Из воспоминаний снайпера Макаровой Любови Михайловны: «Всего неделя прошла со дня гибели Прядко — и новая потеря: убита Соня Кутломаметова. Та самая Соня, которая столь умело замаскировалась на учениях, что командир не мог обнаружить её до тех пор, пока не наступил на «кочку», где она затаилась. Та Соня, которая совсем недавно, стоя у открытой могилы, клялась отомстить за Прядко. Снайперская пара Виноградовой и Кутломаметовой получила задание: заглушить пулемёт! Сбросив полушубки, чтобы было легче передвигаться, в белых маскхалатах, надетых поверх ватников, девушки поползли вперед. Дула винтовок заткнуты тряпицами, чтобы не набился снег, а что лицо в снегу — не беда: растает. В одной руке винтовка, в другой — граната. Снег был рыхлый, следом протянулся белый неровный коридор. До дзота оставалось всего 50 метров. Осторожно проделав в снегу бойницу, Соня увидела чёрную щель дзота и лицо вражеского пулемётчика. Тщательно прицелившись, выстрелила. Вслед за нею послала пулю Виноградова. Пулемёт смолк, сзади послышалось приближающееся «Ура!». Гвардейцы ворвались в окопы, завязалась короткая, ожесточённая схватка. Рота выполнила боевое задание, высота была наша. Бойцы не знали, как благодарить девушек, промокших от снега, но довольных, победно весёлых. Весь день гитлеровцы непрерывно обстреливали высоту, лишь к вечеру огонь стих. Поредевшая, усталая рота передавала рубеж свежей части. Маскируя смену частей, наши миномётчики обстреляли врага. Фашисты ответили. Снайперская пара могла идти отдыхать, но продрогшие девушки продолжали вести наблюдение: не перешёл бы немец в контратаку. Неподалёку разорвалась мина. Шура, прижавшись к стенке окопа, не могла понять, почему её напарница клонится лицом в снег. Упав на колени, она трясла безвольное тело подруги, звала её по имени — Соня не откликалась: ранение было смертельное.
И снова ружейно — автоматный салют у могилы, отрытой рядом с запорошенным снегом бугорком, где уснула последним сном Клавдия Прядко. «Долго мы стояли у дорогих могил, не вытирая слёз сбегавших по щекам. Спите, дорогие подруги! Мы не забудем — вас, не простим врагу вашу раннюю смерть!..»
Таким образом, до августа 2017 года считалось, что боевые подруги — Клавдия Прядко и Софья Кутломаметова — покоятся на Братском захоронении в деревне Чернецово.

  1. Момент истины.

В августе 2017 года в ходе «Вахты памяти-2017» поисковики пришли к выводу, что на кладбище в Чернецово похоронена боевая подруга Клавы Прядко — Соня Кутломаметова, а останки Чернецовоотважного снайпера К.Г.Прядко обнаружены только этим летом. А помог поисковикам в этом житель деревни Червоеды О. П. Болдышев.
Иван Петрович Михайлов, командир ПО «Гвоздика», посетовал, что если о Клаве Прядко известны место жительства и биографические данные, то о Соне — ничего.
Изучая материалы музея СОШ №5, мы обнаружили письмо Алеевой Раисы Каримовны, подруги С. Кутломаметовой, которая пишет: «Кутлумаметова Сафура (Софья по-русски) Мухаметзяновна родилась в 1922 году в селе Серебряково Тяжинского района Новосибирской области (ныне Кемеровская область Тисульский район).
Росла и училась в этом же селе. В 1938 году окончила семилетку и поехала учиться в Томское татарское педучилище. В 1940 году вышел закон о платном обучении. По этой причине она вернулась в родное село, а потом в конце 40-го года уехала в город Новосибирск, поступила на курсы топографов и оттуда была взята в Красную Армию».
Мы написали письмо в школу села Серебряково, обратились в военкомат, но пока никакого ответа не получили.

Заключение.

Со времен самой страшной и кровопролитной Великой Отечественной войны прошло вот уже 73 года. А перед ними открываются все новые и новые факты.
Работая над темой «Две судьбы — одна война», я проанализировала имеющиеся материалы и узнала некоторые факты:

  1. Клава Прядко работала до войны в Лисичанске, затем в Киеве, вместе с детским домом эвакуировалась в Челябинск, откуда ушла на фронт.
  2. Софья Кутломаметова родилась в 1922 году в селе Серебряково Тяжинского района Новосибирской области (ныне Кемеровская область Тисульский район).
  3. Только в 2017 году настал момент истины: благодаря поисковикам отряда «Гвоздика» 31 октября 2017 года Клавдию Прядко предали земле рядом с Соней Кутломаметовой на братском захоронении в деревне Чернецово.

Список источников

  1. Снайперы. Сборник очерков. М.: Молодая гвардия, 1976. — с. 86, 124, 132
  2. http://www.pobeda1945/
  3. Фонды школьного музея СОШ №1
  4. Фонды школьного музея СОШ №5
  5. Чувилкин В. А. Девушки в шинелях. М.: Московский рабочий, 1982.-с.47,56,82,106

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс