Незабываемый рейд под Белгородом

Евгений Викторович Шкурдалов

Герой Советского Союза Евгений Викторович Шкурдалов — наш земляк. Родился он в Невеле. В детском возрасте Женя лишился отца матери. Их заменила Родина. Воспитывался в Гагринском детском доме, носящем сейчас имя В.П. Ставского.
Евгений Викторович окончил институт. В 1934-1940 годах в составе отдельного  студенческого добровольного лыжного батальона воевал с белофиннами. С октября 1941 года — на фронтах великой Отечественной. Его боевой путь начался в полях Подмосковья, потом пролегал через Евгений Викторович ШкурдаловУкраину, Венгрию, Чехословакию. Ратный подвиг Евгения Викторовича отмечен боевыми орденами, многими медалями. В марте 1944 года ему присвоено звание Героя Советского Союза. Об одном из героических подвигов советских воинов Евгений Викторович рассказывает ниже.

После непрерывных тяжелых боев наш батальон к исходу 6 августа 1943 года сосредоточился в одном из многочисленных оврагов северо-западнее Белгорода. Под прикрытием боевого охранения танкисты приводили в порядок технику, заправляли машины, ремонтировали их. Неожиданно в расположение батальона прибыл представитель штаба корпуса. Он передал приказ.
Нашему батальону предстояло, обходя опорные пункты и узлы сопротивления противника, пройти около 100 километров по тылам врага, в ночь на 7 августа внезапным ударом ворваться в город Золочев, разгромить штаб немецкой группы армий, нарушить управление войсками противника и тем самым способствовать быстрейшему овладению городом Харьковом.
«Как же лучше выполнить боевой приказ? Каким образом без потерь преодолеть огневой рубеж, созданный немцами перед нашими позициями?». Это волновало всех, а меня как командира в особенности. Чтобы выйти в тыл к немцам, я решил использовать глубокий длинный овраг, считавшийся непроходимым для танков. Маневр удался. Наши машины легко «спрыгнули» с шестиметровой высоты на дно оврага и без единого выстрела преодолели огневой заслон противника. Ориентируясь по огням задних фонарей, колонна, несмотря на темноту, быстро продвигалась вперед.
Вдруг старший лейтенант Шурупов наклонился ко мне и крикнул:
—        Немцы!
Впереди отчетливо были видны огни идущих машин врага. Как быть? Мысль работала лихорадочно. А что если пристроиться к колонне немцев и следовать за ними, пока это будет возможно?
—        Передайте приказ всем: «Остановка!» Я сказал я радисту.
В составе семи наших машин, отправившихся в рейд, был один легкий бесшумный танк «X—70». По своему внешнему виду он напоминал немецкий танк «Т-2». Командовал нашей «малюткой» старший лейтенант Ковалев, в прошлом студент института иностранных языков. За год пребывания на фронте он отлично изучил все повадки врага.
—        Товарищ Ковалев, вы будете следовать впереди колонны! — приказал я. — С немцами вы всегда находили «общин язык». Думаю, и на этот раз: все обойдется благополучно.Евгений Викторович Шкурдалов
И действительно, старший лейтенант Ковалев быстро определил опознавательные световые сигналы. Трофейным фонариком он правильно и своевременно давал ответы. Немцы ничего не подозревали. Свыше тридцати километров прошли беспрепятственно в колонне врага. Вблизи крупного населенного пункта Уды враги остановились. Метрах в 500 от них встали и мы. Фашисты рассыпались по селу, стали расставлять машины.
Теперь из «союзника» вражеская колонна, примерно, из ста машин, сопровождаемая, «тигром», стала для нас препятствием.
—        Товарищ капитан,— обратился ко мне по радио старший лейтенант Ковалев,—разрешите на малом газу подойти к «тигру» и расстрелять его?
—        Действуй!
Немцы опознали «малютку» лишь в 10—12 метрах от глыбообразного «зверя». Пока вражеские танкисты занимали места, старший лейтенант Ковалев сделал три выстрела в упор, и «тигр» запылал.
Это послужило сигналом для остальных машин. Они рванулись вперед, стали расстреливать и «утюжить» гусеницами фашистскую колонну. Через несколько минут с врагами было все покончено.
Но мы понимали: главное — впереди. Глухо урча, тридцатьчетверки под прикрытием танка Ковалева продолжали рейд на Золочев.
Водитель славной «малютки» нашел простой и бесшумный способ снимать вражеских патрулей. Когда гитлеровцы красным светом давали приказ «Стоп!», он замедлял ход, и имитируя остановку. А на расстоянии одного-двух метров резко, прибавлял газ и давил фашистов гусеницами.
К утру были у Золочева. По моему сигналу танки развернулись в боевой порядок и рванулись вперед. Батарея противника, прикрывавшая подступы к городу, успела сделать только один выстрел и тут же была раздавлена тремя танками под командованием Михаила Тихонова. Город спал. Внезапность удара была полная.
Ворвавшись в Золочев, мы вынуждены были продвигаться довольно медленно, так как все улицы оказались буквально забитыми транспортными машинами, артиллерийскими тягачами, Евгений Викторович Шкурдаловбронетранспортерами и повозками. Советские танкисты в упор расстреливали наиболее важные цели, давили фашистскую технику гусеницами.
Я все свое внимание сосредоточил на розыске штаба. Вдруг на повороте навстречу нашему мчащемуся танку из-под горы выползла «пантера». Шурупов еще не успел зарядить пушку после очередного выстрела.
—        Тарань! — крикнул я по переговорному устройству механику-водителю старшине Журавлеву.
Раздался страшный треск, и немецкий танк опрокинулся в кювет. С большим трудом мы освободились из смертельных объятий горящей «пантеры» и двинулись дальше.
А вот на тихой зеленой улочке и штаб. От него в различных направлениях расходятся провода связи, в садах стоят радиостанции. С хода открываю интенсивный огонь из пушки и пулемета. Горят дома, машины, падают высокие антенны радиостанций. На улицу вырывается камуфлированный «Оппель-адмирал» и пытается скрыться.
—        Короткая, — командую Журавлеву, а сам нажимаю на педали спуска.
Снаряд разрывается впереди немецкой автомашины. Но длинная пулеметная очередь выводит ее из строя. Здесь захватили папки с важными документами.
В течение дня мы отразили восемь вражеских атак, сожгли 22 немецких танка и уничтожили сотни гитлеровцев. Но и у нас осталась более или менее исправной одна моя машина. Экипажи каждого танка оборонялись до конца. Последними гранатами эти простые скромные парни подрывали себя и окружавших их фашистов.
Утром 8 августа 1943 года мимо нас, ревя моторами и лязгая гусеницами, проносились танки бригады полковника Колесникова. Стремительное наступление на запад продолжалось.

Е. ШКУРДАЛОВ, Герой Советского Союза.
«Красное знамя» 1967 год

Двое на войне. В дни жестоких испытаний они верили – их спасет любовь

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс