ВСЕ ДОРОГИ ВЕДУТ… В НЕВЕЛЬ

Исследование изменений в этнографическом составе населения Невельского уезда (XV—XVII век)

Автор: Храбрый Максим, обучающийся 8 А класса МОУ «Гимназия г. Невеля Псковской области»
Руководитель: Петрова О. В., учитель русского языка и литературы МОУ «Гимназия г. Невеля Псковской области»
2013 год

В Невеле ни один из столов не стоял прямо
Пословица

В устной традиции сохранились пословицы: «Хвалите Бога в Невеле» и «В Невеле ни один из столов не стоял прямо». Данные пословицы наглядно характеризуют то множество национальностей и соответственно религий, которые издавна существовали в нашем городе. Искусство мирно жить с непохожими людьми, с людьми, которые действуют не так, как ты — это и называется толерантностью. Толерантен ли наш город Невель, город издавна считавшийся многонациональным?
Цель данной работы — на основе изучения исторического прошлого нашего города изучить вопрос о формировании этнического состава и структуре населения Невеля в период с XV по XVIII век.
В процессе формирования этнического состава населения Невеля можно выделить три периода:

  1. Основание города в период царствования Ивана Грозного XV—XVI века
  2. Невель вне пределов Русского государства –XVII век
  3. Невель в составе Витебской губернии XVII век.

1. Анализ источников и историография
Основным источником изучения этнографического состава населения Невеля стала работа Зорина Н. И. «Вопрос об этнографическом составе населения Невельского уезда», эта работа — наиболее полное исследование этнографического состава населения Невельского уезда. Зорин Н. И. (1879 — 1974г.г.) — краевед, преподаватель русского языка и литературы, долгие годы жил и работал в Невеле.
В работе рассматривается процесс изменения национального состава Невельского уезда под влиянием внешнеполитических факторов — постоянная борьба России с Польско-Литовским государством за влияние в данном порубежье. Здесь издавна складывалась специфическая этнографическая ситуация. Вот те потоки, которые вливались в среду местного населения: постоянные перемещения жителей; столкновение волн переселенцев из внутренних районов России и из Западной Белоруссии; также сюда бежали из обоих пределов опальные лица, совершившие те или иные преступления. Всё это наложило отпечаток: образовалось своеобразно перемешанное местное население.
К современным исследованиям истории Невеля относится книга Петрова Г. В., преподавателя ПГПИ им С. М. Кирова, «Невель» из серии «Города Псковской области». Здесь описана краткая история города, начиная с момента заселения края кривичами в глубокой древности, рассматриваются варианты происхождения названия города, даётся хронология основных событий. Однако, основное место занимает описание и анализ событий советского периода: периода коллективизации, событий Великой Отечественной войны, восстановления народного хозяйства и достижений социалистического строительства. Это Максимовская Л.М.единственная книга, дающая наиболее полную информацию о Невеле XX века.
Наиболее полное представление об истории Невеля даёт работа Невельского краеведа Максимовской Л. М. Людмила Мироновна — уроженка города Невеля, много сил и времени уделяет изучению истории родного края. В своей книге «Невельская старина» она смогла собрать и обобщить документы по истории родного города с XVI по XX века. Её сборник состоит из четырёх частей. В части первой помещены исследования историков и краеведов о Невеле и Невельском уезде. Во второй — официальные документы и справочные издания XVII — XX веков, касающиеся Невеля. В третьей собраны материалы губернской и уездной печати о Невеле и уезде. А в четвёртой — заметки путешественников об окрестностях Невеля.
Наиболее полно представлен материал о еврейской общине Невеля и её религиозной жизни Майклом Роуз. Освещён достаточно большой исторический период — с 1772 по 1917г. г. Эти сведения опубликованы в Невельском сборнике, выпуск 2004г. (по материалам десятых Невельских Бахтинских чтений 2003г.).
Майклом Роузом проанализирована жизнь еврейской общины в трёх аспектах: религия, просвещение и революция как важнейшие события, коснувшиеся всех сторон жизни общины. При подготовке своей работы автором использованы материалы историка еврейства Дубнова, данные устной истории, с описанием известных событий русской истории за последние три десятилетия. Эта работа представляет собой очерк Невельской еврейской общины и служит введением в изучении её истории и города в целом.
Невель в течение длительного времени находился в составе Витебской губернии (Белоруссия), поэтому в белорусской историографии сведения о Невеле встречаются часто, являются достаточно полными. Эти сведения содержатся в документах Государственного архива Витебской области, на основе которых составлено Г. В. Нургалиевой описание «Языковой и культурной ситуации в Невеле 1910—1920 годов». Эти материалы опубликованы в Невельском сборнике выпуск 3. 1998 года. Сведения Г. В. Нургалиевой основываются на Памятных книжках, в которых имелись статистические данные о народах, населявших Витебщину, на данных известного витебского краеведа А. Сапунова, первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897г., переписи 1920г., фонда Отдела народного образования Исполнительного комитета Витебского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.
Невель — один из древнейших городов на территории Псковской области. В силу всего географического положения на границе Русского государства его история богата событиями.
В XVI — XVIII в. в. Невель был пограничным городом, поэтому часто подвергался нападениям и грабежам. По данным, приведенным в издании «Городские поселения в Российской империи», Невель был театром военных действий в Ливонскую войну (1558—1583г.г.), в 1580г. после штурма крепости сдался Польше, а в 1582г. снова возвращен России по Запольскому договору.
После событий Смуты на Руси по Деулинскому перемирию (1618г.) Невель отходит к Польше. События Смоленской войны (1632—1634гг) разворачиваются таким образом, что в 1632г. Невель сдаётся русским, но так как эта война была неудачной для России, то по Поляновскому договору (1634г.) Невель возвращён Польше. События русско-польской войны 1654—1667г.г. также коснулись земли Невельской. Царь Алексей Михайлович «ходил на Литву». Невель сдан боярину Василию Петровичу Шереметьеву польским шляхтичем Борисом фон Дереном. По Андрусовскому перемирию Невель отходит к русским, но в 1668г. возвращен Литве, а с 1678г. почти сто лет наш город находился в составе Речи Посполитой.
С 1533 г. (первое упоминание в Псковской летописи «города Невля») и по 1772 год (окончательное вхождение города в состав России) — всего 239 лет, из них 111 лет Невель принадлежал России, 128 лет — Польше.
В 1773 г. Невель стал уездным городом Полоцкой провинции Псковской губернии, в 1777 г. — уездным городом Полоцкой губернии, в 1796 г. — Белорусской, в 1802 г. — Витебской губернии и таковым оставался до 1924 г. Из приведённых фактов можно сделать вывод, что этнографический состав населения сформировался под воздействием исторических событий, которые выпали на долю нашего города.
Невельские земли, как показали археологические исследования, проводившиеся на территории района экспедицией Эрмитажа, были заселены в глубокой древности. Археологами обнаружены курганы с остатками трупосожжения у озер Большой Иван и Малый Иван. Курганы также обнаружены в районе деревень Туричино и Доминиково. Наиболее активно окрестности Невеля, да и сам Невель начинает заселяться в конце ХV века.
Материал о динамике народонаселения по историческим периодам Невельской Невельская стариназемли изучался в основном по имеющимся письменным источникам, опубликованным в книге «Невельская старина», Невельским сборникам, данным проводившихся переписей населения 1897 г., 1920 г., историческим картам, исследованиям по этническому составу населения Н. И. Зорина. Эти источники позволяют сделать вывод о том, что ранее ХIХ в. материалы по этнической статистике Невельщины не собирались, те, что имеются их не так много. Последняя научная дискуссия состоялась в 1920-х годах — об этнической принадлежности населения Невельского и Себежского уездов. То, что Невель в течение длительного времени находился вне пределов русского государства, оказало влияние на формирование этнокультурных особенностей нашего района.

  1. Этнографический состав населения Невельского уезда

Изучением этнического состава населения Невеля и его окрестностей занимался Зорин Николай Иванович (1879—1974) — краевед, преподаватель русского языка и литературы.
В 1927 году Зорин принял участие в работе 1-го Псковского губернского краеведческого съезда с докладом «Об этнографическом составе населения Невельского уезда», написал так же статью — «Говор и народное творчество населения Невельского уезда». Работа не была полностью завершена — 2 июня 1930 года Зорин был арестован и выслан из Невеля.
В своих работах Зорин сделал вывод о великорусском тяготении Невельского уезда. «…Уже с конца XV века …Москва стремится обосноваться в наших местах. В первой половине XVI века она решает уже ногою твердой стать как в Невельской, так и соседних с нею землях, как опорных пунктах в дальнейших своих устремлениях на запад».
Когда город основывался, возводились укрепления, то сюда переселяли более Зорин Н.И.устойчивое население из центральных областей русского государства, сюда же выселяли из центральных областей шатких элементов.
И вот факты, подтверждающие это. Под 1535 годом псковский летописец записывает: «Новгородцы много посохи послали для построения нового города» (посохи — наряд людей, посохи были конные и пешие).
«При взятии Полоцка в 1563 году Грозный, не будучи в состоянии выслать в Москву жителей, часть их (преимущественно еврейское население) приказал утопить в Двине, а по отношению к остальным, удаляясь из Полоцка, отдал такой приказ своим воеводам: «Если в ком-нибудь из них …заметят шаткость, то таких людей выселять в Псков, Новгород, Луки Великие, а оттуда в Москву». На место выселенных шли толпы переселенцев из Москвы. Правда, встречаемся и с обратным явлением. Так,
в 1579 году Баторий писал литовскому дворовому конюшему: «Многие стрельцы и другие люди Московские после взятия нами Полоцка и прочих крепостей русских поддались нам, а мы их наделили пустыми участками в старостве Городнецком, но им нечем обрабатывать эти участки, так приказываем тебе — взять у подданных наших в Литве кич самых негодных и мелких штук с полтораста и поделить их между Москвичами».
Но поскольку власть Батория распространялась на Невельские и Себежские земли только два года (1580—1582), а затем эти земли опять перешли к Москве, а следовательно, получили оттуда приток новых выселенцев, то мы вправе утверждать, что весь XVI век и даже ранее, с конца XV века (с 1478 года) и до 1618, то есть около 150 лет — мы встречаем здесь московское влияние, и следовательно, и преобладание здесь московской языковой волной, шедшей сюда вместе с переселенцами из Москвы».
В 1618 году эта волна вновь сталкивается здесь с объединенной польско-литовской волной и в продолжение 60 лет между ними велась упорная борьба из-за влияния в этих порубежных местах. Иногда, не в силах удержать свое влияние, московское правительство принимает все меры к тому, чтобы удержать его в ближайших районах. Так, в 1619 году царь Михаил Федорович приказал собрать разбежавшихся жителей Великих Лук и пополнить население города уральскими и донскими казаками.

Зорин Н.И.
Только с 1678 года борьба между Москвой и Литвой в этих местах склоняется на сторону Литвы и устанавливается почти на 100 лет польско-литовское владычество. «В этот период говор местного населения подвергается влиянию главным образом двух языковых волн: польской и белорусской. Польское влияние сказывается в словаре народной речи — увеличением числа полонизмов, на звуки народной речи большого влияния оно не оказывает, разве только несколько увеличивает ту шепелявость, основание для которой было заложено ранее общением обитателей наших мест с псковичами.
Белорусское влияние в этот период оказывается более заметным, поскольку оторванное от своих восточных соседей, население наших мест естественно потянулось к родственным по быту западно-руссам. Безусловно, белорусская стихия могла бы окончательно поглотить местные говоры, если бы белорусский язык по-прежнему и в этот период, как и литовский, оставался бы языком официального употребления, если бы не было время от времени прилива сюда восточно-русских элементов, если бы власть польско-литовского государства продолжалась здесь более длительный период. Но этих условий не было. Белорусский язык уже с XVI века вытесняется из официального употребления польским языком и тем ослабляется его распространение в населении.
В то же время здесь никогда не прекращается прилив населения с востока, т. е. из России. Сюда бежали старообрядцы, подвергавшиеся преследованию за веру своих отцов. Их привлекали земли с близким для них бытом населения. Поляки содействовали этому бегству, зная, что старообрядцы, гонимые за пределы России, будут ярыми, непримиримыми врагами бывшему отечеству. Кстати, их потомки до сих пор живут в деревнях Долысской, Новохованской и Изочинской волостей. Они появились здесь в 1735 и 1764 г.г. после так называемых первой и второй ветковских выгонок.

Зорин Н.И.
Сюда бежали из Московии опальные лица, совершившие те или иные преступления против государственного строя. Таких жигачей (жигачи — поджигатели) польское правительство охотно принимало и наделяло разными льготами.
Сюда бежала ищущая приключений вольница. Они записывались в качестве вольных людей в панцирные бояре, оберегавшие за определенную плату пределы Польского государства. Их еще называли «гультяями». На момент изучения Зориным Н. И. состава населения Невельской земли такими «гультяями» был населен целый Гультяевский сельсовет Чернецовской волости.
Некоторые из так называемых путных бояр до самой революции хранили грамоты. Которые жаловал польский король Сигизмунд их предкам за разные услуги, оказанные государству.
Вот те потоки, которые вливались в среду местного населения и поддерживали здесь влияние языковой восточно-русской волны.

  1. Невель как частновладельческий город

Большое влияние на формирование структуры городского населения оказало то, что долгое время Невель был частновладельческим городом. Городское население частновладельческих городов состояло из нескольких социальных групп. Привилегированное положение среди них занимали феодалы (шляхта и духовенство, офицеры гарнизонов, шляхтичи — чиновники магнатской администрации). Большинство городского населения составляли мещане (купцы, средние и мелкие торговцы, цеховая старшина, зажиточные и бедные ремесленники и т. д.), значительную часть — городские низы (плебс), нищие, а также в XVII в. лёзные люди (остатки свободного крестьянства), которые переходили из города в город и жили за счёт продажи своей рабочей силы. В крупных частновладельческих городах постоянно находились также военнослужилые люди магнатов (из сословных групп землян, бояр, выбранцев).
Более резкое обособление наблюдалось между группой панов-мещан и остальными мещанами. Оно было вызвано ростом товарно-денежных отношений, что вело к обогащению одних и разорению других, а следовательно, и к обострению социальных противоречий в среде белорусских горожан.
Некоторые частновладельческие города добились самоуправления по магдебургскому или другому городскому праву. Но им пользовались только мещане. Мещане частновладельческих городов были «вольными подданными» своих магнатов, имели ряд ограничений в праве наследства, при выдаче приданого в случае выхода замуж мещанки за пределы города, обязаны были принимать присягу на верность владельцу города и т.д.; они платили денежные налоги (подымный, «чоповый» — питейный и др.) и выполняли натуральные повинности в пользу государства и главным образом в пользу владельца города (денежный чинш с земельных участков, лавок, оброки с цехов, налог на содержание гарнизона, сборы с торгового оборота, пошлины и т.д.).
Значительную часть населения частновладельческих городов составляли евреи. Евреи были организованы в общины — «началы» — во главе со своими старшинами. Евреям разрешалось заниматься торговлей, ростовщичеством, некоторыми видами ремесел.
Государственная власть Речи Посполитой в управление частновладельческими городами не вмешивалась. В середине 19 века, особенно в начале 20-го активизируется миграция населения в стране. Эти процессы можно наблюдать на Невельской земле.
Толпы невельчан, не найдя заработка на месте, устремляются в северную столицу Петербург, так как по нашей местности проводится железная дорога, которая соединяет Невель со столицей. По имеющимся статистическим данным до революции в Петербург из Невельского уезда уходило до 16 000 человек.
По данным статистических таблиц, опубликованных в издании «Города России в 1910 году» в Невеле в 1910 году проживало 17003 человек, из них мужчин 7667, женщин 9336. Православных и старообрядцев 4248 (25%), католиков 422 (2,5%), евреев 12333 (72,5%).

  1. Невель в составе Витебской губернии

Невель как уездный город до 1924 г. числился в составе Витебской губернии, которая являлась многонациональным регионом с преобладающим белорусским населением. По мнению известного витебского краеведа А. Сапунова, которое он высказывал в 1884 г. в своём очерке о населении Витебской губернии, в губернии существовали различные этнические группы. Он отметил, что коренное население составляли белорусы, занимавшие так называемые «белорусские» уезды. В число таких уездов входил и Невельский уезд.
Невельский уезд 1888
Обучение в Витебской губернии в конце XIX в. Велось на русском языке в соответствии с учебными программами Виленского и Петербургского учебных округов, к которым попеременно относилась губерния в те годы. В Невеле, например, в 1872 г. имелось двухклассное уездное училище, два частных учебных заведения, начальное еврейское училище, были и начальные народные училища, городские и сельские.
Согласно первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. Невельский уезд занимал третье место после Дриссенского и Велижского уездов по численности белорусского населения, которое составляло здесь 84,02%. Великорусов в Невельском уезде было 7,1%, евреев — 7,45%, поляков — 0,33%, латышей — 0,07%, немцев — 0,08%. (за признак для разграничения народности при первой переписи был принят родной язык).
К 1920 г. меняется состав уездов Витебской губернии, исключаются «латышские» уезды, что ведёт к изменению удельного веса латышского населения. В Невельском уезде распределение населения по национальности по данным переписи 1920 г. показывает значительные изменения в количестве белорусов и русских: всего жителей в уезде — 131841, из них русских — 79990 (60,7%), белорусов — 41312 (31,3%), евреев — 9117 (6,9%), поляков — 531 (0,4%), латышей — 212 (0,2%), литовцев — 93 (0,07%), прочих национальностей — 586 (0,44%).
К 1920 г. заметно меняется национальный состав городов губернии. В 1917 г. население г. Невеля составляло 11373 человека. По переписи 1920 г. национальный состав населения города выглядел следующим образом (в скобках даны данные переписи 1897 г. для сравнения): великорусы — 35,1% (10,08%), белорусы — 4,29% (25,81%), евреи — 57,59% (62,44%), поляки — 1,69% (0,72%), латыши — 0,55% (0,02%). Таким образом, основными национальностями уезда являлись русские, белорусы, евреи, поляки. Остальные составляли меньше 1%. Эти же национальности являлись основными и в городе, однако удельный вес их распределялся иначе. Большую часть составляло еврейское население, затем следовали русские, белорусы и поляки. В официальном и бытовом общении население Невельского уезда отдавало предпочтение русскому языку, что можно заключить (по крайней мере, увидеть тенденцию к такому предпочтению) из данных переписи 1920 года о распределении хозяйств губернии по родному языку домохозяина. В Невельском уезде общее число хозяйств составляло 23949. Родным языком называли: русский — 96,7% хозяев, еврейский — 1,3%, белорусский — 0,9%, польский — 0,3%,латышский — 0,1%.

  1. Итоги Первого Псковского губернского краеведческого съезда

В 1927 г. по итогам переписей 1920г. и 1926г. прошла острая дискуссия на 1-ом Псковском губернском краеведческом съезде об этнической принадлежности коренного населения Велижского, Невельского и Себежского уездов. По Невельскому уезду процент белорусов составлял в 1897г. -89,5%, в 1920 г. — 31,3%, в 1926 -12,2%. Эти данные показывают, что белорусского населения становится все меньше, поэтому на основании этих данных наш уезд, как и Велижский, и Себежский, оказались в составе Псковской губернии, что вызвало возражение Белоруссии.

Невельский уезд 1925
В ходе дискуссии были рассмотрены особенности местных говоров, исторические и этнографические данные, направление экономических связей, данные социологического опроса о школьном преподавании на белорусом языке. Губернский краеведческий съезд в Пскове принял уклончивую резолюцию о необходимости продолжения работы по изучению говоров, быта и обрядов национальных меньшинств, но уезды остались в составе РСФСР.

Заключение
Данное исследование воссоздало общее представление о том, как складывался этнографический состав населения Невельского района, как на его формирование оказали влияние исторические события нашей Родины, в эпицентре которых оказался наш небольшой провинциальный городок. Сегодня человеку совсем незнакомому с историей Невельщины даже представить трудно облик старинного города.
Двадцатый век изменил облик города до неузнаваемости, исчезли те колоритные черты культурного смешения и многообразия, придававшие особые черты, которые нельзя было спутать ни с чем другим. И всё утрачено навсегда.
Литовские набеги, войны, сопровождавшиеся захватом полона, массовые депортации, перевоз жителей и служилых людей из других городов способствовали этническим изменениям.
Революция и гражданская война привели к потере населения.
ХХ век резко изменил национальный состав Невельщины. Многое из ценных сведений утрачено навсегда. Например, материалы о Невеле витебского историка и краеведа Алексея Парфеновича Сапунова (1851—1924 гг.), так как книга не была издана, а рукопись утрачена.
С желанием больше узнать о родном городе, сохранить и распространить эти интересные сведения, связано настоящее исследование. Оно основывается на той большой глубокой целенаправленной работе, которую проводит Музей истории Невеля. Само здание, его экспозиция — это тот островок многонациональной культуры, который заставляет нас не забывать своё прошлое, свои корни.

Библиография

  1. Грицкевич А. П. Социальная борьба горожан Белоруссии XVI — XVII в. в. Минск: «Наука и техника», 1979.
  2. Зорин Н. И. Вопрос об этнографическом составе населения Невельского уезда. // Невельская старина: Сборник материалов и документов по истории Невеля. Автор — составитель Максимовская Л. М. СПб «Акрополь», 1993.
  3. Невельская старина: Сборник материалов и документов по истории Невеля. Автор — составитель Максимовская Л. М. СПб «Акрополь», 1993.
  4. Нургалиева Г. М. Языковая и культурная ситуация в Невеле 1910—1920 г.г. (по документам государственного архива Витебской области). Невельский сборник. Выпуск 3. СПб «Акрополь», 1998.
  5. Петров Г. В. Невель. Лениздат, 1980.
  6. Роуз Майкл. Еврейская община Невеля и её религиозная жизнь (1772 — 1917 г.г.). // Невельский сборник, выпуск 9. СПб «Акрополь».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс