«Мне так не хотелось покидать этот отряд!»

По страницам дневника штаба партизанского отряда им. Чкалова

После расформирования 2-й Особой бригады весной 1942 г. чкаловцы продолжили бороться с врагом в рядах ленинградских и калининских партизан, в действующей армии. Как сложилась их дальнейшая судьба?
Прежде всего, о Сергее Дмитриевиче Пенкине (1906–21.04.1943) — одном из организаторов и командире отряда имени Чкалова. Родился он в селе Красный Холм Погорельского района Калининской области в семье рабочих, русский.

Пенкин С.Д.

Пенкин С.Д.

Окончив два класса сельской школы, работал официантом в чайной, пастухом сельского общества, путевым рабочим на ст. Княжьи Горы, а затем выдвинут председателем райпрофсовета. С 1931 г. — в органах НКВД, на партийной работе.
Великую Отечественную войну встретил в Красной Армии на должности политработника 78-го строительного управления, которое занималось возведением оборонительных сооружений в Прибалтике.
Оказавшись в немецком окружении на территории Невельского района Калининской области, Пенкин стал одним из организаторов партизанского отряда имени Чкалова.
Причем, зарекомендовал он себя командиром строгим и требовательным. Он взял за правило беседовать с каждым вновь прибывшим в отряд — будь то военнослужащий или местный житель. Был он плотным, среднего роста, носил военную форму — на рукавах его гимнастёрки алели звёздочки, в петлицах было по три кубика. Это вызывало уважение.
Среди тех, кого Пенкин принял в отряд, оказалось немало перспективных руководителей партизанских подразделений.  Отсутствие связи с советским тылом, нарастание трудностей, с которыми невозможно было справиться собственными силами, вынудили Пенкина принять решение о выходе за линию фронта. Со страниц дневника чувствуется разочарование в том, что красноармейцам не удалось найти надёжную базу для пополнения своих рядов среди местного населения, расчет на значительный рост численности партизанских рядов не оправдался. Конечно, причин здесь несколько.
Важнейшая из них, на наш взгляд, состоит в том, что не удалось установить связи с руководителями партийных и советских органов Невельского и соседних районов, в зоне которых действовали чкаловцы. Те хорошо знали местные кадры, имели среди населения большой авторитет, само присутствие районных руководителей в рядах народных мстителей стало бы сильным организующим и политическим фактором.
К сожалению, в те дни, когда отряд формировался организационно, руководители Невельского района, как и прилегающих к нему территорий, покидали его с отступающими частями Красной Армии. Секретари Невельского подпольного

Партизан Мусатов С.И.

Мусатов С.И.

райкома С. И. Мусатов, М. М. Шатухо, председатель райисполкома Г. М. Андреев и другие партийно-советские работники были направлены из под Великих Лук на оккупированную территорию в конце августа 1941 г. Они прибыли в северо-восточные сельсоветы в начале сентября и не сумели установить связи с юго-западными территориями, где действовали чкаловцы, о существовании их отряда, судя по отсутствию упоминания в письменных отчетах, даже не знали. Руководитель одной из групп — М. М. Шатухо трагически погиб в феврале 1942 г., а группа во главе с С. И. Мусатовым в ноябре 1941 г. вернулась в советский тыл [14].
Не закрепился на оккупированной территории и Себежский партизанский отряд во главе с В. Я. Виноградовым и Ф. А. Кривоносовым, о котором упоминается в дневнике, — он вышел в советский тыл в конце ноября 1941 г. [15].
Отсутствие опыта партизанской борьбы, материальной базы, практики взаимодействиями между структурами, ответственными за организацию партизанского движения, а также многие объективные и субъективные трудности привели к ослаблению этой борьбы на территории Невельского района к концу 1941 г.
Однако боевой дух чкаловцами утрачен не был, в ноябре они почти целиком влились во 2-ю Особую партизанскую бригаду А. М. Литвиненко, которая действовала в оккупированных районах Калининской области.
Виктор Александрович Паутов, заместитель командира отряда имени Чкалова, после выхода в советский тыл стал командиром отряда 2-й Особой партизанской бригады, в который в основном и влились чкаловцы. Воевали они и в других подразделениях бригады.
Командир чкаловцев С. Д. Пенкин был назначен начальником особого отдела бригады. В её составе в январе — апреле 1942 г. он совершил рейд по оккупированным районам, а после возвращения в советский тыл бригада была переформирована, стала именоваться 3-й Ленинградской. Был назначен новый командир — А. В. Герман, ставший впоследствии одним из прославленных ленинградских комбригов, Героем Советского Союза.
Пенкин же временно, до июля 1942 г., исполнял обязанности комиссара 3-й Ленинградской бригады. В сентябре 1942 г. его, в то время начальника особого отдела этой бригады, отозвали в оперативную группу Ленинградского штаба партизанского движения.
Он был назначен командиром партизанского отряда, который совершал рейд по оккупированным районам Ленинградской области, еще не «обжитым» народными мстителями. По возвращению из рейда С. Д. Пенкин вновь был направлен в бригаду А. В. Германа, назначен начальником разведки. Судьба не подарила ему счастья дожить до Победы: Сергей Дмитриевич умер не от пули и не от осколка снаряда, а в тишине между боями — как полагают, от сердечного приступа. Он захоронен на воинском кладбище в поселке
Славковичи Порховского района.
Иван Иванович Сергунин, «избранный» начальником штаба и секретарем

Сергунин И.И.

Сергунин И.И., Соколов Д.И., Карицкий К.Д.

партийного бюро отряда имени Чкалова — кадровый военный. Он родился 16 августа 1916 г. в селе Витколово Сосновского района Горьковской области в семье крестьянина-кузнеца. Окончил семилетку, работал секретарем сельсовета. Направлен райкомом комсомола на строительство Горьковского автозавода, в школе фабрично-заводского обучения освоил специальность фрезеровщика. В октябре 1937 г. призван в Красную армию и направлен в Ленинградское военно-строительное училище. По окончании его служил в 150-м отдельном саперном батальоне командиром взвода, участвовал в строительстве укреплений на западной границе СССР.
В бой с фашистами вступил в первый же день Великой Отечественной войны. Отступал до Витебска, был направлен под Невель, где находился штаб подразделения.
Как специалисту по подрывным работам, И. И. Сергунину поручили дело «сложное и ответственное»: подобрать группу добровольцев, которая будет действовать в тылу врага, задержит движение его частей по дороге Полоцк-Невель. Через несколько дней его группа встретилась с группой политрука С. Д. Пенкина, который был направлен для организации партизанских отрядов в этих районах. Обе группы, оставшиеся без связи с советским тылом, решили объединиться.
Так родился партизанский отряд, который назвали именем В. П. Чкалова — первый на Северо-Западе РСФСР, а «кружок на карте на шоссе между Невелем и Полоцком» стал районом его боевых действий.
Рукой И. И. Сергунина делались все записи в дневнике отряда. Он был избран секретарем партийного бюро отряда, занимался организацией партийно-политической работы как с партизанами, так и с местным населением. Им были подготовлены листовки-обращения к населению оккупированных Невельского и Россонского районов, в которых содержались призывы к сопротивлению, разоблачалась немецкая пропаганда.
Младший лейтенант И. И. Сергунин лично участвовал во многих боевых операциях.
Когда чкаловцы перешли линию фронта и оказались на территории Сережинского района Калининской области, то Сергунин сделал первые записи в новом дневнике, теперь уже своём личном, который тоже обнаружен мною в ЦГАИПД: «13 ноября 1941 года. Сегодня вечером встретились с командиром бригады Литвиненко и комиссаром старшим политруком Тереховым…». «14 ноября. Сегодня исполнилось четыре месяца, как остался в тылу врага. Впервые за весь переход от Парамков отдыхали спокойно» [16].
Запись в дневнике от 17 ноября: «Деревня Замошье. Ленинский район. Вечером нас вызвали на совещание командиров чкаловского отряда. Выступил я. Просил, чтобы меня оставили в партизанской бригаде.
После моего выступления согласились все остаться в тылу противника….».
Сергунина назначили комиссаром отряда № 6 (чкаловского) 2-й Особой партизанской бригады. С января 1942 г. он — инструктор политотдела бригады. Расставаясь с чкаловским отрядом, он записал в своём дневнике: «Вечером собрал командиров и политруков групп старых чкаловцев, которые со мной вместе еще в июле 1941 года остались в тылу врага для диверсионных работ.
Долго беседовали с ними за чаем и выпивкой, этот вечер можно назвать прощальным. Мне так не хотелось покидать этот отряд! Ведь с самого июля мы с политруком Пенкиным создавали его, сколачивали группы, взвода, изучали людей. Прошли за это время не одну тысячу километров, не одну сотню истребили фашистов, десятки машин взорвали у немцев… Я организовал подрыв 14 мостов деревянных и 2-х железнодорожных, из них лично взорвал 6 мостов, десятки раз ходил минировать шоссе и большаки. И вот всё это вспомнишь и взглянешь на рядом сидящих товарищей, с которыми ходили вместе по белорусским и невельским лесам, с которыми из одной чашки-плошки кушали, которые стали как родные братья, и уходить неохота. Но если приказывают для пользы службы, значит так надо для Победы!».
2-я Особая бригада в январе 1942 г. вышла в глубокий рейд по тылам противника, пройдя по Новосокольническому, Пустошкинскому и другим районам Калининской области. Сергунин почти всё время находится в отрядах, участвует в боевых операциях. Вскоре его назначают комиссаром отряда № 7, где командиром был М. Ф. Ганев. Отряд выполнил немало ответственных заданий командования бригады, одно из которых — почти месячный рейд, целью которого было сорвать замысел фашистов окружить и уничтожить бригаду. На обратном пути, остановившись 21 марта в деревне Шетьково Новосокольнического района, Сергунин записал в дневнике: «Сегодня подсчитали весь путь нашего «глубокого» рейда — 498 километров…».
В конце марта 2-я Особая бригада, изнуренная непрерывными боями, оставшаяся без связи со штабом фронта и почти без боеприпасов, с несколькими подводами раненых, сжавшись, как пружина, совершила бросок на противоположный берег Ловати, в расположение частей Красной Армии.
В основном из отрядов 2-й Особой была сформирована 3-я Ленинградская партизанская бригада, командиром которой стал А. В. Герман. И. И. Сергунин был утверждён комиссаром отряда, а в начале февраля 1943 г.
Ленинградский штаб партизанского движения выдвинул его на должность комиссара 5-й Ленинградской партизанской бригады (нового формирования), командиром которой стал К. Д. Карицкий. Звание Героя Советского Союза им — командиру и комиссару 5-й бригады — было присвоены одним Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 апреля 1944 г.
Сергунин И.И. Герой Советского Союза
С марта 1944 г. И. И. Сергунин находился на партийной работе: работал первым секретарем Лужского и Старорусского горкомов партии, заведующим отделом Новгородского обкома КПСС. Затем — на советской и снова — на партийной работе. А в 1972–1977 гг. председатель Новгородского облисполкома. Не стало И. И. Сергунина 12 августа 1998 г.
Отряд имени Чкалова дал «путёвку» в большую партизанскую жизнь и Михаилу Леонидовичу Воскресенскому (19.11.1913 — 27.01.1980), Ивану Васильевичу Крылову (06.1912 — 01.1984), которые успешно проявили себя и во 2-й Особой, и в 3-й Ленинградской партизанской бригаде. М. Л. Воскресенский был назначен начальником политотдела бригады, И. В. Крылов — начальником штаба бригады, а после гибели А. В. Германа в сентябре 1943 г. — её командиром.
Бывшие чкаловцы Иван Николаевич Синяшкин и Дмитрий Васильевич Худяков командовали полками № 1 и № 3 3-й Ленинградской партизанской бригады, а Павел Акимович Кумриди был инструктором политотдела бригады.
Многие чкаловцы пали смертью героев в боях с фашистскими захватчиками. Знамя партизанской борьбы с фашистскими захватчиками, поднятое на невельской земле, они с честью пронесли до полного изгнания оккупантов.
… На территории Невельского района в годы Великой Отечественной войны сражались с немецко-фашистскими захватчиками несколько партизанских бригад и отрядов.
Но к отряду имени Чкалова, к чкаловцам отношение всегда было особое, потому что  этот отряд был первым! И в дни празднования 25-летия освобождения Невеля от оккупантов на высоком берегу реки Язницы был открыт обелиск, на котором высечены слова: «14–15 июля 1941 года в этих местах был сформирован партизанский отряд имени Чкалова».
А хранящийся ныне в Центральном государственном архиве историко-политических документов дневник отряда навеки сохранил для потомков имена, события и факты тех суровых и драматических дней — когда наша армия отступала, фашисты насаждали на оккупированной территории «новый порядок», а чкаловцы свято верили: мы обязательно победим. И приближали Победу над врагом, как могли.

Примечания
14. См. подробнее в кн.: Никитенко Н. В. Место действия — тыл врага. Псков. 2003. 15 Подробнее о деятельности отряда в кн.: Марго В. И. Пылающий лес. Л. 1979. 16 ЦГАИПД СПб., Ф. 0–116. оп. 1. д. 1575.

Никитенко Н.В. «Мы обязательно победим…» (По страницам дневника штаба партизанского отряда имени Чкалова, созданного под Невелем в июле 1941 г.)//”Псков” Научно-практический, историко-краеведческий журнал// Псков. 2015. № 43
«Мы обязательно победим…»
«Мы слились в один отряд…»
«Наше дело правое…»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс