18 отдельная истребительно-противотанковая артиллерийская бригада

На решающем направлении

В годы Великой Отечественной войны Вооруженные Силы СССР умножили боевые традиции. Об отваге и героизме советских воинов сегодня рассказывает участник боев на Невельщине И. П. Чурюмов.

Суровый 1943-й год…

18 отдельная истребительно-противотанковая артиллерийская бригада резерва Главного командования ведет упорные бои на Невельщине. В конце ноября части соединения получили боевой приказ командующего артиллерией фронта: 18-й отдельной истребительно-противотанковойсосредоточиться в районе деревни Казенные Лешни.
Дороги на нашем участке были до основания разбиты. Частые дожди и мокрый снег еще в большей степени усложняли передвижение техники. В этих условиях частям бригады предстояло совершить 50-километровын марш. Много труда приложи ли бойцы и офицеры, чтобы дойти до назначенного места. Тракторы и автомашины глохли в грязи.
Два полка бригады: 171-й и 552-й с хода приняли боевые порядки на прямой наводке у деревень Язно и Морозово, Ятмище, Замошица, а также у высоты 164,4 вблизи Турки-Перевоза. 699 полк был оставлен в резерве командующего артиллерией 3-й ударной армии, но в любую минуту должен был усилить части, стоящие на прямой наводке.
171 и 552 полки держали под огнем танкоопасное направление на важной для наших войск магистрали — на большаке, по которому пролегал путь на запад — в Советскую Белоруссию.
Офицерский состав и артиллерийские разведчики бригады быстро засекли цели для прямой наводки. За противником велось беспрерывное наблюдение. 18 отдельная бригада Чувствовалось, что гитлеровцы что-то замышляют.
Сложившуюся обстановку хорошо знали бойцы и офицеры всей бригады и каждую минуту готовились к встрече врага. О важности поставленной задачи говорилось на партийных и комсомольских собраниях, проведенных накоротке между боями. С докладами выступали командиры батарей.
Едва только на новом месте оборудовали огневые позиции и наблюдательные пункты, как на рассвете 1-го декабря гром немецких орудий всколыхнул морозный воздух. Царившая до этого временная тишина потонула в страшном гуле разрывов артиллерийских снарядов: на боевые порядки 171 полка, стоявшего на главном направлении, обрушилась лавина артиллерийско-минометного огня противника.
И вот пьяные эсэсовцы во весь рост с диким воем двинулись на позиции
артиллеристов (одной группой в направлении высоты 164,4, которую обороняла 4-я батарея капитана Шкулепова, а второй — в направлении дерев, ни Замошица, где стояла батарея старшего лейтенанта Асеева). Фашисты бросали в бой свежие силы, но всегда откатывались на исходные позиции. Бой длился несколько часов подряд, пьяным ордам удалось подойти вплотную к высоте.

Шкулепов Дмитрий Степанович
Командиры батарей Шкулепов и Асеев вместе с подразделениями пехоты водили своих артиллеристов в контратаки несколько раз. Дело доходило до рукопашных схваток. Но враг настойчиво продолжал штурмовать, особенно батарею капитана Шкулепова. Высота 164,4, обороняемая шкулеповцами, все же была окружена. Погибли командир взвода лейтенант Катков и несколько рядовых. Батарея заняла круговую оборону.
«Драться до последнего» — поступил приказ комбата, и сам Шкулепов из станкового пулемета расстреливал наступающую немецкую пехоту. Бойцы взглянули друг на друга, а затем на капитана и, как по команде, поднялись в рукопашную. Немало фашистов нашли себе могилу у подножья высоты.
… Ранен любимец бойцов капитан Шкулепов. «За нашего комбата огонь по фашистам!» — послышалось в рядах артиллеристов. И снова полетели гранаты, дружнее застрочили автоматы.
Старший сержант Грибанов оказал помощь комбату. А на высоте кипел бой. Редели ряды артиллеристов. Наконец, ценой огромных потерь враг захватил высоту.
Комбат Шкулепов с перевязанной рукой и головой вместе с парторгом батареи Грибановым продолжали отражать натиск фашистов. Нот несколько гитлеровцев приблизились к капитану Шкулепову. Один, другой… выстрел. И падают захватчики к ногам комбата. Несколько врагов скосил из своего автомата парторг батареи Грибанов.
Овладев высотой, подтянув свежие подразделения пехоты, гитлеровцы рванулись вперед по большаку, рассчитывая, что для них путь уже свободен. Но нет! Фашисты глубоко просчитались. Их встретили губительным огнем из всех орудий, автоматов и пулеметов истребители танков подполковника Митрофанова.
Первыми приняли бешеный натиск врага на этом участке воины батареи Материенколейтенанта Материенко. Развернув орудия, артиллеристы с расстояния 100—200 метров открыли огонь по наступающей вражеской пехоте. Огонь орудий ошеломил ее, и она откатилась к высоте.
При этом враг потерял только убитыми 100 своих хваленых солдат. На батарее Материенко жертв не было.
В разгар боя инженер-капитан Сорокин подвез на батарею достаточное количество снарядов. А фашисты вновь и вновь бесплодно атаковали батарею Материенко. Наступила ночь, но батарейцам не до отдыха. Велась работа по оборудованию и усовершенствованию боевых позиций, непрерывная разведка. Часть солдат дежурила у орудий.
Ночью Николай Материенко, выкроив несколько свободных минут, довел до бойцов важность боевой задачи и рассказал, как дралась батарея капитана Шкулепова на высоте 164,4.
Утром 2-го декабря противник подверг сильному огневому налету боевые порядки полка.
В батарее Материенко из-за прямого попадания вышло из строя одно орудие. И опять в мышиного цвета шинелях пошла в атаку фашистская пехота, все время поддерживаемая артиллерией.
Советские воины были готовы к этому. Бойцы, находясь у орудий, подождали пока гитлеровцы подойдут поближе, метров на 300—400, и по сигналу лейтенанта Материенко открыли огонь по важным огневым точкам, а потом картечью — по пехоте. Не выдержав губительно го огня орудий и пулеметов, враг вновь откатился назад. В течение дня 2-го декабря было предпринято еще несколько атак на наши подразделения.
В ночь со 2-го на 3 декабря противник спешно проводил перегруппировку сил. Подошла новая пехотная дивизия. Утром немецкое командование возобновило наступление на этом участке.
Усталые, измученные бессонными ночами, но с хорошим боевым настроением, советские бойцы дрались с врагом, каждая попытка немцев атаковать героическую батарею лейтенанта Материенко обходилась гитлеровцам дорого. Росли их потери в живой силе и технике.
Материенко
Убедившись, что батарею взять прямо в лоб нельзя, немцы бросились в обход. Замысел гитлеровцев был сорван и на этот раз.
В 15-00 немецкое командование предприняло третью атаку за этот день. Лейтенант Материенко вместе со старшим сержантом Хисматуллиным, сержантом Христофоровым и рядовым Каратояцким, вооруженные автоматами, бросились навстречу врагу. Увидев, что горстка артиллеристов во главе с офицером поднялась против наступающей цепи противника, советские пехотинцы с возгласами «ура» опрокинули атакующего врага.
Мужественно и храбро сражался командир орудия сержант Мухамед Алибаев. В разгар боя весь расчет орудия выбыл из строя, а сам он был ранен. Несмотря на это Алибаев не ушел с поля боя, вел огонь из своего орудия. Когда не осталось сил, чтобы поднести снаряды, уничтожал врагов из автомата. Подоспевшие танкисты вынесли с поля боя Алибаева, когда он уже терял сознание. Сержант Джапарбердиев подпускал наступающих фашистов на 25—30 метров и разил их из пулемета.
Мухамед Алибаев
Мужественный офицер, лейтенант Материенко, будучи раненым, продолжал руководить боем. И только по приказу командира полка вынесли лейтенанта Материенко при повторном ранении. За 3 дня декабрьских боев батарея отразила 13 атак противника. Перед орудиями батареи валялось около 800 гитлеровских солдат и офицеров.
Коммунист Николай Материенко вылечился в госпитале, вернулся в свою батарею. 4 июня 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР командиру батареи лейтенанту Материенко Николаю Филипповичу присвоено звание Героя Советского Союза.

И. ЧУРЮМОВ, бывший начальник политотдела бригады.
«Красное знамя» 1978 год

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс