Я невельчанин, а не “скобарь”

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕГИОНАЛЬНОГО САМОНАЗВАНИЯ «СКОБАРЬ» В ПРИГРАНИЧНЫХ РАЙОНАХ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Вестник ПсковГУ
Серия «Естественные и физико-математические науки». 4/2014
УДК 911.3(470.25)
А. С. Герасимов

В статье приводятся результаты социологического опроса, проведённого в 2013 г. на территории четырёх приграничных районов Псковской области и посвящённого использованию местным населением регионального самоназвания «скобарь». Выявлена доля населения, пользующегося данным региональным самоназванием. Рассмотрено отношение к слову «скобарь» местных жителей и мигрантов.

Ключевые слова: региональная идентичность, самоидентификация, Псковская область, приграничье, самоназвание «скобарь».

Псковская область является специфическим субъектом Российской Федерации с точки зрения самых разных наук. Область занимает уникальное политико-географическое и культурно-географическое положение [6], что представляет интерес с позиции изучения явлений идентичности населения регионального уровня [2].

Несмотря на то, что исследования по изучению региональной идентичности проводятся в разных направлениях отечественной науки, они до сих пор носят эпизодический характер. Тем не менее, как считает В. Н. Стрелецкий [14], изучение региональной идентичности является одним из очевидных полюсов роста в отечественной культурной географии.

Региональная идентичность, будучи одной из разновидностей территориальной идентичности, во многом схожа с другими видами идентичностей — этнической, политической, социальной и др. Она в значительной степени опирается на социальные мифы об особых качествах местообитания. Её выраженность во многом зависит от наличия и поддержания коллективной памяти, сложившихся ценностей и норм. Региональная идентичность выражается в конструировании её обладателями неких самообразов, в создании специфических черт быта (особенностей одежды, словаря, диеты и т. п.) [12].

Различным аспектам изучения региональной идентичности населения в Псковской области посвящено достаточно много исследований [3, 5, 7, 9] и др.

Одной из методик изучения региональной идентичности населения, давшей интересные результаты, стало исследование географии распространения слова «скобарь», являющегося самоназванием жителей Псковского региона [1].

Целью данной работы является выявление особенностей региональной самоидентификации населения приграничных районов Псковской области (Печорский, Палкинский, Пыталовский и Невельский), а именно, изучение использования регионального самоназвания «скобарь» среди коренных жителей и мигрантов, в зависимости от длительности проживания последних на территории региона. Так же выяснялось, какое чувство в тех или иных группах жителей приграничных районов области возникает, когда они произносят слово «скобарь».

Ключевыми особенностями современного общества, имеющими принципиальное значение с точки зрения формирования и функционирования территориальных идентичностей, выступают соотношения общества и территории, с одной стороны, и изменение механизмов самоидентификации как таковой [11]. На самосознание и социокультурную динамику территориальных общностей людей влияет огромная совокупность факторов: исторические особенности освоения пространства, характер этнического расселения, уровень урбанизации в регионе, сохранность или размытость комплексов традиционной культуры и др. [13].

На формирование региональной идентичности жителей Псковской области оказало большое влияние формирование внешних границ региона, в частности, устойчивость или же их историческая зрелость границ, определяемая давностью и длительностью их существования [8]. Например, к категории исторически наиболее зрелых границ области относят западные границы — российско-эстонскую и российско-латвийскую. Относительно зрелой считается российско-белорусская граница, т. е. южная граница региона [4]. Оценивая пограничность Псковской области с социокультурной стороны, А. Г. Манаков [9] подчёркивает, что данный фактор накладывает отпечаток на жизнь населения в пределах всего региона.

Этому способствуют даже очертания территории области, вытянутость которой с севера на юг определяется существующей в течение многих столетий этнической границей, неоднократно принимающей вид политического рубежа.

Важным признаком региональной самоидентификации населения является использование им собственного регионального названия. Население Псковской области использует самоназвание «скобарь». На данный момент наиболее признанной в научных кругах является версия, согласно которой слово «скобарь» произошло в результате постепенного перехода от слова «псковский» путём замены отдельных звуков и частей слова, связанных со спецификой псковских говоров [5, 9]. На распространение данного регионального названия повлияло и продолжает влиять огромное количество различных факторов. В появлении слова «скобарь» большую роль сыграли жители соседних российских губерний.

Вероятно, что именно они стали авторами этого регионального названия, изначально выступавшего в качестве прозвища псковичей. Возможно, что к началу ХХ в. слово «скобарь» стало использоваться самими жителями Псковской губернии уже в качестве самоназвания. Однако лишь во второй половине ХХ в., когда определились современные границы Псковской области, данное название стало распространяться по всей территории области, выходя за культурные рубежи, ранее определённые губернскими границами [6].

Для оценки распространения самоназвания «скобарь» в приграничных районах Псковской области в 2013 г. по заказу Псковского центра регионо-логических исследований был проведён социологический опрос населения в четырёх административных районах, представляющих российско-эстонское приграничье (Печорский район), российско-латвийское приграничье (Палкинский и Пыталовский районы) и российско-белорусское приграничье (Невельский район).

В трёх районах западного приграничья (Печорский, Палкинский и Пыталовский) опрос населения проводился в ходе полевой практики студентов отделения «география» Псковского государственного университета летом 2013 г. (было опрошено примерно по 100 человек в каждом из районов). Осенью 2013 г. под руководством учителя географии школы № 5 г. Невеля Воронковой Елены Николаевны был проведён опрос населения г. Невеля и Невельского района (опрошено 50 человек), представляющего южное приграничье региона. Всего в четырёх приграничных районах было опрошено 355 человек (выборка репрезентативна по полу, возрасту и месту проживания, в т. ч. типам поселений), из которых 205 представляют собой коренных жителей области и 150 — проживающих в Псковской области выходцев из других регионов страны.

Первый вопрос, анализ ответов на который проанализирован в данной статье, звучал так: «Называете ли вы себя скобарями? Если да, то как часто?». Результаты опроса коренных жителей четырёх приграничных районов и отдельно их райцентров представлены в таблице 1. Районы и райцентры расположены в порядке уменьшения частоты использования респондентами самоназвания «скобарь».

Таблица 1

Распространение самоназвания «скобарь» среди коренных жителей области (в %), N = 205, 2013 г.

Название
населенного
пункта, района
Да, часто Да, но редко Затрудняюсь
ответить
Нет, никогда
пос. Палкино 62,5 25 4,2 8,3
Палкинский
район, село
50 41,6 0 8,4
Печорский
район, село
46,1 33,3 0 20,6
г. Пыталово 27,1 46,1 15,3 11,5
Пыталовский
район, село
14,3 42,9 14,3 28,5
г. Печоры 16,1 29,3 9,5 45,1
Невельский
район, село
20 20 6,7 53,3
г. Невель 0 25 25 50

Заметно чаще других называют себя «скобарями» уроженцы поселка Палкино и сельской местности Палкинского района. Объясняется это следующим фактом: значительная часть Палкинского района входит в состав «псковского культурного ядра», т. е. территории, неразрывно на протяжении последней тысячи лет административно связанной с г. Псковом. Исключение составляет крайняя юго-западная (Качановская) часть района, с 1920 по 1940 гг. входившая в состав Латвии [9]. Последнее обстоятельство отразилось на том, что в сельской местности Палкинского района частота использования самоназвания «скобарь» немного меньше, чем в посёлке Палкино. Отметим ещё одну интересную особенность Палкинского района — на его территории достаточно популярно локальное самоназвание «французы», что, возможно, связано с Отечественной войной 1812 г., наследием которой является могила французских солдат в южной части района.

Третью позицию по частоте использования самоназвания «скобарь» занимает группа респондентов, представляющих сельскую местность Печорского района. Территория района с 1920 по 1940 гг. входила в состав Эстонии (преобладающая часть) и Латвии (крайний юго-восток района). Однако население восточной половины Печорского района (посёлок Новоизборск, и чуть в меньшей степени Старый Изборск со своими окрестностями) больше тяготеет к «псковскому культурному ядру», не ощущая себя в полной мере жителями приграничья.

Четвёртую и пятую позицию по частоте использования коренным населением самоназвания «скобарь» занимают г. Пыталово и сельская местность Пыталовского района. Эта территория с 1920 по 1940 гг. входила в состав Латвии, хотя до того, и в последующем местное население всегда испытывало тяготение к «псковскому культурному ядру» [6].

Шестую позицию, где уже менее половины коренных жителей использует самоназвание «скобарь», занимает г. Печоры. Аналогичная картина, исключающая г. Печоры из основного ареала распространения регионального самоназвания «скобарь», наблюдалась и в более ранних исследованиях [5, 9]. Скорее всего, это связано как с приграничным положением города, так и со спецификой формирования населения города, начало которому дал в 1473 г. один из самых известных в России монастырей — Псково-Печорский (Свято-Успенский) мужской монастырь.

Седьмую и восьмую позицию, где «скобарями» назвало себя заметно менее половины респондентов, заняли Невельский район (село) и г. Невель. Это связано с тем, что территория данного района на протяжении нескольких столетий не была связана не только с Псковом, но и вообще с Россией. С XIV в. эта территория вошла в состав Великого княжества Литовского, а в XVI в. стала частью Речи Посполитой. Только в 1772 г. эти земли вошли в состав Российской империи, но и там значились в составе Витебской губернии. В 1924 г. Невельский уезд перешёл в состав Псковской губернии, однако полноценный псковский административный

период здесь начался только в 1957 г., после присоединения значительной части бывшей Великолукской области к Псковской области [10]. До этого времени местные жители вообще не отождествляли себя со «скобарями», и только уже оказавшись в составе Псковской области, местные жители стали всё чаще использовать это самоназвание, потерявшее свой «губернский оттенок».

Результаты ответа на тот же вопрос, но среди проживающих ныне на территории Псковской области уроженцев других регионов, даны в таблице 2. В данном случае заметных различий между группами респондентов, представляющих разные районы Псковской области, не замечено, и потому в таблице выделены только две группы в зависимости от длительности проживания респондентов на территории области: менее 20 лет и более 20 лет.

Таблица 2

Распространение самоназвания «скобарь» среди проживающих на территории
Псковской области уроженцев других регионов, (в %), N = 150, 2013 г.

Время
проживания
Да, часто Да, но редко Затрудняюсь
ответить
Нет, никогда
Менее 20 лет 17,9 11,9 9,1 61,1
Более 20 лет 15,6 26,5 6,1 51,8

Из таблицы видно, что большинство уроженцев других регионов не использует в качестве самоназвания слово «скобарь». Однако заметно также и различие между двумя группами респондентов, выделенных в зависимости от длительности проживания в Псковской области. Если свыше 40 % уроженцев других регионов, проживающих в Псковской области более 20 лет, всё же используют слово «скобарь» в качестве самоназвания, то таковых среди респондентов, проживающих в регионе менее 20 лет, меньше 30 %. Это

свидетельствует о том, что респонденты, живущие здесь свыше двух десятилетий, сумели перенять более значительную часть культурного наследия Псковского региона, и многие считают себя его частью.

В ходе данного исследования населению приграничных районов также задавался вопрос о том, какое чувство возникает у людей, когда они произносят слово «скобарь». Это немаловажный аспект исследования, позволяющий понять, с чем на самом деле ассоциируют жители области данное региональное самоназвание.

Распределение респондентов (уроженцев Псковской области) по ответу на этот вопрос представлено в таблице 3. Здесь районы и райцентры расположены в порядке нарастания негативного отношения у респондентов к слову «скобарь».

Таблица 3

Чувство, возникающее при произношении слова «скобарь» у коренных жителей Псковской области (в %), N=205, 2013 г.

Название населенного пункта, района Гордость за псковичей
 
Затрудняюсь ответить Чувство иронии по отношению к псковичам
 
Неприятное ощущение
 
Печорский
район, село
52,8 41,6 2,8 2,8
г. Пыталово 56 32 12 0
пос. Палкино 62,5 25 4,2 8,3
Палкинский район, село 50 41,6 0 8,4
Невельский
район, село
28,5 64,2 7,3 0
Пыталовский
район, село
38 38 24 0
г. Печоры 31 51,7 10,3 7
г. Невель 26,4 52,6 10,5 10,5

Отметим, что в целом преобладает позитивная реакция на использование слова «скобарь» во всех группах респондентов, представляющих коренных жителей разных районов Псковской области. При этом различия между ними не столь существенные, как в ответах на первый вопрос (о частоте употребления слова «скобарь»), и связь между ответами на эти вопросы просматривается лишь частично.

Наиболее позитивно к региональному названию псковичей относятся уроженцы Печорского района, посёлка Палкино и г. Пыталово. Среднюю позицию в этом плане занимают респонденты из сельской местности Палкинского, Невельского и Пыталовского районов. И, наконец, несколько более иронично к использованию псковичами слова «скобарь» относятся уроженцы двух райцентров — Печор и Невеля. Пожалуй, только для этих двух категорий респондентов можно отметить зависимость между ответами на оба вопроса.

Следует обратить внимание на большую долю опрошенных, которые затруднились ответить на данный вопрос, особенно в г. Невеле (52,6 %) и Невельском районе (64,2 %). Предлагаемая респондентам анкета давала им возможность дать свой собственный ответ на этот вопрос. В итоге было выявлено значительное количество разнообразных ответов, например, «уважение», «ничего не вызывает», «тёплые отношения», «связь с прошлым», «старинное название», «принадлежность к данной области и ремеслу» и т. д.

В таблице 4 представлены результаты ответа на данный вопрос среди проживающих ныне в Псковской области уроженцев других регионов.

Таблица 4

Чувство, возникающее при произношении слова «скобарь» среди проживающих на
территории Псковской области уроженцев других регионов (в %), N=150, 2013 г.

Время
проживания
Да, часто Да, но редко Затрудняюсь
ответить
Нет, никогда
Менее 20 лет 23,8 52,3 9,5 14,4
Более 20 лет 31,6 40,5 16,4 11,5

По распределению ответов на данный вопрос среди уроженцев других регионов видно, что их реакция на слово «скобарь» отличается от отношения к нему коренных жителей. Во-первых, немного большее количество респондентов отмечает, что у них возникает неприятное ощущение при произношении слова «скобарь», во-вторых, заметно меньшее количество людей отмечает, что ощущает гордость при его произношении, в-третьих, больше процент ответивших, что у них присутствует чувство иронии по отношению к этому региональному самоназванию псковичей. При этом различие между ответами среди двух основных групп респондентов, выделенных нами в зависимости от длительности проживания на территории Псковской области, не столь заметны.

В заключение можно сделать ряд выводов по итогам проведённого нами анализа. Во-первых, региональное самоназвание «скобарь» весьма заметно распространено на территории области, включая также и приграничные районы.

Причём оно часто используется как среди коренных жителей, так и среди проживающих ныне на территории Псковской области уроженцев других регионов. В пределах «псковского культурного ядра» наблюдается наиболее высокий процент населения, относящего себя к «скобарям» и использующего это региональное название в своей речи. Во-вторых, достаточно большой процент населения при произношении слова «скобарь» испытывают гордость за псковичей, причём даже на южном приграничье Псковской области, имеющем наиболее короткий период административного подчинения Пскову. В-третьих, полученные в ходе социологического опроса 2013 г. результаты очень близки к итогам проведённых ранее исследований (самый масштабный опрос всего населения области был проведён в 2003 г. [9]), где изучалась географическая привязка использования местным населением регионального самоназвания псковичей «скобарь».

Последний вывод свидетельствует об устойчивости сложившихся к началу XXI в. реалий региональной идентичности населения, проживающего на территории Псковской области.

Литература

  1. Герасимов А. С. Подходы к исследованию региональной идентичности в отечественной науке //Вестник Псковского государственного университета. Серия «Естественные и физико-математические науки». Выпуск 3. Псков: ПсковГУ, 2013. С. 57–63.
  2. Головнёва Е. В. Региональная идентичность как форма коллективной идентичности и её структура //Лабиринт. Журнал социально-гуманитарных исследований. № 5. 2013. С. 42–50.
  3. Григорьева Н. В. Иерархия территориальных идентичностей в различных возрастных группах населения Псковской области (по итогам социологического исследования весной 2008 г.) // Псковский регионологический журнал. № 7. Псков: ПГПУ, 2009. С. 41–47.
  4. Колосов В. А., Туровский Р. Ф. Типы новых российских границ // Известия РАН. Сер. География. 1999. № 5. С. 39–47.
  5. Кувенёва Т. Н., Манаков А. Г. Формирование пространственных идентичностей в порубежном регионе // Социологические исследования («СОЦИС»). 2003. № 7. С. 77–84.
  6. Манаков А. Г., Евдокимов С. И., Григорьева Н. В. Западное порубежье России: географические аспекты становления и развития Псковского региона. Псков: Изд-во «АНО Логос», 2010. 216 с.
  7. Манаков А. Г., Евдокимов С. И. Скобари: историческая зрелость границ и региональная идентичность в Псковской области // Культурная и гуманитарная география. 2013. Т. 2. № 1. С. 28–38.
  8. Манаков А. Г., Евдокимов С. И. Устойчивость границ Псковского региона: историко-географический анализ // Псковский регионологический журнал. № 10. Псков: ПГПУ, 2010. С. 29–48.
  9. Манаков А. Г. На стыке цивилизаций: Этнокультурная география Запада России и стран Балтии. Псков: Изд-во ПГПИ, 2004. 296 с.
  10. Манаков А. Г. Российско-белорусское порубежье: историко-географическая детерминация // Псковский регионологический журнал. № 16. Псков: Псковский государственный университет, 2013. С. 169–176.
  11. Мусиездов А. А. Территориальная идентичность в современном обществе // Лабиринт. Журнал социально-гуманитарных исследований. № 5. 2013. С. 51–59.
  12. Смирнягин Л. В. О региональной идентичности // Вопросы экономической и политической географии зарубежных стран». Вып. 17 «Меняющаяся география зарубежного мира». Москва-Смоленск, 2007. С. 21–49.
  13. Стрелецкий В. Н. Культурный регионализм в Германии: опыт историко-географического анализа // Изв. РАН. Серия географическая, 2000, № 6. С. 37–47.
  14. Стрелецкий В. Н. Культурный регионализм: сущность понятия, проблемы изучения и система индикаторов // Псковский регионологический журнал. № 14. Псков: Изд-во ПсковГУ, 2012. С. 9–21.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий