Архивы автора

Об организации культурного отдыха трудящихся города

Решение № 97 Исполнительного комитета Невельского городского Совета депутатов трудящихся от 15 апреля 1971 года

“Об организации культурного отдыха трудящихся города и культурно-бытовом обслуживании их”.
Комбинатом бытового обслуживания намечено открыть палаточный городок на берегу озера Завережье. В достаточном количестве имеется рыболовные снасти, палатки, лодки, музыкальные инструменты, будет работать лодочная станция.
Смешторгом намечено на весенне-летний период открыть дополнительные ларьки, павильоны и палатки для продажи мороженого, прохладительных напитков.
Намечен ряд мероприятий райспортсоюзом и детской спортивной школой, намечено провести первенство района среди пионеров по баскетболу и настольному теннису, по футболу и легкой атлетике.
Невель лето

Исполком городского Совета депутатов трудящихся РЕШАЕТ:

  1. Утвердить планы, разработанные культурно-просветительными учреждениями города и предложить руководителям культурно-просветительных учреждений всю культурно-массовую работу проводить в свете принятых решений 24 съездом КПСС.
  2. Обязать комбинат коммунальных предприятий принять меры благоустройству городского пляжа:

а/ установить грибки, скамейки и произвести их окраску;
б/ заготовить две раздевалки и построить сходный мостик для купания, по возможности произвести гравийную подсыпку на территории пляжа;
в/ очистить территорию от мусора и других посторонних предметов.

  1. Предложить руководству смешанного торга оборудовать палатки на пляже по продаже безалкогольных напитков и мороженого и всегда организовывать торговлю по продаже лимонада и мороженого в местах массового отдыха трудящихся.
  2. Предложить директору комбината бытового обслуживания расширить ассортимент предметов культурно-бытового назначения, на пункте проката организовать регулярную работу лодочной станции и аттракциона в летнем саду по ул. Ленина.
  3. Предложить дирекции УПП ВОС и руководству комбината коммунальных предприятий достроить волейбольную площадку по ул. М.Маметовой
  4. Контроль за выполнением настоящего решения возложить на исполком горсовета.

Председатель исполкома Невельского городского Совета депутатов трудящихся /Н. Волынкин/

Райсполком Невель 1971

Райсполком Невель 1971

Я невельчанами горжусь

Гордость

Я невельчанами горжусь,Большаков И.А Невель фото
Ведь слава их не оскудела,
За них нигде я не стыжусь,
Им по плечу любое дело.
Умеют плотничать и шить,
Растить детей, хлеба, скотину,
С землёю-матушкой дружить,
Сражаться в грозную годину.
У них на первом месте труд,
А на втором – повеселиться.
Характер их горяч и крут,
Но может скоро охладиться.
Умеют искренне любить,
Друзьям, товарищам помогут,
А сунься враг – умеют бить
И умирать достойно могут.
Пусть не во всём пока что лад,
Но в эти годы непростые
Здесь люди добрые хранят
И честь свою, и честь России.
Видать, что я не зря горжусь
На Невельщине земляками
И, как они, всю жизнь тружусь
И прославляю их стихами.

Иван Арсентьевич Большаков

Фотографии В.Н. Глижинского разных лет

Невель 1941-1945. Глазами простых людей

Вспомним всех поименно, горем вспомним своим…
Это нужно — не мертвым! Это надо — живым!

22 июня День памяти и скорби — день начала Великой Отечественной войны
80 лет назад в наш дом пришла беда, принесшая страдания мирному населению, о которых необходимо знать и помнить.
И сегодня состоялся премьерный показ фильма «Невель 1941-1945», где рассказывается о трагических днях глазами простых людей, наших земляков-невельчан.

Невель 1941-1945
Анна Федоровна Цыбульская родилась в довоенном Невеле, родители ее трагически погибли в районе д. Туричино. После освобождения деревни Анну с сестрой забрали в Калининский спецдетдом для детей войны и дальнейшая, уже мирная жизнь связана с Калинином (Тверью). Но Невельщина для Анны Федоровны – родной дом, куда она каждый год возвращается. Внуки Игорь и Артем сделали для нашего города по их словам «скромный подарок Малой Родине – Невельскому краю и его замечательным жителям» в действительности сохранили и передали нам, поколению не знавшего ужасы этой войны, воспоминания наших земляков, которых мы знаем, уважаем и дорожим. Команда, работавшая  над фильмом из 20 человек, в период 2019-2020 гг, провели более 30 встреч с живыми свидетелями той войны и их близкими, собрав по кусочкам реальную историю невельского края в годы оккупации. При подготовке фильма изучены документальные материалы из Государственного архива Тверской области. В фильме представлены искренние, пропитанные болью истории и воспоминания простых невельчан – мирных людей, 80 лет назад встретивших ужасы военного времени.

Невель 1941-1945
Фильм «Невель 1941-1945» всколыхнул в сердцах зрителей ужас и боль тех страшных дней. От лица невельчан хочу поблагодарить семью Смирновых/Цыбульских за то, что они сделали для нас, для молодых невельчан, которые пронесут эту память в сердце. Анне Федоровне крепкого здоровья и много лет мы ждем ее в нашем Невельском крае.
Выпуск фильма, это первая часть проекта который осуществляют Игорь и Артем Смирновы, в дальнейшем на сайте nevel1941.ru  и в группе Telegram t.me/ nevel1941 будет представлен как и сам фильм, так и полные интервью с участниками, архивные материалы, фотографии. Просьба ко всем принять участие, поделиться историей своей семьи, воспоминаниями родственников, собрать и сохранить память о тех трагических днях.

Мастер сельского хозяйства

Пополнение в отряд мастеровМастер сельского хозяйства Невель

В соответствии с положением о звании «Мастер сельского хозяйства» бюро райкома КПСС и исполком райсовета по представлению правлений колхозов, руководителей совхозов, партийных и профсоюзных организаций присвоили по итогам 1984-го года звание «Мастер сельского хозяйства» с вручением Диплома, нагрудного знака и денежной премии в размере 50 рублей:

“Красное знамя”
1985 год

Сельское хозяйство Невель

Газета “Стройка” – год 1950-й

БЛАГОУСТРОИМ РОДНОЙ ГОРОД!

ОБРАЩЕНИЕ коллектива Невельского райпромкомбината к рабочим, Стройка Невель 1950 годинженерно-техническим работникам, служащим, к руководителям предприятии и учреждений, ко всем гражданам города Невель

Тяжелые раны и следы разрушений нанесены нашему гороху немецкими фашистами. Но мы можем и должны своими силами сделать наш родной город благоустроенным и. красивым, создать в нем необходимые условия для культурного отдыха горожан. С этой целью мы, рабочие, инженерно-технические работники и служащие Невель 1950 годрайпромкомбината берем на себя следующие обязательства:

  1. Отработать на благоустройстве города в текущем году в нерабочее время по 50 часов.
  2. Вывести строительного мусора 100 куб. метров, песка-гравия для строительства дорог и тротуаров 50 куб. метров.
  3. Зацементировать 100 погонных метров тротуара около своего производственного здания и окрасить фасад здания.
  4. Благоустроить двор и посадить в нем цветы.

Мы обращаемся ко всем рабочим, инженерно-техническим работникам и служащим, к руководителям предприятий и организаций, к учащимся старших классов, ко всем гражданам города последовать нашему примеру.

По поручению собрания обращение подписали: т. т. ГРЕБНЕВ, МАРЧЕНКО, ИЦЕЛЕВ, УЖАНОВ. УЗОРОВ, ФЕДОРОВ, ГЛАДКИЙ, ДВОРЕЦКИЙ и МИНОВА.

Газета «Стройка» 1950 год.

Только за 7 месяцев текущего года,— говорит тов. Зайдман, — общественностью отработано на благоустройстве города 12688 рабочих дней. За этот период высажено шесть тысяч декоративных и фруктовых деревьев, 1560 кустарников, построены заборы протяженностью 8365 погонных метров и проведено много других работ.

Лица, не выполняющие настоящего решения, подвергаются денежному штрафу в административном порядке в размере 100 рублей или исправительно-трудовым работам до 30 дней.

Стройка Невель 1950 Стройка 1950 Стройка Невель 1950

“Мечта” для для маленьких ребятишек

Хороший двор – это место, где комфортно проводить время и детям, и взрослым.

До 30 мая остались считанные дни для онлайн-голосования федерального проекта «Формирование комфортной городской среды». Каждый житель может отдать свой голос за благоустройство одного из предложенных проектов. У меня один только голос, он мне дорог и я хочу его отдать за территорию по улице Комсомольской, между домами № 5 и 7, напротив первой школы, где нынче находится регистрационная палата, а раньше был магазин «Мечта». Кто-то видит здесь автостоянку, закатать асфальтом, поставить жителям под окна автомашины, видимо для тусни молодых, но очень шумных водителей.
Но есть и другое предназначение, на этой территории сделать парк для самых маленьких ребятишек. Хороший двор – это место, где комфортно проводить время и детям, и взрослым. Маргарита Валентиновна Кузнецова рассказала как мы ее увидим:

Мечта Невель

Детская площадка “Мечта”

«Здесь можно разместить площадку с надежным резиновым покрытием и зеленым газоном, чтобы малышам было безопасно и чисто играть. Хорошо бы построить дорожку для езды на маленьких велосипедах, самокатах.
Территорию по периметру можно огородить кустарниками гортензий, это и украсит площадку. А на газонах разместить топиар-инсталляции в виде фигур зверей, а также сказочных персонажей из дерева. Детишкам интересно было бы разглядывать эти фигурки, трогать их ручками. А канадские клены шикарно бы смотрелись, обрамляя эту территорию, особенно осенью, когда их листва становится огненно-красной. А под ними – скамеечки для отдыха. Зимой же здесь можно устанавливать елочку и проводить праздники. И представляете, как будет выглядеть сказочный городок со стороны ул. Комсомольской. И сколько сюда придет мамочек с детишками. Это место всегда будет востребовано.
А парковочное место можно перенести на пересечение с ул. Терешковой. Уважаемые невельчане, только мы с вами решаем, какой объект будет благоустроен. Так давайте не упустим шанс».

На сегодня есть ряд проектов благоустройства территорий: безусловно нужная спортплощадка по ул. К.Либкнехта, очередное размазывание денег по парку, тротуар по М.Маметовой, детские площадки на окраинах города, до которых с нынешним голосование к сожалению никогда не дойдет очередь.
Многое зависит от каждого из нас, давайте будем строить город удобный для пожилых, интересный для детей, комфортный и красивый для всех жителей.
Предлагаю проголосовать за территорию ул. Комсомольская, между домами № 5 и 7, с целью создания площадки для самых юных невельчан. И замечательное название для детского дворика – “Мечта”


И.М. Снетков
Просим проголосовать по ссылке: https://60.gorodsreda.ru/

Псковская область, г. Невель, общественная территория между домами ул. Комсомольская д. 5 и ул. Комсомольская д. 7.

Памяти В.И. Игдалова

Проводили замечательного человека Вениамина Исаковича Игдалова. Пожалуй последнего из руководителей поднимавших Невель, до последнего дня заботившегося о городе и его жителях. Вся жизнь его была для невельчан, которые благодарны ему за сделанное, за помощь в житейских вопросах. В прошлом году в газете “Невельский вестник” Вениамин Исакович опубликовал статью, которую горько и больно читать в этот тяжелый день. Но наш долг – это Память. 

Наша история не должна кануть в Лету

70-е – 80-е годы прошлого столетия. Невель – на пике промышленного развития.

Целая эпоха жизни невельчан запечатлена камерой фотокорреспондента районной газеты Валентина Глижинского, осталось добавить печатные страницы истории. С недавних пор оцифрованные фотографии стали национальным достоянием жителей Невельского района, благодаря сыну фотокорра Виктору Глижинскому и руководителю общественного движения краеведения «Невельский край» Игорю Снеткову. С большим удовольствием невельчане просматривают фотографии, вглядываясь в лица, узнают своих близких, соседей, одноклассников и даже себя. Ностальгия захватывает, и тут в памяти всплывают воспоминания о том, как мы жили в 70-е и 80-е годы прошлого столетия.

В это время промышленное производство в нашем городе достигло своего пика. Весь объем выпускаемой продукции позволил городу уверенно занимать третью строчку в областном рейтинге промышленности (после Пскова и Великих Лук).

В.И. Игдалов Невель

В.И. Игдалов

Наш город можно было считать полностью самодостаточным с точки зрения обеспечения жизнедеятельности населения. Мы сами себя могли кормить, одевать и обувать, обеспечивать жильем, мебелью, да и энергоресурсами.

Так, пищевая промышленность была представлена молочно-консервным комбинатом, который выпускал, кроме основной продукции — сухого молока, весь комплекс кисломолочной продукции, а также любимое детьми и взрослыми мороженое разных видов.

Хлебозавод полностью обеспечивал население хлебобулочными изделиями, пряниками, вафлями и конфетами, а ликероводочный (в простонародье «плодоварка») обеспечивал «гурманов» широким ассортиментом от «плодово-ягодного и солнцедара» до крепких напитков.

А.С. Ковальков Невель

А.С. Ковальков

Цеха райпо кормили невельчан колбасой собственного производства, лимонадом, выпечкой и другими продуктами. Рыбцех выпускал вкуснейшую копченую скумбрию, а для любителей и вяленую рыбу.

Завод «Металлист», кроме выпуска основной продукции для телефонных станций, выпускал много товаров народного потребления. Также и работающая на оборонную промышленность швейная фабрика одевала жителей в плащи, куртки и выпускала детскую одежду. Еще шитьем одежды занималось и ателье бытового обслуживания. Обувная фабрика выпускала широкий спектр обувной продукции.

Производством мебели для невельчан занимались комбинат производственных предприятий и мебельная фабрика. КПП также производил гвозди и шорную продукцию, цепи, бочки и даже был участок по производству древесного угля. А мебельная фабрика дополнительно производила столы для швейных машин и холодильники-бары.

А.И. Морозов Невель

А.И. Морозов

Строительная отрасль была представлена 9-ю организациями. Жилье и производственные помещения возводили ПМК-266, ПМК-284, межколхозстрой и ремстройучасток. Строительство электросетей обеспечивала «Мехколонна 60».

Лесоустройство и строительство дорог в лесу выполняло ЛММС, а строительство сельских дорог ДПМК-8, обслуживание федеральных трасс — ДРСУ. Широкую мелиорацию земель сельхозназначения осуществляло ПМК-15.

Транспортная составляющая района представлена двумя железнодорожными станциями Невель 1 и Невель 2, с большим местным грузооборотом.

К.С. Ващилов Невель

К.С. Ващилов

Перевозку пассажиров и большого количества грузов осуществляла АК-1451, а перевозку сельхозгрузов — АК-9 и автобаза сельхозтехники. Также на многих предприятиях был собственный автопарк. Так, только в МКК было свыше сотни единиц автотракторной техники.

Старый льнозавод обеспечивал поставку сырья на многие предприятия страны, поэтому главной стройкой того времени было увеличение мощностей на новом льнозаводе.

В.М. Матвеев, А.Л. Матвеева Невель

В.М. Матвеев, А.Л. Матвеева

Невельская мельница занималась переработкой зерна, как местного производства, так и привозного. Невельский химлесхоз занимался сбором смолы-живицы, а типография, кроме выпуска газет, печатала много другой продукции. Обслуживание сельхозпроизводителей осуществляли агроснаб, сельхозтехника и сельхозхимия. Содержанием, охраной и частичной переработкой леса занимались лесокомбинат и межколхозлес.

Часть производств находилась в сельской местности. В деревне Новохованск размещался крупный филиал Ленинградского Кировского завода, а в Туричине уже в это время работала станция перекачки нефти на Полоцкий НПЗ.

Надо отметить, что на многих крупных предприятиях были свои подсобные хозяйства, где выращивали овощи, держали скот. Эта продукция поступала в «свои» столовые и ведомственные детские сады.

Г.Т. Табулович Невель

Г.Т. Табулович

В городе существовала значительная энергоресурсная база. Дебет водозаборов полностью обеспечивал потребность города питьевой водой.

До 70-х годов город самостоятельно обеспечивал себя электроэнергией. Ее выработку обеспечивали мобильная электростанция и энергопоезд. Нефть и газ у нас не добывались, но была своя нефтебаза и горгаз, топливным ресурсом были дрова и торф.

С.С. Борисенко Невель

С.С. Борисенко

Бытовое обслуживание представляли Дом быта, ателье по пошиву одежды, фотоателье и ремонтно-строительным участком. Мало кто знает, что имелась даже мастерская по ремонту мотоциклов.

В это время в Невеле проживало свыше 25 тысяч человек. Источником пополнения трудовых ресурсов были 6 школ с двухсменной системой обучения и их загрузку подпитывали 9 детских садов.

Но все равно рабочих не хватало и широко применялась подвозка людских ресурсов из пригорода и даже из Республики Беларусь. Только от проходной завода «Металлист» каждое утро отправлялись в рейс за рабочими 6 автобусов.

Д.А. Горчаков Невель

Д.А. Горчаков

Это огромнейший пласт нашего краеведения.

И пока у нас есть те, кто руководил, трудился на предприятиях того периода и может рассказать о людях, которые творили, работали на благо города и всей страны, об их достижениях, соцсоревнованиях, досуге, мы не должны упускать такую возможность и сохранить их воспоминания для будущих поколений.

Чтобы эта потеря не была безвозвратной, у общественного движения краеведения «Невельский край» и газеты «Невельский вестник» возникла идея создать сборник рассказов о промышленности нашего города в период 70-80 годов прошлого века и с согласия родственников фотокорреспондента районной газеты Валентина Глижинского дополнить сборник его фотографиями того периода.

В.И. ИГДАЛОВ заслуженный работник ЖКХ РФ

Уважаемые невельчане, свои воспоминания и фотографии вы можете присылать на электронные адреса: vestnikl918@yandex.ru или dar1967@mail.ru, а также в редакцию газеты «Невельский вестник» по адресу: г. Невель, ул. Ленина, д.15.

Мы ждем ваших рассказов.

“Невельский вестник” 2020 год

Майские победные дни 1945 года

Берлинская тетрадь
Записки фронтового корреспондента

Май 1945 года в освобожденном от нацистов Берлине увидим глазами корреспондента, ответственного секретаря газеты 3-й ударной армии «Фронтовик»  – Юрия Абрамовича Левина. В рядах Красной Армии  с 1938 г. С первых дней Великой Отечественной войны — на фронте. Его боевые рубежи — Ржев, Сталинград, донские степи, Прибалтика, Польша, Германия, рейхстаг. Последний фронтовой репортаж написан им 2 мая на ступенях рейхстага. На этих страницах из «Берлинской тетради» он расскажет о героических буднях солдат-освободителей.

“Да, именно берлинская. И ничего удивительного нет в том, что так ее называю, ибо она родом из самого Берлина. А было так. У меня, фронтового корреспондента, как назло, иссякла бумага в тот самый

фото В.П. Гребнева

Юрий Абрамович Левин в Берлине

момент, когда моя родная 3-я ударная армия ворвалась в германскую столицу. Вот положеньице: на моих глазах совершается такое событие, а я не могу его запечатлеть — некуда записать увиденное и услышанное. Короче, кидаюсь к двери попавшегося на глаза особняка и стучу. Дверь открывает пожилая немка. Вижу испуг на ее лице. Здороваюсь и спрашиваю, нет ли у нее чистой бумаги. Она кивает головой, мол, есть, конечно, есть, и достает, порывшись в ящике массивного письменного стола, толстую тетрадь.
Вот так и оказалась в моих руках эта тетрадь из Берлина. С того часа я был кум королю, потому что мог записывать все, что следовало зафиксировать в ходе сражения на берлинских улицах. И нынче, спустя столько лет после той победной битвы, у меня есть возможность кое-что из тех записей обнародовать. Не буду рассказывать об уличных боях, о штурме рейхстага, о Знамени Победы — об этом уже много написано, а вспомню лишь дела житейские, сценки курьезные и забавные, но, на мой взгляд, весьма примечательные.
Итак, за дело.

22 апреля 1945 года.11 часов 30 минут. Окраина Берлина. Самая первая улица, на которую мы вступили. Юрию Гусарову, красноармейцу с перебинтованной ладонью левой руки, бежавшему впереди роты, приглянулся двухэтажный особняк, сложенный из красного кирпича, и боец устремился к нему. Обнаружил лесенку и быстро поднялся по ней на крышу, где укрепил большого размера красный флаг.
— Где взял такой флажище? — спросили товарищи у Гусарова.
— Сам смастерил.
— А кто ж материи дал?
— Трофеи наших войск! — расплылся в улыбке Юрий.
— Еще имеется?
— В сидоре спрятан.
— Поделись!
— Самому надо. Вон сколь домов брать придется!
Да, красная материя многим нужна была. После форсирования Одера,

В.П. Гребнев

В.П. Гребнев

когда по всем частям 8-й ударной армии прокатилась весть, что над Берлином надо будет водружать наше Знамя Победы, батальоны, роты и даже бойцы запасались красной тканью. Наш фотокор старший лейтенант Владимир Гребнев и тот припрятал в полевой сумке такую материю: “А что, вдруг и мне придется над каким-либо правительственным зданием водружить знамя”, — говорил он.

В 207-ю стрелковую дивизию прибыл командующий войсками 3-й ударной армии генерал Кузнецов Василий Иванович. Ему кто-то из начальства доложил, что в дивизии служит его племянник — рядовой Павел Кузнецов. Командарм отреагировал на это сообщение весьма спокойно и попросил устроить ему встречу с родственником. В полку, куда направился командующий для свидания, узнали о племяннике не так давно и совершенно случайно.
Как-то бойца Кузнецова старшина назначил в наряд на кухню. Боец чем-то не понравился повару: то ли плохо почистил картофель, то ли в другом деле провинился. Повар отчитал его.
— Чего кричишь на меня? — в сердцах произнес Кузнецов. —Ты

фото В.П. Гребнева

Командующий 3-й ударной армией Кузнецов В.И., член Военного Совета Литвинов А.И., начальник штаба М.Ф. Букштынович у рейхстага

полегче с племянником командующего!
Сказал и с ведром ушел к колонке за водой. Повар — следом.
— Ты постой, Паша! Какого командующего?
— Какого, какого! Нашего командарма как фамилия?
— Ну, Кузнецов, — ответил побледневший повар.
— А мою фамилию знаешь?
— Ну, Кузнецов ты.
— Теперь уразумел, кто кому дядя и кто кому племянник?
Повар, ничего не ответив, тихим шагом пошел к дымящей кухне. Через час уже все в полку знали, что у них служит племянник командующего. И вот сам командарм узнал об этом.
С невеселыми мыслями явился боец на встречу.
— Товарищ генерал, рядовой Кузнецов прибыл по вашему приказанию.
— Здравствуйте, боец Кузнецов, — командарм протянул руку. — А звать-то как?
— Павел Кузнецов!
— Отца как зовут?
— Сергей.
— Сергей, Сергей, — повторил командующий и, прищурив глаза, на какое-то время задумался.
Затем, ничего не сказав, вплотную подошел к бойцу, положил на его плечо руку и пошел с ним вдоль улицы немецкого городка. Командир полка и другие офицеры остались на месте. Кто-то сказал:
— Пускай наедине поговорят дядя с племянником.
Они шли рядом, плечом к плечу. Шли не спеша. Командарм силился что-то вспомнить, а боец ждал, что вот-вот командующий отчитает его за выдумку, да еще и накажет.
У командующего не было брата Сергея. Но ему не хотелось об этом говорить бойцу: зачем огорчать человека?
— Отец тоже на фронте? — спросил командарм.
Боец уловил добродушный тон генерала и, естественно, обрадовался.
— Был на фронте. Сейчас в Ташкенте в госпитале… Отец мне говорил, что у него было пять братьев. Двое военные. Ну, я и подумал, может, вы и есть один из них. Извините…
Командующий остановился, посмотрел бойцу в глаза, а затем взглянул на медаль “За отвагу”, висевшую на груди Павла Кузнецова, и сказал:
— Молодец, племянник! Вижу: бережешь честь фамилии Кузнецовых.
Эти слова слышали уже все: и командир полка, и другие офицеры. А Павел Кузнецов, по-уставному повернувшись кругом, отправился в расположение своей роты. Он шел и, видимо, думал: “Теперь-то я признанный племянник, ну а насчет чести фамилии будьте спокойны, товарищ командующий!”

Пробираясь по лабиринту берлинских улиц, мы, корреспонденты армейской газеты “Фронтовик”, попали в небольшое здание кинотеатра, где на коротком отдыхе располагался стрелковый батальон 52-й гвардейской дивизии. Бойцы отдыхали — на полу, в

фото В.П. Гребнева

Участники боя за Рейхстаг у Знамени Победы. Участники парада Победы. Герои Советского Союза к-н Самсонов, ряд. Кантария, Егоров и ст.с-нт Сьянов

креслах. Медсестры кой-кого перевязывали. А в фойе мы столкнулись с… немцем. Он стоял за стойкой бара и всем, кто к нему подходил, наливал в бокалы лимонад. Кто это? — поинтересовались мы. Комбат объяснил: немец, бывший вояка… Мы подошли к стойке и увидели костыли. Немец перехватил наши взгляды. Да, он бывший солдат вермахта. Ранен был под Ржевом. Теперь вот торгует в этом кинотеатре напитками. Остался только лимонад. И он рад угостить всех русских этим напитком. Каждому, кому наливал, говорил еще “данке!”. За что же “спасибо!” А за то, что жив остался. Могли ведь убить. А что ноги лишился, так это ничего: торговать можно, стоя на одной ноге.
Мы выпили лимонад — сладкий, вкусный — и стали рыться в карманах, чтобы расплатиться.
— Нет, нет, Отто (так завали немца) денег с “русс зольдат” не берет.

29 апреля стрелковый батальон капитана Неустроева овладел шестиэтажным зданием “дома Гиммлера”. (Так наши называли шестиэтажное здание фашистского министерства внутренних дел.) Бой утих, наступила передышка. Бойцы валились с ног. Где стояли, там и ложились. И в кабинете самого палача Гиммлера, на его столе, на сафьяновом диване, пристроились уставшие герои. Комбат Неустроев, сделав кое-какие распоряжения, устало произнес:
— Братцы, часок бы соснуть. Ноги не держат.
Верно, вторые сутки не спал. Все в бою, в атаках. Комбат лег на пол в углу просторного кабинета. Старшина предложил лечь на диван, но Неустроев уже не слышал.
Раненых отправляли в медсанбат. Ефрейтор Иван Зозуля

Разрушенное здание Рейхстага. 30.04.1945г.

Разрушенное здание Рейхстага. 30.04.1945г.

сопротивляется, не желает идти в медсанбат, говорит, что рана пустяковая.
— Показывай ногу! — настаивает командир роты.
Санинструктор, рыжеволосая девушка с погонами сержанта, осматривает ефрейтора и заключает: рана опасная.
— Не надо в медсанбат, — уговаривает ротного Зозуля. — Я в рейхстаг со всеми войду, не отстану… После него и в медсанбат можно.
На носилках все-таки унесли ефрейтора Зозулю.
Но не прошло и трех часов, как его снова встретил ротный в “доме Гиммлера”. Ефрейтор, увидев командира с перебинтованной головой, удивился, когда же это его ранило.
— А ты почему здесь? — строго спросил ротный.
— За вами пришел, товарищ капитан. Прослышал, что вы ранены…
— Ты мне зубы не заговаривай. Отвечай, почему здесь?
— Убег я, из санбата убег. Силенка есть, воевать надо.
— А рана?
— Рана, что ж… Подождет. Вместе, товарищ капитан, пойдем в санбат. Только после рейхстага. Хочу подивиться на их парламент.
— Твоя взяла, — ротный капитан Гусельников махнул рукой. — Вместе так вместе…

Комбат Степан Неустроев, развернув на столе в “доме Гиммлера” карту-план Берлина, приказал вызвать к нему командиров рот. Вскоре все были в сборе, лишь лейтенант Наумов подзадержался.
— Ну, где он там? — обращаясь к старшине, спросил комбат. — Пошлите посыльного за Наумовым.
— Я здесь, товарищ капитан, — откликнулся лейтенант, широко открывая дверь.
Следом за Наумовым два бойца внесли в кабинет тяжелый ящик.

фото В.П. Гребнева

Неустроев С., участник штурма Рейхстага, Герой Советского Союза

— А это что такое? — удивился комбат.
— Часы тут, товарищ капитан. Мы склад обнаружили. Наверное, шеф гестаповский награждал ими своих головорезов.
Ящик вскрыли: аккуратными рядами лежали наручные часы с черным циферблатом.
— Давайте-ка их разладим по ротам, — предложил замполит командира батальона Алексей Берест. — Пусть будет у каждого память о Берлине.
— А что, хорошая мысль! — одобрял комбат и вручил каждому, кто здесь был, часы.
— Возьми и ты, земляк-уралец, — обращаясь к связисту Бердышеву, сказал Неустроев. — Это тебе за провод, который ты сюда протянул.
Бердышев положил часы в карман брак и, потоптавшись у стола, несмело спросил:
— А можно еще одни получить?
— Можно, не жалко. Но к чему тебе, земляк, двое часов?
— Отцу надо. Он не дошел до Берлина. На Одере был покалечен. Вернусь домой и скажу: “Возьми, батя, у самого рейхстага взяты”.

Утро 30 апреля. Вот-вот начнется штурм рейхстага. По батальону Неустроева пополз слух, будто у немцев не один, а два рейхстага.
— Какой штурмовать-то будем? — спросил у комбата ротный Илья Сьянов.
— Главный, — улыбнулся комбат и вдруг засомневался: может, то здание, которое с замурованными окнами маячит на Королевской площади, совсем не рейхстаг, что тогда? И пришла мысль справиться у какого-нибудь немца-берлинца.
Моментально привели “цивильного”, с бледным лицом, в очках. Немец был в годах, лет шестидесяти. Подвели его к окну дома, в котором располагался батальон, спросили: что за здание на площади?
— Рейхстаг, — не колеблясь, ответил немец.
— А еще есть рейхстаг?
— Другого нет. Только один. Вот он.
— Спасибо, — поблагодарил берлинца комбат и велел дать ему презент — буханку хлеба.
Неустроев громко, чтобы все слышали, произнес:
— Перед нами рейхстаг. Его и будем брать. Всем приготовиться к штурму!

Из “дома Гиммлера” Неустроев смотрел в бинокль и решал в уме задачу: как лучше подойти к рейхстагу? И вдруг комбат увидел девочку. Она бежала, взмахивая руками, озиралась, падала и снова вставала.
Девочка на площади, где рвутся снаряды! Откуда она взялась? Чья она? Куда бежит?
Комбат крепче прижал бинокль к глазам. Видит: на площади

фото В.П. Гребнева

Гвардейский расчет ручного пулемета ведет бой на улицах Берлина

разорвался снаряд. Девочка упала. Что с ней?.. Она снова встала и побежала.
— Надо спасать! — громко сказал комбат.
— Кого спасать? — спросил красноармеец Ваня Прыгунов, лежавший на полу в углу комнаты на расстеленной шинели.
Ваня всегда при комбате, а как же? Он ведь его связной. Надо пакет отнести или приказ командира кому следует передать — Прыгунов мигом. Или если пленного комбат допрашивал — без Вани не обойтись: умел говорить по-немецки, переводчиком был.
— Ваня, гляди сада, — позвал Прыгунова к окну комбат.
Ваня посмотрел в окно и увидел бегущую девчонку. А на площади снова грохнул снаряд. Комбат взял Ваню за руку и сказал лишь одно слово: “Бегом!” Тот выскочил через окно и, согнувшись, побежал к девочке. Еще один снаряд разорвался на площади. Потом рядом с Ваней засвистели пули. Видимо, немцы заметили его. Ваня прижался к асфальту и пополз. А где же девчонка? Ваня потерял ее из виду и пополз наугад.
А пули все свистели и свистели.
Прополз Прыгунов еще метров с полсотни и натолкнулся на девочку. Она лежала в ямке и тихо плакала. Увидела русского солдата и еще сильней расплакалась. От испуга задрожала. Свернулась калачиком и, видимо, ждала чего-то страшного.
Ваня сказал по-немецки: “Не надо плакать… Я спасу тебя…” Девочка смолкла. Удивилась русскому, говорившему на ее языке.
— Как зовут тебя?
— Лотта.
— Уйдем отсюда, тут стреляют.
Лотта застонала и ухватилась руками за правую ногу ниже колена.
— Болит? — спросил Ваня.
Он взял Лотту на руки и, держа перед собой, побежал к дому.
— Спроси-ка, Ваня, где она живет, куда бежала, — велел комбат.
Девочка рассказала, что в их дом попала бомба, убило маму и братика. А бежала она к бабушке Марте, которая живет за рекой Шпрее. Комбат велел Ване отнести Лотту в медсанбат. Пусть доктора посмотрят, что с ногой. И еще он наказал покормить девочку. Ваня исполнил все в точности.
— Молодец! — похвалил комбат связного. — Лотта будет всегда помнить своего спасителя — советского воина Ваню.

Ближе к вечеру 1 мая в рейхстаге утихомирилось. И откуда-то потянуло приятным запахом щей.
— Слышите? — с хрипотцой в голосе произнес уставший за день беспрерывного боя внутри здания Неустроев. — Нашей пищей запахло.
— Откуда ей взяться? — засомневался кто-то.
— А может, фрицы в подвале ужин устроили, — устало произнес старший лейтенант Гусев.
— Какие фрицы! — не соглашался комбат. — Ты что, не слышишь? Русскими ведь щами пахнет. Русскими.
И вдруг из-за колонны появился командир хозвзвода лейтенант Власкин. Неустроев удивился:
— Власкин?! Как сюда пробрался?
— По-пластунски да перебежками, товарищ капитан. Щи и каша в целости доставлены.
Батальон обрадовался появлению Власкина. Бойцы удивлялись его проворности, да и отваге: как ухитрился пробраться с термосами по огненной Королевской площади? Они с удовольствием уплетали русские щи да пшенную кашу в германском рейхстаге.

Бои в Берлине шли круглосуточно — и днем и ночью. Но наступало иной раз затишье. Такое случилось в самом конце апреля. Наступило облегчение: наконец-то можно и передохнуть. Взвод из разведроты 207-й стрелковой дивизии расположился в просторной комнате с диваном и мягкими креслами, в которые погрузили свои умаявшиеся тела бойцы-разведчики. А сержант Фрол Алешкевич кинулся к

фото В.П. Гребнев

Уличные бои на улицах Берлина

пианино — и сон пропал. По-другому и не могло быть. Этот белорус знал толк в музыке: до войны учился в Минске в музыкальном училище по классу фортепьяно. И вот в этой берлинской обители, в квартире близ Александерплац, за три своих военных года он впервые встретился с любимым инструментом.
Сначала пианист размялся — пальцы побежали по клавишам, а затем полилась мелодия.
В соседней комнате за дверью замерли двое — мать и дочь, немки. Им не до сна: в доме ведь русские! И вдруг они услышали музыку. Страх улетучился, наступило успокоение. Старшая совсем осмелела и приоткрыла дверь — самую малость. Бетховен опьянил ее, как и разведчиков: Фрол исполнял “Апассионату”.
Дверь совсем открылась, и немки переступили порог. Бойцы потеснились на диване, пригласили фрау и фройляйн сесть. Немки отказались: им удобнее слушать стоя музыку своего обожаемого Бетховена
Их удивил и очаровал исполнитель: невероятно, русский солдат играет музыку немца Людвига ван Бетховена!

В каком-то берлинском здании боец из батальона Неустроева поймал пленного и повел к комбату. Старшина остановил бойца:
— Ты куда?
Боец с достоинством произнес:
— Не видишь, Гитлера веду?
И действительно, пленник в эсэсовском мундире очень смахивал на фюрера — усики щеткой и челка на непокрытой голове.
— Где взял?— спросили бойца.
Он ответил, что проник в подвал, а там комнат тьма-тьмущая. Все обошел и в одной обнаружил вот этого Гитлера. Велел ему встать и скомандовал: “Хенде хох, Гитлер!” А он орет, мотает головой, мол, не Гитлер. Пинка ему дал по мягкому месту и вот доставил.
Предстал боец со своим Гитлером перед комбатом:
— Это я его взял, товарищ капитан. Это Гитлер!
Пленный задрожал и заплакал навзрыд. Боец прикрикнул:
— Да перестань же ты, олух!
— Правда, похож — улыбнулся Неустроев.
В конце концов все прояснилось: многие из эсэсовцев подражали фюреру, рядились под него. Боец, конечно, огорчился. Думал, вот удача, самого душегуба Гитлера заарканил, а вышло, что не ту птицу взял. Но комбат успокоил бойца:
— Не горюй, браток! Все равно ты молодец. Взял ты в плен эсэсовца-бандита.

3 мая подхожу к рейхстагу и глазам своим не верю: атакующие цепи наших бойцов бегут с красным флагом по Королевской площади.
— Что это? — спрашиваю у первого встречного офицера.
— Рейхстаг штурмом берут.
— Зачем? Он же наш.
— Не видите, кино, — произнес офицер и махнул рукой.
Вот оно что: какой-то киношник проспал настоящий штурм рейхстага и теперь задним числом пытается правду воскресить. Прославиться желает? Неужели эта галиматья попадет на экран? Ну и ну…

9 мая. Праздник катился по берлинским улицам. Музыка, пляски, песни всколыхнули германскую столицу. Солдаты Победы шли в пляс у Бранденбургских ворот и на Зиг Аллее, на Александерплац и в парке Тиргартен. “Катюшу”, “Полюшко-поле”, “Три танкиста”, “Широка страна моя родная” услышали все окна и балконы, на которых удивленно маячили горожане-немцы.
Увидел вблизи рейхстага без ноги бойца, притопывающего костылями.
— Кто такой?
— Из медсанбата хозяйства Негоды, — ответил. — Разрешение получил поучаствовать в празднике. Такое торжество грех пропустить.
И одноногий боец вместе с костылями от души ударял по берлинской брусчатке.

У рейхстага море людей. Все ищут свободного места на стенах, на колоннах, чтобы зафиксировать свое присутствие. Пишут мелом, белилами, углем, царапают штыками, ножами. По этим надписям можно изучать географию нашего Союза. Сыны и дочери всех национальностей нынче здесь, у рейхстага. Радуются, аплодирует Знамени, которое плещется на ветру.
Рейхстаг посетило командование 3-й ударной армии. Командарм Кузнецов, выслушав доклад капитана Неустроева, похвалил комбата за умелые и здравые действия. Подчеркиваю — здравые. Генерал спросил:
— Чем занят батальон?
Неустроев ответил:
— Спит в рейхстаге. Умаялись все…
По лицу командующего пробежала улыбка:
— Только не будите. Пусть отоспятся…
И вдруг слышу:
— Маршал Жуков!…
И верно, командующий войсками 1-го Белорусского фронта у рейхстага. Впервые вижу так близко Георгия Константиновича. Не свожу с него глаз. Идет он медленно вдоль рейхстага. Поступь твердая, лицо чуть-чуть озарено улыбкой. Внимательно разглядывает покореженные снарядами да пулями стены парламента, заглядывает в пробоины, в амбразуры, из которых еще совсем недавно торчали пулеметные и орудийный стволы. Маршал что-то говорит идущему рядом члену Военного совета фронта генерал-лейтенанту Телегину. Затем поднимается по ступеням главного входа и приближается к колоннам, исписанным до самого верха. Медленно читает надписи. Я заметил, что лицо маршала обветрено. Улыбается, настенное творчество, видно, понравилось командующему фронтом.
— А вы, капитан, и ваш батальон, — обращается к Неустроеву маршал, — надеюсь, тоже оставили свои автографы на этих стенах?
— Никак нет, товарищ маршал. Не успели. В рейхстаге пожар тушили, наводили порядок там. А теперь, поди, и свободного места на этих стенах не найти.
Маршал кивнул головой и сказал:
— Ну, это не беда. Свои имена вы и без того вписали в истории на веки вечные!
Маршал еще раз пожал руку Неустроеву и, обращаясь к своим спутникам, произнес:
— А мы все-таки постараемся найти свободное место и распишемся.
Он спустился вниз, отошел от рейхстага метров на пятьдесят и, придерживая рукой фуражку, посмотрел на купол: там наше знамя. Наверно, доволен… Бойцы окружают командующего, и начинается разговор. Маршал просит всех задавать вопросы и высказываться. Разное спрашивают: найден ли Гитлер, куда повели пленных, которых взяли в рейхстаге, когда домой? Маршал отвечал обстоятельно, спокойно, вглядываясь в лица бойцов, советовал всем, кто перебинтован, отправляться в медсанбат.
На прощание очень тепло отозвался о действиях 150-й стрелковой дивизии, ее 756-го полка, штурмовавших центр Берлина и рейхстаг, похвалил комдива генерала Шатилова и комполка полковника Зинченко. Особую благодарность выразил неустроевскому батальону. Обратился к коменданту рейхстага полковнику Зинченко с просьбой быстрее навести порядок в рейхстаге, а всех раненых отправить на излечение.

фото В.П. Гребнев

Знамя Победы на здании Рейхстага в Берлине

У Бранденбургских ворот стучат каблуки — пляшут победители. Шутка ли, в Берлин пришли! Как тут не сплясать. Гармонист — чудо-парень: курносый, с кудрявым чубом, видать, забияка-весельчак. Гармонь заливается, а он залихватски подсвистывает. Бойцы изо всех сил стараются, крепко бьют сапогами по брусчатке. Узрел я ефрейтора, отошедшего в сторону от пляшущего круга и пристально разглядывающего ворота. То он бросит взгляд наверх, то подойдет вплотную к ним и погладит шершавый камень.
— Крепко сработаны, правда? — как бы в шутку спросил я.
— Не говори… Век стоять будут… Эх, нам бы такие…
— Кому это “нам”?
— В мое селение… Ну, в деревню мою.
Я удивленно взглянул на ефрейтора, пожал плечами и поинтересовался, зачем маленькой деревне такие ворота, не Берлин же в конце концов. Ефрейтор хитровато улыбнулся и на полном серьезе произнес:
— Эка невидаль, их Берлин! У моего Берлина лицо, может, красивше.
— У вашего?
— Не удивляйтесь, у меня свой Берлин имеется. Я оттудова родом. Недалеко от Челябинска селение есть такое — Берлин. Не слыхали? Красивое селение. Почти два века назад основано в честь взятия нашими предками германской столицы в Семилетней войне. Вот я и прикидываю, чем бы в нашем челябинском Берлине нынешнюю победу над германским Берлином отметить. Может, и вправду вот такие ворота воздвигнуть. Как считаете?
— Желаю исполнения мечты, — сказал я и пожал руку нашему берлинцу.

Художник “Фронтовика” Илья Кричевский много рисовал: у рейхстага, на Александерплац, у имперской канцелярии. А 3 мая рисовал Геббельса — министра пропаганды третьего рейха. Но,

фото В.П. Гребнев

Труп покончившего собой б. министра пропаганды Германии доктора Геббельса, снятого с костра советскими воинами и не успевшего сгореть

конечно, Геббельса не живого, а мертвого, отравившегося и основательно обгоревшего. Он лежал на столе с искаженным в судороге лицом. Художнику не нужен был этот рисунок, но Илья понимал, что истории может пригодиться.
— Вы кого это малюете, товарищ капитан? — услышал Кричевский голос за спиной.
— Геббельса, — не отрываясь от дела, ответил художник.
— Якись то Геббельс, то ж огарок. Вы лучше меня намалюйте, я маме в Беларусь пошлю. Вот обрадуется.
— И вас нарисую. Только немножко подождите. Изображу этого, как говорите, огарка, тогда и ваша очередь подойдет.
— Не-е, я в очередь не согласен, мне некогда, а огарок никуда не денется. Вишь, як лежит смирненько.
Художник, улыбнувшись, оглянулся, но бойца будто ветром сдуло.

Я отошел метров пятьсот от рейхстага. Вижу, на ступеньках постамента какому-то кайзеру сидят двое наших бойцов. Курят. Подхожу и прошу прикурить. Разговорились. Один пришел в Берлин аж из-под Сталинграда. По пути дважды ранен был, но из госпиталя возвращался на передовую. Другой же примкнул к войскам на Украине — был в партизанах. Интересные судьбы. Решил написать о них. Вынул из полевой сумки тетрадь.
— Меня не пишите, — вдруг произнес сталинградец.
Я удивился. За товарища ответил партизан:
— Имя у него не подходящее. Понимаете, Адольфом зовут.
— Ну и что? Адольфы разные бывают.
— Оно-то так, — пожал плечами сталинградец. — Но как-то мне неловко. Посоветуйте лучше, как избавиться от такого имени… А про моего друга обязательно напишите, особливо про его партизанщину. И имя у него наше, русское — Иван, да и фамилия подходящая — Величко. Не то что Адольф, будь оно неладно.

Боец подошел вплотную к стене рейхстага и ножом нацарапал свою фамилию. Потом отстегнул от ремня фляжку и из горлышка всю до дна выпил. “Ну и выпивоха!” — подумалось мне. Подошел к нему.
— Не опьянеете?
— Как не опьянеть!.. Такая радость, до Берлина добрался и жив остался.
— И водочка кстати.
— То не водочка. Я — непьющий. Водица была во фляжке, водица. Родниковая она. И не из немецкого родника, а из нашего.
И рассказал мне Сергей Грачев, подносчик снарядов из орудийного расчета пушки-гаубицы, вот что. Родом он из смоленской деревни Можковцы. Красноармейцем стал в тот день, когда его село было освобождено от оккупантов. Обмундировали Грачева, дали винтовку, лопатку и фляжку. Фляжку эту он наполнил водицей из бьющего родника у самой околицы. А мать какую-то травку кинула в фляжку, чтоб водица свежесть сохранила. Тогда он и дал себе зарок: осушить ее до дна на последнем рубеже войны, а точнее — в победный день.
Вот и исполнил. И не где-нибудь на задворках войны, а в самом Берлине”.

Ю.А. Левин, корреспондент газеты «Фронтовик»
Журнал “Урал”, № 5, 2005 г.
Фотографии: В.П. Гребнев фотокорреспондент газеты «Фронтовик»

Я буду беспощадна к врагам!

Первый выпуск Московской центральной женской школы снайперской подготовки

В составе 21-й гвардейской дивизии, освобождавшей Невель и район от немецко-фашистских захватчиков, воевала женская снайперская рота. Это был первый выпуск Московской центральной женской школы снайперской подготовки. Пять месяцев девушек обучали снайперскому мастерству и в июле 1943 года отправили на фронт. Из этого выпуска пятьдесят девушек, среди которых была Клавдия Прядко и Александра Шляхова, воевали на невельской земле в 21 Гвардейской стрелковой дивизии.
На торжественном собрании по случаю окончания курсов Клавдия Прядко сказала: «Партия доверила мне с винтовкой в руках защищать наше Отечество. Дорогие товарищи, я буду беспощадна к врагам! Я обещаю, что на фронте первого немца убью пулей, которую беру с собою из школы».Клава Прядко
Потом выступила Александра Шляхова: «Дорогие товарищи курсанты и офицеры! Я благодарю командование за ту подготовку, которую мы получили в школе. Сегодня Центральный Комитет ВЛКСМ наградил меня именной снайперской винтовкой, и это меня ко многому обязывает. Я клянусь с честью защищать нашу Родину!». Свое слово девушки сдержали.
Из воспоминаний бывшего снайпера Нины Алексеевны Лобковской:
«Привезли нас в расположение 153-го запасного стрелкового полка армии. Командир полка — полковник Чикарьков и штабные офицеры встретили нас с нескрываемым любопытством и восхищением, видя нашу армейскую выправку.
На следующий день были назначены пристрелка винтовок и показательные стрельбы. Узнав, что проверку мы прошли успешно, в полк приехали командующий армией генерал-лейтенант К. Н. Галицкий, начальник политотдела армии полковник Ф. Я. Лисицин, его помощник по комсомольской работе майор С. В. Игнатов. В торжественной обстановке командующий вручил снайперские книжки как путевки в боевую жизнь, пожелал нам солдатского счастья и бить врага так же метко, как поражали мишени. Сообщил также, что штаб армии решил не разбивать нашу роту по дивизиям, а сформировать армейскую роту снайперов, направлять ее на те участки фронта, где будет наибольшая нужда в снайперах. Нам представили командира роты старшего лейтенанта Чечина, а затем избрали комсорга роты — Сашу Шляхову.

Саша Шляхова снайпер 1944
Пробыв в 21-й гвардейской дивизии около месяца, девушки-снайперы получили первое боевое крещение и опыт фронтовой жизни. За это время крепко сдружились с бойцами и командирами. Как правило, относились они к нам с большим уважением и доверием, называя нас «сестренками» или «дочками». Солдаты помогали выкапывать землянку, выбирать и оборудовать ячейку, охотно вызывались помочь обнаружить вражеского снайпера или пулеметчика и шли на смертельный риск, вызывая огонь врага на себя. Надежно нас охраняли и прикрывали пулеметным огнем, когда мы находились в засаде на «нейтралке».
В период наступательных боев снайперская рота находилась в стрелковых подразделениях, вместе с солдатами ходила в атаку, выбивала врага из деревень и железнодорожных станций. Особенно трудны были многокилометровые марши по заболоченным лесам. Проселочные дороги от обилия дождей и беспрерывного движения пехоты и техники превращались в жидкое и топкое месиво. Насквозь промокшие под проливными дождями, по колено в грязи мы держали друг друга под руки, чтобы не заснуть на ходу, а если кто засыпал или падал, то идущие рядом помогали товарищу идти дальше. Было очень трудно. Даже лошади не выдерживали и, выбившись из сил, падали. Передвижение проводилось скрытно, только ночью, а днем укрывались в лесу от «рамы» — самолета-разведчика. Бывало, выберем ель или сосну поразвесистей, набросаем хвойный лапник, завернемся в плащ-палатку и, прижавшись друг к другу, заснем как убитые. А проснемся от страшного холода и сырости, так как болотная вода пропитала подстилку, ватные брюки и телогрейку».


Из наградного листа гвардии ефрейтора Н. А. Лобковской:
«В боях северо-западнее города Невель, снайпер товарищ Лобковская показала себя смелой и отважной защитницей родины. Она неустанно истребляла немецко-фашистских захватчиков и имеет на своем личном боевом счету 52 уничтоженных гитлеровца, а также выносила раненых с поля боя.
Товарищ Лобковская достойна награждения правительственной наградой — орденом «Слава третьей степени»».
Гвардии ефрейтор Любовь Михайловна Макарова, бывший снайпер 3-й ударной армии, так же награждена Орденом «Слава III степени», она вспоминает:
«На фронте коммунисты женской роты снайперов избрали Клаву Прядко своим парторгом. Уже через месяц пребывания на переднем крае Клава подала рапорт командиру первого батальона 59-го стрелкового полка 21-й гвардейской дивизии с просьбой направить ее в подразделение разведчиков. Она искала, требовала самого сложного боевого задания.
Нам она объясняла: «Девочки, у вас есть матери, мою же смерть некому оплакивать. Я должна, обязана уничтожить больше фашистов, чем каждая из вас». (Смертью храбрых пал муж Клавы, служивший на западной границе, но не знала она, что жива ее мама, которую подруги отважного снайпера разыскали в 1968 году.)
Но одним днем своей снайперской «охоты» Клава все же была довольна. Лежа как-то в окопчике, Прядко высмотрела на нейтральной полосе глубокую воронку от взрыва артиллерийского снаряда, находилась она всего метрах в восьмидесяти от вражеских траншей, буквально под носом у немцев. Вместе со своей снайперской парой Сашей Шляховой они разработали план согласованных действий и получили разрешение от командования выползти на нейтральную полосу.


Под покровом ночи минеры разминировали дорожку от первой линии наших окопов до воронки. Прядко забралась в нее и замерла. Когда рассвело, Саша Шляхова, находившаяся в окопе, стала осторожно показывать над бруствером чучело, которое они специально заранее смастерили — грязный старый маскхалат, набитый ветками и травой, издали походил на выглядывающего бойца. К тому же, чтобы привлечь внимание врага, время от времени Саша постреливала в воздух. Приманка сработала: по чучелу ударили из автомата, потом заговорили сразу два ручных пулемета. В поднявшейся трескотне Клава сделала несколько прицельных выстрелов. Затих вражеский автоматчик, умолкли пулеметы.
А на следующий день Саша двумя меткими пулями сразила двух гитлеровцев, перебиравшихся через земляной завал в траншею. Так, за два дня подруги уничтожили пять фашистов.
Особую отвагу Прядко проявила в бою при освобождении деревни Видусово в январе 1943 года. Батальон пошел в атаку. Прицельным огнем по вражеским пулеметным точкам наступление поддерживала рота снайперов. Начался рукопашный бой, и Прядко, а за ней и Шляхова кинулись в самую гущу схватки, увлекая за собой к вражеским окопам солдат.
Появились раненые. Девушки, не обращая внимания на свист пуль и разрывы мин, принялись оказывать им первую медицинскую помощь. Когда Саша перевязывала очередного бойца, осколок разорвавшегося снаряда ранил ее в ногу. Клавдия наложила бинты на рану, отвела подругу в санроту и, вновь вернувшись, стала выносить тяжелораненых с поля боя.
…Пришла зима, а вместе с ней первые декабрьские морозы. Наша часть держала тогда оборону на Ленинградском направлении. С раннего утра до поздней ночи снайперы вели наблюдение за вражескими окопами.
В один из этих тревожных дней Прядко и Шляхова, сидя в засаде, уничтожили сразу нескольких вражеских солдат. Разъяренный противник открыл минометный огонь по окопу, где притаились девушки. Враг не жалел снарядов. Перед самой снайперской ячейкой разорвалась тяжелая мина. Находящегося вблизи бойца-разведчика убило…
Когда дым рассеялся, и бойцы подползли к окопу, они увидели, что в живых осталась только Саша. Товарищи несли безжизненное тело Клавы Прядко. Раненная в руку, Шляхова молча шла следом.
На околице деревни Мотовилихи Невельского района Псковской области, где росли две березки, хоронили мы свою старшую подругу. Слез не сдержали, когда гроб опустили в свежую могилу. Винтовочный залп в сторону врага, наш прощальный салют прозвучал гулко среди тишины. Над могилой мы поклялись отомстить врагу за раннюю смерть нашей славной Клавы Прядко.
Долго еще молча стояли мы у свежего холмика, навеки скрывшего от нас дорогую подругу».
Ефрейтор Клавдия Прядко истребила 42 фашиста. Командование 3-й Ударной армии посмертно наградило Клавдию Прядко орденом Отечественной войны II степени, который сейчас хранится в Центральном Музее Вооруженных Сил».
В 1968 году украинка Клавдия Прядко была перезахоронена на братском кладбище в деревне Чернецово рядом с боевой подругой по женской снайперской роте дочерью татарского народа Соней Кутломаметовой.

Соня Кутломаметова
Снайпер 8-й стрелковой роты 59-го гвардейского стрелкового полка гвардии сержант А. Н. Шляхова награждена медалью «За отвагу», орденом Красной Звезды, орденом Красного Знамени. Всего уничтожила 69 солдат и офицеров противника. Погибла 7 октября 1944 года. Похоронена в городе Добеле (Латвия). Командир снайперского взвода гвардии старшина А. Н. Шляхова посмертно награждена орденом Отечественной войны 1-й степени. Снайперская винтовка Александры Шляховой с монограммой ЦК ВЛКСМ хранится в Москве, в Центральном музее Вооруженных Сил.
Из наградного листа гвардии сержанта А. Н. Шляховой:
«Снайпер товарищ Шляхова в боях за дер. Пугачиха находилась в боевых порядках роты и своим огнем за время наступления уничтожила 5 солдат и офицеров противника.
В период обороны дер. Пугачиха товарищ Шляхова все время находилась на переднем крае — охотясь за немцами. В этот период она уничтожила 4 пулеметные точки противника и убила 5 солдат и офицеров, но вражеским минометным огнем она была ранена. Всего на своем счету товарищ Шляхова имеет 55 убитых немецких солдат и офицеров.
Достойна награждения правительственной наградной медалью «За Отвагу»».
Героически сражались девушки-снайперы армейской снайперской роты, приданной дивизии. Они снайперским огнем обеспечивали успешное продвижение стрелковых подразделений дивизии, уничтожая наиболее важные цели, вражеских стрелков и пулеметчиков, участвовали также в отражении контратак противника. Особенно успешно действовали снайперы Любовь Макарова, имевшая на своем счету 50 истребленных гитлеровцев, Клавдия Маринкина, уничтожившая 58 фашистов. Любовь Макарова и Клавдия Маринкина были награждены орденом Славы III степени. Боевыми наградами были также отмечены Александра Шляхова, Нина Лобковская, Нина Обуховская, Ия Галиевская, Антонина Болтаева, Александра Виноградова, Серафима Самойлова, Галина Кочеткова (посмертно).

A91245.tif

Из наградного листа гвардии ефрейтора Л. М. Макаровой:
«Товарищ Макарова за время пребывания полку показала себя бесстрашной и мужественной защитницей родины.
Во время боев с немецкими оккупантами под деревнями Видусово и Подмогилия она своим снайперским огнем уничтожила живую силу противника, обеспечила возможность пехоты ворваться в расположение противника и занять его позиции.
Во время прорыва переднего края немецкой обороны 16.12.43 года товарищ Макарова форсировала вброд реку вместе с боевыми порядками пехоты и огнем со своей снайперской винтовки уничтожила огневую точку противника, мешавшую продвижению нашей пехоты, тем самым обеспечила успешное выполнение боевой задачи подразделениями полка. Товарищ Макарова имеет на своем счету 50 истребленных гитлеровцев.
Достойна награждения правительственной наградой — орденом «Слава III степени»».

У деревни Самозвоново погибает взвод

26 гвардейцев защитили Невель

Утром 21-го октября части 58-й пехотной дивизии противника при поддержке танков атаковали позиции 59-го гвардейского полка на участке Ширново, Самозвоново. Противник рассчитывал прорвать здесь нашу оборону, вырваться на Ленинградское шоссе и двинуться к Невелю.

Весь день бушевал ожесточенный бой. Гвардейцы мужественно отразили вражеский натиск и удержали свои позиции. На поле боя осталось несколько десятков убитых фашистов и 11 подбитых и сожженных танков

В этот день бойцы взвода 5-й стрелковой роты 59-го гвардейского стрелкового полка совершили свой бессмертный подвиг у деревни Самозвоново.

Здесь находилось боевое охранение 2-го батальона 59-го гвардейского стрелкового полка в составе стрелкового взвода, усиленного взводом бронебойщиков. Командовал боевым охранением гвардии младший лейтенант П. Б. Западнов.

Занимая господствующую высоту, гвардейцы прикрывали важную дорогу, идущую на Невель.

После многодневных боев в стрелковом взводе осталось 16, а во взводе противотанковых ружей — 10 человек. Это были закаленные, обстрелянные, спаянные фронтовой дружбой бойцы. Командир стрелкового взвода комсомолец Павел Западнов из Ярославля за мужество, проявленное в боях за Невель, удостоен ордена Красной Звезды. Командир взвода бронебойщиков комсомолец гвардии старший лейтенант Виктор Кузьмичев из Подмосковья сражался на фронте с первых дней войны, был ранен и снова вернулся на фронт. Двадцатилетний парторг боевого охранения сибиряк из Барнаула сержант Леонид Расторгуев уже не раз отличался в боях и получил медаль «За боевые заслуги». Стрелок Иван Шарков, рабочий из Алма-Аты, на фронте с осени 1941 года, награжден медалью «За отвагу». Василий Резчиков и Афанасий Смирнов — московские рабочие, коммунист Василий Осин из Горьковской области, комсомолец Саффа Хасянов, Николай Шепеленко из Рыбинска, Белекбай Бекташев, Терекул Кагастеев, Токон Маметбаев — хлеборобы из Киргизии и другие бойцы уже не раз сходились с ненавистным врагом на поле боя. Более трети боевого охранения составляли коммунисты и комсомольцы. Здесь были представители шести национальностей страны.

Уже несколько дней 26 гвардейцев находились в боевом охранении. На всем фронте позиции они отрыли траншею, которую оборудовали площадками для пулеметов, ячейками для стрелков. Позиция позволяла обстреливать местность перед траншеей, а также вести огонь в тыл и сосредоточивать его на флангах.

Самозвоново фото Невель

У бойцов боевого охранения не раз бывал парторг батальона гвардии капитан В. П. Беляев и командир 5-й стрелковой роты гвардии капитан Н. 3. Ларин.

На рассвете 21-го октября, когда П. Б. Западнов и В. Я. Кузьмичев обходили воинов, наблюдатели Г. К. Прикрыв и В. В. Прохоров доложили, что ночью в расположении противника отмечалось передвижение солдат и оттуда доносился шум моторов. Этот шум слышали и сами офицеры со своего наблюдательного пункта.

— Противник что-то затевает, — сказал Западнов своим бойцам, — проверьте, все ли у вас готово для отражения вражеской атаки. Призываю всех к храбрости и упорству. Помните, на своих рубежах мы защищаем счастье нашей Родины!

…Утро 21-го октября было на диво тихим. И вдруг воздух наполнился зловещим шипением. На позицию гвардейцев обрушился огонь нескольких вражеских батарей. «Началось», — проговорил Кузьмичев, обращаясь к Западнову. Было 9 часов утра. Бойцы по команде своих командиров ушли в укрытия, только наблюдатели и расчеты дежурных огневых средств остались на своих боевых местах.

Два часа снаряды и мины перепахивали землю. Были разрушены траншеи, подожжены строения, что находились на высоте. Как только умолкла артиллерия, началась атака. К этому времени все бойцы заняли свои места на позиции.

Фашисты не думали встретить какое-либо сопротивление после столь внушительной огневой подготовки и поэтому шли во весь рост, нагло, самоуверенно.

Бойцы открыли огонь. Заговорили пулеметы Б. Бекташева, С. С. Хасянова и В. Н. Тимофеева, дробью застучали автоматы. Атакующая цепь фашистов заметалась, рассыпалась и залегла. Затем они стали продвигаться ползком. Бойцы пустили в ход гранаты. Противник вынужден был откатиться на исходные позиции.

Воспользовавшись относительным затишьем, парторг Л. И. Расторгуев накоротке собрал коммунистов и комсомольцев — П. Б. Западнова, В. И. Осина, А. Я. Смирнова, Т. Маметбаева, И. И. Чернецова, Д. С. Семенова, В. Я. Кузьмичева, С. С. Хасянова — и призвал показать личный пример отваги в бою. «Лучше помрем все до единого, но не пропустим врага в город!» — сказал парторг

Фашисты предприняли вторую атаку. Гвардейцы ни на шаг не отошли с позиции, дрались героически, готовые победить или умереть. При отражении этих атак Т. Маметбаев, В. В. Прохоров, В. Г. Резчиков уничтожили до 17 гитлеровцев, а Н. А. Саперов, С. С. Хасянов, И. К. Ширков — свыше 25.

Не успели бойцы перевязать раны, как снова началась артиллерийская подготовка, а затем атака гитлеровцев. Теперь уже в их боевых порядках были орудия, которые вели огонь прямой наводкой. С каждым часом защитников высоты становилось меньше. Вот уронил голову на руки стрелок Н. А. Саперов. Прижался к стенке окопа сержант Л. И. Расторгуев, плетью повисла его левая рука.

— Ничего, дружище, будем драться! — и, превозмогая боль, он продолжал стрелять из ПТР по двигающейся пушке одной рукой. Орудие было уничтожено, но вражеская пуля сразила мужественного воина, партийного вожака.

Гвардейцы продолжали сражаться с неослабевающей силой.

Не достигнув своей цели, противник и на этот раз вынужден был откатиться назад. Во втором часу дня наступило затишье. Бойцы собрались вокруг своего командира. Десять гвардейцев, сраженных вражеским огнем, лежали мертвыми. Более половины оставшихся в живых были ранены.

— Друзья, — обратился к бойцам Западнов, — хоть и мало нас осталось, но бой еще не закончен, и мы будем стоять до конца. Слышите шум в кустах? — он показал в сторону, откуда доносился шум моторов. — Там идет подготовка к новой атаке, на этот раз с танками. Нас не взяли немецкие солдаты, нас не возьмут и немецкие танки. Умрем, но не отступим!

Вскоре началась последняя в этот день артиллерийская канонада. Потом пошли танки противника. Ведя огонь из пушек и пулеметов, три танка «тигр» и штурмовое орудие «фердинанд» направились на высоту. За танками шли цепи пехоты.

Гвардейцы дали несколько очередей из пулеметов и автоматов. Пехота залегла, а танки и самоходно-артиллерийская установка продолжали двигаться. Перед самой траншеей «фердинанд» подбили бронебойщики гвардии красноармейцы И. Е. Ветохин и С. Н. Сычев. Спешившаяся прислуга самоходки была уничтожена меткими выстрелами автоматчика гвардии красноармейца Т. Маметбаева. В это время бронебойщики младший сержант В. И. Осин, рядовые И. Я. Жебель и С. А. Филиппов подожгли «тигр». Но другая машина продолжала двигаться на траншею, и, казалось, вот-вот раздавит храбрецов своими гусеницами.

Гвардейцы пропустили ее, пригнувшись в уцелевшей квартире, и снова открыли огонь. «Тигр», развернувшись, хотел было еще раз проутюжить траншею, но в это время П. Алибаев, С. А. Сычев и А. Я. Смирнов открыли по нему огонь из противотанковых ружей. Танк загорелся и замер на месте. Третий танк повернул обратно.

В пять часов вечера закончился этот неравный бой двадцати шести гвардейцев с батальоном пехоты противника, поддержанным танками. Победа осталась за гвардейцами. Они уничтожили два «тигра», два штурмовых орудия, несколько пулеметов и около 200 вражеских солдат и офицеров.

Западнов Невель

Вскоре на высоту пришел командир роты гвардии капитан Н. З. Ларин с пополнением, гвардии младший лейтенант Западнов доложил о выполнении боевой задачи. В живых из защитников высоты осталось семь человек. Все были ранены.

О подвиге двадцати шести гвардейцев узнали все воины фронта. Политотдел армии издал листовки, посвщенные их героическим делам, во многих подразделениях 3-й ударной армии их читали коллективно, обсуждали на партийных и комсомольских собраниях. Воины давали клятву в новых боях следовать примеру 26 героев-гвардейцев.

Почти все участники этого боя были награждены правительственными наградами. Ордена Красного Знамени были удостоены: пулеметчик гвардии красноармеец Бекташев Белекбай, командир стрелкового взвода гвардии младший лейтенант Западнов Павел Борисович, командир взвода роты противотанковых ружей полка гвардии старший лейтенант Кузьмичев Виктор Яковлевич, стрелок гвардии красноармеец Кагастеев Терекул, автоматчик гвардии красноармеец Маметбаев Токон, автоматчик гвардии красноармеец Прикрыв Григорий Константинович, стрелок гвардии красноармеец Прохоров Виктор Васильевич, стрелок гвардии красноармеец Резчиков Василий Григорьевич, пулеметчик гвардии красноармеец Хасянов Саффа Салахович, стрелок гвардии красноармеец Шарков Иван Корнеевич, автоматчик гвардии красноармеец Шепеленко Николай Васильевич. Орденом Отечественной войны I степени были награждены посмертно бронебойщики: гвардии красноармейцы Ветохин Иван Егорович, Жебель Иван Яковлевич, гвардии младший сержант Осин Василий Иванович, гвардии сержант Расторгуев Леонид Иванович, гвардии красноармейцы Саперов Николай Андреевич, Семенов Данил Семенович, Смирнов Афанасий Яковлевич, Сычев Сергей Николаевич и Филиппов Сергей Андреевич

Из наградного листа гвардии мл. лейтенанта П. Б. Западнова:

«Противник с целью обратного захвата города Невель, сосредоточив перед участником обороны 59 гвардейского стрелкового полка: 2 пехотных, 1 танковую дивизию и 17 арт. батарей — 21 октября 43 г. в 9—00, после ожесточенной артиллерийской подготовки, выпустив 6000 снарядов и 8000 мин, предпринял наступление на наш передний край обороны, с направлением главного удара на д. Самозвоново в составе до 600 солдат и офицеров при поддержке 10 танков.

Почетная задача остановить противника пала с честью на долю группы боевого охранения в составе 26 гвардейцев под командованием гв. мл. лейтенанта Западнова, награжденного за участие в боях за город Невель орденом «Красная Звезда», который своим мужеством и решимостью вдохновил бойцов на беспощадное уничтожение наступающего врага.

Первые три атаки немцев, одна за другой, несмотря на ожесточенный минометный и пулеметный огонь, были успешно отбиты, и немцы, потеряв до 100 человек убитыми, были остановлены и отброшены назад.

Противник, видя успехи обороняющейся группы, пустил на ее траншеи 3 тяжелых танка типа «Тигр» и самоходную пушку «Фердинанд», но последняя была тут же подбита и остановилась, а «Тигры» продолжая двигаться вели бешеный огонь, но не доходя до окопов возвращались, и когда в третий раз повторив свою «психическую» атаку, 3 танка подошли вплотную к окопам и начали уничтожать их, в которых находилась группа Западнова. Мужественный офицер товарищ Западнов, немедленно организовал залповый огонь по танкам, в результате которого один танк был подбит, а 2 других, отстреливаясь, обратились в бегство.

Уничтожая и перемалывая живую силу и технику врага, — ряды товарища Западнова редели, и он к моменту напряженных схваток с врагом оказался лишь с шестью бойцами.

Волевой и решительный офицер — герой Западнов, в неравном бою, в течение 9 часов, оказавшись отрезанным от основных сил, при отсутствии какой-либо связи, отбил 6 контратак, уничтожил свыше 200 солдат и офицеров, подбил один танк, одну самоходную пушку и три пулемета, а сам лично уничтожил более 50 гитлеровцев и один пулемет.

Непоколебимая стойкость, вера в победу и личный героизм товарища Западнова сорвал коварный замысел врага.

Достоин присвоения звания — «Герой Советского Союза»».

Подвигу гвардейцев поэт Невельщины Г. Н. Синицкий посвятил стихотворение

Разъезд Самозвоново

У рощи зеленой находится холм,

Привычный пейзаж для деревни.

Идут сюда люди и дети из школ,

Весь склон утопает в сирени.

Здесь тихое место, простой обелиск,

Могила погибших героев,

Два взвода гвардейцев, стрелковых войск,

Сюда не пустили злодеев.

Дорога на Невель и на Ленинград,

Осталась закрыта фашистам,

История знает не много преград,

Не взятых нахальным нацистом.

Осеннее утро, туман на версту,

Все ближе разрывы снарядов,

Но горстка бойцов, держа высоту,

Осталась сражаться с армадой.

По Русской земле, сея смерть за собой,

Идут батальоны вандалов,

«Ни шагу назад!» — наши приняли бой,

Герои — достойные Славы!

Четыре атаки отбили стрелки,

На пятой пошли на них танки,

И метко бросали гранаты они,

Разя нападавших порядки.

Отважно сражались Отчизны сыны,

Сомкнув поредевшие фланги,

Две сотни врагов, там могилу нашли,

Пылали подбитые танки.

И вот все затихло, окончился бой,

Их было всего двадцать шесть,

И верится мне, что «Вечный огонь»,

Зажжется пылая в их честь.

Пусть время идет и проходят года,

И жизнь начинается заново,

Но подвиг гвардейцев мы помним всегда,

Разъезд у села Самозвоново…